Химия Любви

Размер шрифта: - +

Глава двадцать пятая. Чёрный день

25 Чёрный день

 

24 декабря 2003 года случился чёрный день в моей жизни. После первого урока, не обращая внимания на окрики Мумии, я выбежала из класса. Кричала Мумия на Злату, я поэтому и рванула из класса, чтобы побыть с Дэном «наедине», без Златы. Дэн уже стоял в коридоре один – ждал свою «пару», за Дэном − Алиева Фидан, с которой я часто стояла второй. Я взяла Дэна за руку, Фидан отнеслась к этому спокойно – значит, она будет со Златой стоять. Но Злата не шла – из класса по-прежнему слышались крики Евгении Станиславовны, никто больше не нёсся в коридор занять место в первых парах. Фидан сбегала к двери:

− Злата с Максом опять дерутся. Мумия их растаскивает, ой… − Фидан отпрянула от двери: − Мумия всех рассаживает… Пойдём в класс?

− Нет! Мы сегодня – первая пара, − крикнула я.

И мы с Дэном остались в коридоре. Стояли и молчали. Время для меня перестало существовать – так кажется пишут в романах.

− Первые – горелые, вторые – золотые, − Макс выбежал из класса. – Уфф! Вырвался. Мы с Дэном – золотые. Да, Дэн? А! Ты с Ряской? Жених и невеста!

Но тут вышли Злата, закрывая ладонью глаз, а за ней − Фидан:

− Мы с Дэном – золотые! – крикнула Злата.

− Тогда я с Фидан, − крикнул Макс.

Дэн отпустил мою руку и протянул руку Злате, Макс оттолкнул меня и встал с Фидан. Евгения Станиславовна всё не шла. Да и никто больше не шёл. Я готова была разреветься… Опять я одна! Опять все против меня?! Против меня. Я быстро размышляла как быть, и – оттолкнула Макса, встала с Фидан.

− Иди в хвост, к Чопорову своему − сказала я.

Макс заржал:

− К своему, га-га, в хвост, га-га…

Евгения Станиславовна всё не шла…

− Да и пожалуйста, − ухмыльнулся Макс, и отошёл.

− Влезла всё-таки, − обернулась на меня Злата, и я увидела, что у Златы – что-то красно-синее под глазом.

−Почему влезла? Они всегда с Фидан стояли вторыми, − сказал Дэн.

− Вообще-то… − чуть не плача замямлила я. − Мы с Дэном всегда стояли первые, пока ты, Злата, не привязалась к нему со своей костяной рукой…

− Ага, ага, − ничуть не обиделась Злата. – А теперь у меня будет костяной глаз. – И Злата страшно растопырила на меня свои прозрачные тонкие руки.

− Злата не привязывалась ко мне, ты же видишь – у неё глаз, − сказал Дэн.

− Угу, угу, глаз, костяной глаз, − хитро улыбалась Злата.

− Угу, угу, рука, − передразнила я и зло добавила: − Первые – горелые, вторые – золотые.

А что мне оставалось делать? Только дразниться. Свести всё в шутку – так учил меня папа.

− Ага-ага. Дэн! – Злата обернулась, и я увидела, что фингал у Златы синеет буквально на глазах.

− Злата! Гла-аз! – закричала я. – Иди в медпункт.

− Дэн! Скажи им, что мы не горелые! А то я не пойду к врачу,—заканючила Злата.

− Первых люди уважают… − сказал Дэн.

− Заткнись! – крикнула я.

− а вторых в тюрьму сажают, третьим золото дают, а четвёртых…

Дэн не договорил. Не успел. Я напала на него, применив отработанный приём кулак-колено-плечо. Я дала ему одновременно коленом под коленную чашечку и кулаком в скулу, на мгновение позже сильно толкнула в плечо. Дэн вылупился на меня – он был в шоке от сотрясения, боли, он был потрясён от неожиданности.

Я выдохнула, я сама испугалась того, что сделала. Злата испуганно отшатнулась. Я уже хотела извиниться перед Дэном.

Вдруг Дэн вмазал мне в подбородок. Я пропустила удар, я была уверена, что он не ответит. Ведь мы любили друг друга! Я отвыкла от ответных ударов – в классе меня давно никто не трогал.

Этим летом папа занимался со мной раз в неделю...

И я заревела в голос! От обиды! И от боли! И от того, что Дэн со Златой! Я возненавидела Дэна. Тут на мой крик вышла Евгения Станиславовна и за ней все остальные. Позже я узнала, что Мумия проводила воспитательную беседу с христианским уклоном о недопустимости драк. Макса и Злату отправили к врачу. Фидан настоятельно было рекомендовано выйти. Она же была мусульманкой и, выходя из школы, надевала платок или как у них это называется − забыла. Фидан и со мной стояла в паре, потому что не знала, что я, татарка наполовину, крещёная – я не носила нательный крест.

− Что Арина? – занервничала Мумия.

− Меня Дэн ударил!

− Денис Белялов! Что произошло?

Все молчали и Дэн тоже.

− Я спрашиваю: что произошло?

− Она меня ударила в щёку, − сказал Дэн и показал на красную скулу.

− Это правда? – спросила Евгения Станиславовна.

− Правда, − закричала Злата.

− А ты молчи, Змеевцева! Почему ещё здесь! Посмотри на себя, мексиканский карнавал! Марш к медсестре. Монахов! Оглох? Почему не отвёл Змеевцеву в медпункт?! Обязательно скажи врачу, что это ты её так избил! Матерей ваших видеть не хочу. Выгоним из школы и тебя Монахов, и тебя Змеевцева – так и передайте.

Злата и Макс ушли.

− Алиева! Фидан! – сказала Евгения Станиславовна. – Арина била Дениса?

− Нет, − уверенно сказал Фидан. – Арина его толкнула, а он её по лицу ударил.

Я смотрела в пол.

− Зачем ты её ударил?

Дэн рассказал о первых горелых и вторых, которых сажают в тюрьму.



Рахиль Гуревич

Отредактировано: 15.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: