Хирургический роман

Размер шрифта: - +

Глава 7

– Ну и как тебе выступление нашего заведующего на консилиуме? – с издевкой спросил Джанкарло. – Какие планы?

– Завтра я лечу в Рим, – ответил Франко рассеяно.

– А для кого эта роза? – полюбопытствовала Нунция, кивнув на цветок, лежащий на его столе.

– У Мариэллы сегодня день рождения, – угрюмо ответил Франко.

Последние дни он старался при друзьях вообще не произносить ее имя, помня, каким нелестным эпитетом наградил девушку Джанкарло. С Мариэллой Франко почти не виделся и даже не перезванивался. После того неприятного телефонного разговора они, надувшись друг на друга, несколько дней не общались. Но в те редкие минуты, когда голова Франко не была занята работой, его мысли возвращались к Мариэлле. Сначала он злился на нее, потом ревновал, а потом вдруг понял, что скучает и не может просто так выкинуть ее из своих мыслей и из своего сердца, и даже принялся упрекать себя за эгоизм и необоснованную ревность. День рождения казался ему прекрасным поводом помириться, поужинать вместе, поговорить по душам и по завершении отметить перемирие горячей ночью.

– Я почему-то думал, что вы расстались… – прокомментировал Джанкарло, невинно приподняв бровь. Нунция ничего не сказала, молчаливо усевшись за стол и взяв папку с бумагами.

– С чего это мы должны были расстаться? – одарил его Франко тяжелым взглядом.

– Просто подумалось… Слушай, Франко, раз у вас намечается вечеринка, может, поспрашиваешь у нее про Сантини? – решил Джанкарло сменить тему.

– Знаешь, мне не сильно хочется использовать отношения в корыстных целях. И подставлять ее мне тоже не хочется, – нервно возразил Франко. – Обойдемся своими силами, а?

– Я не предлагаю тебе говорить гадости о Сантини и заставлять ее нечестным образом добывать информацию! – вспылил Джанкарло. – Но спросить, может, она знает, где и кем он раньше работал, – что в этом предосудительного?!

– Джанкарло прав, – вмешалась Нунция, и в голосе послышались едва заметные неприязненные нотки. Впрочем, Франко их уловил и удивился им. А Нунция меж тем продолжила свою мысль: – Это совершенно невинный вопрос. И, кстати, Роберто сказал, что Сантини подходил к нему и попросил помочь с докладом.

– С докладом? – повернулся к ней Джанкарло. – С каким докладом?

– Ему предстоит завтра выступать на какой-то конференции, как я поняла. Не знаю. Спроси у Роберто.

– Он согласился помочь? – полюбопытствовал Франко.

– Ему ничего не оставалось, как согласиться.

– Мы ведь тоже поможем с докладом, а, Франко? – ехидно улыбнулся Джанкарло.

– Вообще-то я думал сегодня вечером отдохнуть в свое удовольствие, – недовольным тоном заметил Франко.

– Некогда отдыхать, amico, – с сарказмом произнес Джанкарло. – Мы должны в этом поучаствовать. Так что имей это в виду, когда будешь назначать свидание. Думаю, раньше восьми не стоит.

– А вы уверены, что Роберто одобрит ваше вмешательство? – резонно спросила Нунция.

– Одобрит, – кивнул Франко. – Он этого Сантини не переваривает.

– Но что вы собрались сделать, я не понимаю?

– Написать весьма мудрено, с массой умных слов и туманных двузначных фраз. Чтобы у участников конференции возникло очень много вопросов, – дьявольским взором посмотрел Джанкарло на девушку.

– Думаете, он не будет сегодня ночью читать и вникать в текст? – попыталась Нунция остудить их пыл.

– Отправим ему доклад поздно вечером. Чтобы он уже засыпал и решил не читать. Кстати, Франко, надо узнать, что за конференция. Может, подговорим кого-нибудь проэкзаменовать нашего Сантини?

– Да я знаю, что это за конференция, мы с Ди Белли несколько раз участвовали и вместе доклады составляли. Так что знакомых там полно, – ответил Франко. – Я скоро вернусь, – добавил он, беря в руки розу.

Выйдя в коридор, Франко энергично зашагал, окрыленный надеждой на перемирие с любимой. На пути ему попалось несколько коллег, которым он тепло пожал руки. Медсестры застенчиво улыбались, будто это он был заведующим отделением, их начальником, но Франко всем отвечал открытым и смеющимся взглядом, словно разницы между ними не существовало. Он в самом деле считал, что хорошая медсестра – такой же важный человек, как и врач.

Сбегая вниз по лестнице, Франко наклонился к бархатному цветку и втянул его нежный, едва уловимый аромат. Улыбнувшись, он на миг представил лицо Мариэллы, ее улыбку, которая непременно заиграет на губах, когда он вручит ей цветок. Он знал, что она обожает большие ярко-красные розы.

Спустившись в холл, Франко хотел было, не останавливаясь, проследовать к двери секретариата, но застыл, пригвожденный внезапным появлением во входных дверях Габриэле Сантини с огромной корзиной цветов. Сомнения могли возникнуть только у очень наивного человека, коим Франко, разумеется, не являлся: корзина, бесспорно, предназначалась его возлюбленной. Конечно, в этом не было ничего зазорного, что начальник решил подарить секретарю цветы по поводу дня рождения. Но какое-то очень нехорошее предчувствие наполнило сердце Франко, и оно вмиг сделалось тяжелым, неподъемным.

– Габриэле! – вдруг раздался со стороны входной двери женский голос, когда заведующий уже почти достиг секретариата.

Мужчина резко обернулся, лицо его расплылось в широченной улыбке. Прижав к себе корзину одной рукой, он другую раскрыл, будто приглашая девушку обняться.

Mariella, cara, sei bellissima! Tanti auguri[1]! – сделал он комплимент и одновременно поздравил девушку с праздником.



Кэтти Спини

Отредактировано: 22.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться