Химия Любви

Размер шрифта: - +

Эпилог

Эпилог

 

«Мало-помалу у неё создалась

сладостная привычка писать

почти каждый день».

 

Стендаль «Красное и чёрное».

 

 

«Илька привет! Я написала тебе по электронке, но дублирую обычной почтой. Понимаешь… я не сдавала экзамены в июне и жила у папы в коттедже. Ну я тебе писала, он развёлся с мамой и живёт с Алевтиной, сотрудницей их, в Дубках на нашем с мамой мятном месте, о котором ты не знаешь. И вот пока я была в его доме, они почистили мой комп, лазили по ящику. Я помню, ты мне присылал письма на ящик, прежде чем у меня вырубили интернет. Мне на мобильник приходили сообщения. Но письма я не читала. Их потом не стало. Они до сих пор, я уверена, читают мой ящик. Я сменила пароль. Но ты же знаешь – это ерунда для папы. Пароль!

Не волнуйся. У нас всё нормально.

Мы с мамой в Казани. У бабушки нашей любимейшей Сании. Ты не представляешь как она обрадовалась. Ради меня снова стала говорить по-русски. Мы с мамой выписались из Мирошева и зарегились в Казани.

Я не сдала ЕГЭ в школе, ну там… у меня было депрессивное состояние. Я там, в классе, умудрилась влюбиться, ты и так понял, я тебе в мае писала, а кончилось это всё плоховато. Папа, хоть с мамой развёлся, но очень о нас заботится. Он позвонил своему другу. Ты должен его помнить. Он был свидетелем на свадьбе мамы и папы. Тебе же тогда шесть лет было. Так вот. Папин друг, начальник в Казани. В полиции, понятно. Это карма. И он договорился с какой-то школой. Казанская школа выслала мне открепительное письмо, что я в неё перевожусь, а наша первая гимназия выдала тогда документы с моей успеваемостью в течение года и годовыми отметками. Ещё папа взял медицинские справки, начиная с конца мая. Это были честные справки, хоть и задним числом. Я и правда была не здорова. У папы на даче вообще слегла. Мне сделали Манту, на дачу привозили медсестру и «пуговка» положительной оказалась: 11 мм! Я так перепугалась. Меня отвезли в диспансер. Но никакого туберкулёза у меня не нашли. Двустороння пневмония, представляешь. Я простыла одной сырой ночью. Я одну ночь не ночевала дома – так получилось. Случайно, я не хотела… Продуло что ли меня в ту ночь? В общем, справок было много и разных. Мама тоже была больна, она весь июнь пролечилась в профилактории, ну ты знаешь этот профилакторий рядом с детским лагерем «Дзержинец».

Мы в Казани – навсегда. Мама передала свой бизнес тёте Лене, сделала её ио[1]. Не знаю, сколько фирма без мамы просуществует. Но у мамы в Башенной аптеке хорошие фармацевты, и на упаковке и просушке были работящие женщины. А вот сбор… Одна надежда на Макса. Он всё-таки может тётю Лену проконсультировать. Мама решила руководить ими на расстоянии, по скайпу. Мама тут в Казани с папиным другом, которыйбыл у них свидетелем на свадьбе. Ну, ты его должен помнить. Он нам во всём помогает. Он ни разу не был женат и тако-ой старый. Он говорит: у них в Казани чёрти что творилось. Он был уверен, что его мента поганого , пристрелят и не женился, чтобы семьёй не рисковать. Тут бандитизм был жуткий. Группировки. Казанская группировка – слышал, наверное? Но конечно папин друг маму уверяет, что он всегда надеялся, что она вернётся на родину. Просто у татар это в крови – кочевать, − он так и говорит, и маме, и мне. А маме уже предложение сделал, прикинь? Так что мама размышляет, и уже спрашивала врачей: можно ли ребёнка родить. Врачи сказали, что в 47 лет рисков много.

Тут заводы. Экология так себе. Но у бабушки в пригороде отлично просто. Я учусь на химическом в Казанском Университете. Я сдала ЕГЭ во вторую волну. Ну конечно это всё тяжело пробивалось папиным другом. Но формально – я болела, и честная справка из туберкулёзного диспансера была, и честная справка из больнички нашей, что меня прокапали, жаль, что я с пневмонией в больничку не легла, но папа справку о пневмонии из диспансера предоставил. Выписку флюорографии. И мне разрешили сдать во вторую волну, допустили до экзамена. Много было возни, короче, с этими бумажками. Это конечно всё из-за того, что связи везде у папиного друга. Нормально ЕГЭ сдала. Русский – 70, химия – 81, математика – 65. По математике мало, странно, подзабыла математику, пока болела. Неправильно ответила на тест о прогрессиях. Я спалилась на ерунде. Плохо, что мой ящик читают – я это чувствую. Но ничего не поделаешь. У папы в доме вообще камеры везде.

Мне пишет Чопоров. Помнишь: я с толстым таким пацаном танцевала? Его письма по электронке доходят. Может, и твой ответ дойдёт? Чопоров пишет, что поступил в МИФИ, что занимается регби. Пишет, что когда они ездили на товарищеский матч в Бауманский, он встретил там Дэна. Нет. Дэн ни в какое регби не играл, он был среди болельщиков. Чопоров написал, что Дэн интересовался: как я и что. Чопоров написал ещё, что Дэн переживал, что так серьёзно готовился. В МГУ Дэн на внутреннем экзамене физфака срезался, на мехмат не пошёл… Сказал: там тяжело. А в Бауманский проходной был – 235, потому что детей нашего года рождения мало и ВУЗы вообще не забиты. И Дэн теперь жалеет: он 235 ведь с закрытыми глазами набирал. Дэн переживает, что так самоотверженно учился, плюнув на меня. Но я ответила Чопорову, что для Дэна я – никак и никто, и не люблю его больше.

Ещё мама мне сказала: Злата замуж вышла. Ну ты помнишь: туши свет-бросай гранату. Не поверишь за кого. За моего первого партнёра по танцам − Костика. За Златой ещё Макс ухаживал. Но Макс в Москве в Тимирязевской Академии. Тоже на бюджет поступил, представляешь? Хотя он с пятью репетиторами занимался, но такой был ленивый… Совсем там мало баллов надо было. На ветеринарный, представляешь? Я не замечала, что он животных любил. Он только о пчёлах говорил, и то редко. Ждём тебя домой. То есть к нам в Казань. Приезжай! Мама будет рада. И бабушка. Папа уверяет, что тебе в армии нормально живётся. «В Подмосковье одни блатные служат», − так папа сказал. Знаешь… Мне кажется плохо, что папа так нам помогал. И тебя устроил в Подмосковье служить. Вот Костик отслужил же где-то далеко и всё нормально. И твой бывший друг Димон отслужил. Но конечно хорошо, что папа тебя вообще не отмазал, и ты всё-таки не бегал от призыва. Из-за папы и мне всё какие-то поблажки были в школе, и все ко мне по-особенному относились. Это плохо. Уж думала в Казани обойдусь без этого, а тут – папин друг и эта путаница с несданным вовремя ЕГЭ.



Рахиль Гуревич

Отредактировано: 15.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: