Химия Любви

Размер шрифта: - +

Глава тридцать первая. Чопоров

31. Чопоров

 

… Илька стал ходить со мной в школу пораньше, к восьми. Придёт и сядет на банкетку, и пялится на входную дверь. Я не понимала зачем. Злата подбегала ко мне и жужжала:

− Твой брат Дэна пасёт. Везде за ним ходит. Скажи, чтобы отстал, а то вообще убьём тебя.

Я ушла в класс, ничего не ответив Злате. Родители, которые приводили своих детей в школу, с интересом смотрели на меня.

Дома я попросила Ильку, чтобы он отстал, не сидел внизу по утрам, а Илька ответил, что это не моё дело.

Дэн шарахался от меня в школе. Евгения Станиславовна по-прежнему была осторожна со мной, и Дэна стала хвалить больше, чем обычно. И вдруг приказала Злате пересесть к нему. А Макса предупредила:

− Держись от Златы подальше, Отелло.

− Я – человек-паук, − ответил Макс. – А не этот ваш гастелло.

И Макс стал общаться с Фидан. Теперь перед завтраком в коридоре пары стояли так. Злата и Дэн, Макс и Фидан… Первый блин горелый, второй золотой – им очень нравилось. А Злата говорила, закатывая глаза:

− И точно горелый. Сгорел Дениска, совсем угорел от любви ко мне…

Я злилась. Ещё и потому, что за моей спиной шептались и хихикали. На уроке мне в спину летели шарики из бумажек, а иногда и попрыгунчики, ещё и лизуны, недавно вошедшие в моду… Первый раз увидев лизуна, Евгения Станиславовна вскрикнула. А лизуны всегда оказывались на моей парте, и Мумия всегда ругали меня. Мне было нехорошо. Эти склизкие фигуры в виде насекомых, змей и всего на свете, как настоящие. Ужас. Я их сама боялась. А меня ещё ругали. Но я молчала. Я не говорила об этом ни Ильке, ни, тем более, маме.

Однажды Чопоров не выдержал:

− Евгения Станиславовна! Это Арине подкидывают лизунов!

− Кто? Кто подкидывает Арине лизунов? − прогремела Мумия.

Чопоров молчал. На перемене я подошла к нему и сказала:

− Давай всегда с тобой в паре перед завтраком стоять. И на музыку когда пойдём тоже.

И теперь я стояла с Чопоровым третьей парой, иногда четвёртой. Но каждый день я пыталась встать с ним первой парой. Злата и Макс не пускали меня, били исподтишка. Я больно била их в ответ, они ещё подлее били меня сзади, под коленки. Дэн молчал. А Фидан кричала:

− Евгения Станиславовна! Арина опять дерётся!

Евгения Станиславовна выходила и приказывала нам с Чопоровым вставать последними.

 

− Пригласите Чопорова на танцы, − сказал как-то вечером папа.

− На какие танцы? – переспросила мама. – Она считала мне в ложечку укрепляющие капли, настоянные на смеси корешков, которую мама держала от меня в секрете.

− На ваши танцы. У Арины сбежал партнёр. Вы говорили…

− Ничего он не сбежал. Мы сами… заболели…− сказала мама.

− Костик бросил меня, потому что узнал про драку в моей школе.

− Ну и что?

− Он боится меня.

− Хорошо. Пусть боится, − сказал папа. – Боится и правильно делает. Чопоров тебя не боится?

− Фу! Чопоров. Я не буду с ним.

− Почему? У тебя теперь есть только танцы. Столько сил потрачено. И костюмы, и мама тебя готова возить на выступления…

− На выступления только пары, − вздохнула мама и впихнула меня лекарство. – Сольники[1] не ездят.

− Значит: нам нужен партнёр, − сказал твёрдо папа.

− Он неповоротливый, Геночка. Зачем он нужен Арише? Пусть соло танцует как остальные девочки.

Впервые я услышала от мамы – «как все», «как остальные». До этого мне говорили, что ты – это отдельно от всех, потому что у нас − ПАПА. Странно… мама всегда гордилась должностью папы, говорила о нём. О своей работе мама говорила мало. Теперь я знаю почему, я об этом выше писала: некоторые растительные компоненты, которые мы собирали, официально не являлись лекарственными. Они считались ядовитыми. Когда я вижу нарисованный ландыш на коробке конфет под названием «Мелодия любви» – мне смешно. Я даже Пропане Ивановне носила эту коробку. Попробовали бы они добавить плоды ландыша в конфеты. Было бы не до мелодии и тем более – не до любви…

 

− Но «сольники» не ездят на соревнования по спортивным танцам. Ты сама сказала, − продолжал убеждать маму папа.

− Ну и что, − сопротивлялась мама. − Будет выступать на праздниках, как все. В ДК «Октябрь»

− Ага, ага, − передразнил Илька. – В «Октябре», во Дворце Спорта, в кинотеатре «Игла»…

Мама очень расстроилась, что мы потеряли Костика, она понимала, что это безвозвратно, и теперь убеждала прежде всего себя, что танцевать соло тоже нормально. Но всё же мама послушалась папу и поговорила с бабушкой Чопорова. Семья Чопровых, поразмышляв два дня или три, вдруг согласились. Под презрительные взгляды Костика я встала в пару с Чопоровым.

− Платите им? – спросил меня Костик, имея ввиду, что партнёр купленный.

− Нет. Они сами платят за свои занятия, − ответила я. – И уже фрак сами заказали.

Костик сделал такое презрительное уничтожающее лицо и сказал:

− А девочка из первой школы − это ты. Там твою маму твой папа отмазал, а брату твоему бОшку всёравно пробили.

− Ой-ой, − ответила я. – Можно подумать ты это только сегодня узнал.

 

− Самое важное сейчас, − сказала мне мама. – Не ругаться на мальчика.

− Да какой он мальчик. Он жирный его все дразнят. Он потеет и пот катится по его роже − бесилась я.



Рахиль Гуревич

Отредактировано: 15.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: