Химия Любви

Размер шрифта: - +

Глава сорок первая. Поездка во Владимир

41 Поездка во Владимир

 

Коттедж Макса и его родителей был в полном нашем распоряжении. Все смеси упакованы и расфасованы, весь мусор из комнаты, где сушились растения, которые из-за контроля мамы ни в коем случае не могли сушиться у нас на складе, выметен. У всех было приподнятое настроение. Макс накупил чипсов и колы.

− Один дяденька восемь лет пил колу и умер, − смеялся он над моими прошлыми лекциями, как обычно, когда ставил колу на стол…

Но тут Макс поставил и минералку, и орешки: фундук и грецкие

− Мозг, мой мозг, − смеялся Макс, положив себе на голову пакет орехов.

Дэн стриг косилкой газон. Он только со мной мог сидеть без дела. Даже, когда у него бывали Макс и Злата, он всё равно сидел и делал уроки.

Злата молчала. На открытой террасе рядом со столом она качалась на кресле. Колено Злату почти не беспокоило. Злата считала, что она проколила его на солнце, что это солнечные витамины счастья группы Д помогли её колену.

− Я чеховская героиня, − говорила Злата, сгибая раскачиваясь только здоровую ногу. – Корнелий Сергеевич всегда так обо мне говорит.

 

Я смотрела на Злату и думала: удивительно, как Злата везде успевала. И школа, и работа во Дворце Спорта, и тренировки, и театр, и конечно парикмахерская. Злата теперь постоянно подравнивала мне волосы ступенями, да и мама стала захаживать в Старую парикмахерскую. Злате она не позволяла себя трогать, а мама Златы всегда теперь стригла мою маму… Конечно, Злата не делала уроки, училась хуже всех, но она и не собиралась после школы нигде учиться. Она говорила, что учиться парикмахерскому делу надо «у кресла» и минимум пять лет. Я вдруг подумала, что Злата тоже загружает себя по максимуму – лишь бы не думать… Ведь Костик в армии, а Макс у неё − больше по привычке, по старой памяти. Она иногда так садилась и так глазела, что становилось не по себе… Я до сих пор помнила её депрессивный психоз перед первыми соревнованиями...

 

В День Защиты детей выступали Златины маленькие подопечные. Во Владимире проходил фестиваль фитнеса. И Злата очень переживала. Для её малышей администрация города заказала автобус. Во Дворце Спорта детский фитнес только-только начинал развиваться. Толстые тётки всегда ходили заниматься и бегать по искусственной дорожке, но дети… До последнего времени детей в Мирошеве было, прямо скажем, немного. Но жилищное строительство всё изменило.

Всё чаще во Дворце Спорта стали происходить скандалы родителей и тренеров гимнастики и акробатики. Родители были в претензии, что у детей травмы, что дети устают, что на детей кричат, в общем, как говорил мой папа, кончилось время подчинения, наступило время «челяди, возомнившей себя узурпатором». Не сразу, но до руководство Дворца Спорта дошло, что надо готовить не только гимнастов областного значения, но и найти занятие тем, кто был имел гимнастические данные, но не имел спортивного характера. То есть требовалось что-то спортивное, но не травматичное, и массовое. Злата ездила на соревнования повсюду и много рассказывала о чарлидинге, спортивной аэробике и ритмике. Она, через своего тренера, и предложила такие группы. Выбрали спортивную аэробику, посчитав её ближе всех к гимнастике.

Спортивная аэробика складывается из обязательного набора элементов, гимнастических упражнений и танцевальных вариаций. Злата и стала ходить в ДК «Октябрь» за танцевальными элементами, и на свою голову присмотрела Костика. Костик сильно изменился. Он не сплетничал как в детстве, вёл себя высокомерно, на занятиях и вообще во ДК общался только с Чопровым. Со мной после той драки в детстве – ни разу ни слова. Как к пустому месту.

И вот – автобус заказан. Злата уговорила меня пропустить занятие у репетитора и съездить с ней на фестиваль. Она наотрез отказалась брать нервных мамашек, уверив, что её подруга, «дочка прокурора» не допустит «никакого криминала». Злата на тех тренировках, которые я наблюдала, жёстко обращалась с детьми. Но они не обижались, они её боготворили, они были в неё влюблены. Злата постоянно размышляла над танцем, над элементами и композицией. Тогда у неё становился отсутствующий взгляд.

И вот на фестивале у неё случилась истерика. Злата привыкла побеждать. И в общем-то правильно. Она всё своё детство была настроена на победу, иначе бы она и не добилась призовых мест на региональных соревнованиях и права отобраться в сборную страны. Для девочки из песочницы, тренирующейся у обычного, как и она сама, кмс-тренера это было достижением небывалым. Милославские мальчики ещё пробивались в регион, девочки-юниорки до Златы – никогда.

С детишками Злата поставила два танца, чтобы уж наверняка привезти мирошевцам призовое место. Один танец был в категории «спортивная аэробика», а другой – в категории «ритмика». Узнав, что Злата едет и есть места в автобусе, наш Эльвир Михайлович тоже подал заявку на фестиваль в категории «ритмика». Эльвир Михайлович собрал команду желающих старшеклассников, за два месяца поставил композицию что-то вроде «делай-раз, делай-два». Злата была раздражена: Макс ехал в команде Эльвира Михайловича. В автобусе Злата строго настрого запретила гоготать и нервировать «её» детей, чтобы не испортить им настрой. Макса, «чтобы заткнулся и не гоготал», Злата отдубасила своей палкой. Эльвир Михайлович, по-моему, обиделся за нашу «гимназическую» команду. Я всегда думала, что Злата не нервничает. Она всегда вела себя агрессивно, не переживала, если кого-то била или обзывала. Она совсем не переживала в детстве, когда Макс сломал ей руку. Злате было на всё наплевать. И тут такой психоз! Её окрики в автобусе и предупреждения наоборот выбивали детей из спокойного состояния. Не взять ни одну маму для помощи! А дети-то 5-6-летние. Злата об этом предупредила сразу, были родители, которые решили не участвовать по этой причине, но большинство согласилось. Я не могла понять: зачем? Почему нельзя было взять мам, но надо было заставлять меня ехать с ней?



Рахиль Гуревич

Отредактировано: 15.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: