Химия Любви

Размер шрифта: - +

Глава пятнадцатая. Вторая волна

15 Вторая волна

 

Пятый день я здесь, в Дубках, в доме за высоким забором. Я проснулась и – никого нет. Папа и «А» − на работе. Проснуться одной во всём доме – это мечта. Мама не будит, не даёт утренние наставления и указания, не выкладывает на прозрачное китайское блюдечко немецкие поливитамины.

Вроде бы я пришла в себя, озноба, как вчера, нет, нервной трясучки тоже. Горло немного болит. Есть не хочется. Дом шикарный, из брёвен. Усадьба, настоящая усадьба! Как договаривались, я отзвонила «А», сообщила, что проснулась. Я поднялась на второй этаж и потихоньку стала смотреть в окно. Я размышляла: где здесь камеры видеонаблюдения, есть ли они на втором этаже? Наверное, есть. Сколько их?..

Со второго этажа видно, что у кого на участке. С самого дальнего квадрата земли убирают забор и между дубов растяжку вешают: «Участок продаётся». Надо у папы спросить, сколько же здесь земля стоит, в этих Дубках. Дорога грязная, с глубокими колеями как на высоковольтной линии – грузовики разбили. Тут была приличная дорога ещё год назад. На дороге, со стороны лесных дач, показалась девочка-самбистка. Я не видела её с того лета. Она стала совсем взрослая. Мы давно самбистку и её бабушку знаем.

 

В тот год (тогда ещё в августе смог всё сжёг) в июне мы с мамой поляны с ландышами решили навестить. Нам были нужны цветы для сердечной настойки. Ну и подзарядиться энергией решили от берёз. Учебный год перед девятым дался мне тяжело. Детское первенство России по бальным танцам, Пропана Ивановна три раза в неделю и по пять задач на дом. На подзарядку нужен настрой. Одиночество и концентрация. Идём с мамой, а на высоковольтной, на лугу, под проводами– две фигуры кверху попами землянику собирают. На полях − земляные рыжие муравьи! Какая уж тут концентрация. Муравьи в июне злые. Я травы только в июле начинаю собирать, да и то покусанная часто. Но я-то сорву, и в другое место перейду. А эти − самоубийцы. Молодая и старая. На одном же месте! Пожилая разгибаться стала. Сморщенная, поджарая как борзые собаки. Бабуля прохрипела: нет ли у нас воды. У нас всегда есть вода. Родниковая ледяная − в термосе, и святая из кремля − в бутылке. Мама полила бабушке на голову из бутылки − бабушка надела красную пилотку. Мама ей и на пилотку полила, таблетку от сердца дала, нитроглицерин, и ледяной воды из термоса − запить.

Мама без «аптечки» на улицу не выходит. Однажды мы с мамой были в магазине, и молодому парню стало плохо. Продавцы вызвали «скорую». Мама пульс посчитала − пульс падал. Мама − нашатырь под нос – парень очнулся, и мама его спрашивает: что? А он на живот показывает. Мама футболку на нём задрала – живот весь синий. Мама тут же крикнула в магазине, чтобы сахара дали кусочек. Дали конфету-сосалку, положили ему под язык. Парень ожил чуть-чуть, тут и «скорая» подоспела, вколола инсулин. У мамы в «аптечке» есть ампула с инсулином. Но мама осторожничает: инсулины разные, а она − не врач. На «скорой»-то сразу разобрались. Мама всегда, когда кладёт в сумку аптечку, говорит:

− Я спаситель.

Не «спасАтель», а «спасИтель».

Спаситель или спасатель, а легла сейчас в профилакторий на реабилитацию. Скисла мама из-за меня.

 

Мама всегда волнуется за пожилых, очень их жалеет, особенно если они работают, вниз головой-кверху попой. Это у мамы с казанских времён осталось, когда она, ещё до реанимации, в училище практику проходила в доме престарелых.

Мы проводили земляничных собирательниц. Они живут на лесных дачах, рядом с садовым товариществом. Познакомились. Внучка эта, самбистка − плотная, сильная− всё больше мычала, выдавливала из себя ответы. У неё руки сильные такие, даже небольшие бицепсы. Может, она тяжёлой атлетикой занимается? Мама поэтому её самбисткой и прозвала.

Оказалось, что землянику они собирали на продажу. Мама обрадовалась и уверила, что всю землянику у них купит. Бабуля тут же отошла от криза, ещё больше мамы обрадовалась, сменила красную пилотку на красную панаму и, узнав о том, что мы травницы, пообещала показать мятное место в Дубках, которое «задаром пропадает». Девочка-самбистка опять буркнула что-то недовольное, взяла топор и пошла рубить дрова.

  • с мамой часто стали к этой «красной» бабуле приходить и подружились с ней. У неё экологически чистая картошка, и морковка, и свёкла, и клубника. Бабуля добавляет конечно удобрений. И почему-то называет фосфаты «органикой», что есть грубая ошибка. Но люди − не химики, они путают элементы и природные вещества, они не понимают, что многие органические элементы – сплошная «химия» и, наоборот, многие неорганические элементы – натуральные.

Красная бабуля ходит по Семенному, торгует овощами, ягодами, соленьями и маринадами, а по воскресениям стоит на спонтанном рынке у водонапорных цистерн при входе в садовое товарищество. Целые торговые ряды. Все торгуют всем, даже нитратными арбузами. Там ещё надпись на щите, прибитом к дубу: «Друзья природы». Мы с мамой специально в воскресение приезжать к дачам стали.

Красная бабуля, пока к мятному месту вела, всё рассказала, про все участки и дома, но без сплетен – просто информация: у кого собака злая, у кого генератор и днём и ночью шумит... Полевая мята росла в десяти метрах от дороги. Мы её тут же и собрали в огромные пуки. Дику мяту мы частично собираем до цветения. И добавляем в успокоительные сборы. До цветения мята не напиталась ещё вкусом, в сухом виде горчит, но не сильно. А успокаивает хорошо. Просто вырубает, если заварить не настаивая. Это конечно же дело вкуса. Травники (книжки, а не люди) советуют сбор в период цветения. Это очень важный нюанс. На самом деле всё зависит от травника(человека, не книжки), от его интуиции и опыта. Каждое лето – уникально. Соотношение солнце-дождь, ночная температура, даже ветер и безветрие – всё влияет на вкус и состав травы. Лечебные травы будут употреблять через «не хочу-не могу». Травяной чай должен приносить наслаждение.



Рахиль Гуревич

Отредактировано: 15.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: