Хирургический роман

Размер шрифта: - +

Глава 10

Когда Франко и Джанкарло остановились перед дверью, ведущей в палату Аделе Фоссини, ритм сердца анестезиолога отчего-то участился. После своей трагичной истории любви он относился ко всем пациентам равнодушно, стараясь не позволить ни одной искорке какого-нибудь чувства вспыхнуть в сердце. И неважно, была ли это молодая красивая девушка или дряхлый старик, ведь Джанкарло прекрасно понимал, что привязаться можно даже к пожилому и некрасивому пациенту. И просьба Франко породила в его душе целый шторм паники, потому что за несколько недель общения можно проникнуться симпатией, сблизиться, сдружиться, влюбиться, наконец! И хотя с тех пор, как Джанкарло потерял свою возлюбленную, он ни разу не влюблялся и даже не верил в возможность такого исхода, перспектива просто проникнуться к пациентке симпатией его очень напрягала.

Buongiorno! – бодрым голосом поприветствовал Франко Аделе.

Она буквально расцвела и засияла, увидев хирурга, будто его появление в палате поспособствовало включению некоего внутреннего света в ее неисправном сердце.

Buongiorno, Франко! – воскликнула она, и Джанкарло в изумлении застыл на пороге.

Тут девушка заметила за спиной хирурга движение и сконфузилась, поняв, что чрезмерно радостно поздоровалась с врачом в присутствии кого-то чужого. Франко сместился, и Аделе встретилась взглядом с пронзительными темными глазами незнакомого врача. На несколько мгновений он словно заворожил ее, даже остановив биение сердца. Притягательный, немного суровый и пугающий, возможно, из-за черной густой бороды, но с невероятно выразительными глазами, в которых затаилась едва уловимая грусть, он умел производить впечатление с первого взгляда.

– Это мой коллега, Джанкарло. Будет вашим анестезиологом, – пояснил Франко.

– Приятно познакомиться, – робко улыбнулась Аделе.

– Взаимно, – кивнул Джанкарло.

Аделе перевела взгляд на Франко, и улыбка, оставаясь робкой, стала нежнее. Она смотрела на хирурга преданными влюбленными глазами, а Джанкарло не сводил с нее внимательного изучающего взгляда.

– Вы сможете задать моему коллеге все тревожащие вас вопросы относительно предстоящей анестезии, – уточнил Франко.

– Неужели вас уже что-то тревожит? – приподнял Джанкарло бровь. – Что такого страшного обо мне ты рассказал пациентке? – изобразил он крайнее изумление, переводя взгляд на Франко.

– Нет-нет! – поспешно вмешалась Аделе, улыбнувшись. – Франко ничего мне не рассказывал. Я только выразила опасения… Я слышала, что анестезия – это не так уж полезно для малыша…

– Любое медикаментозное вторжение в организм не является полезным, – подтвердил Джанкарло.

– Но… – растерялась Аделе, ожидая на подсознании, что анестезиолог примется уверять, что анестезия так же безвредна, как зеленое яблоко. – То есть это опасно? Что же делать?

– В вашем случае других вариантов нет, – развел руками Джанкарло. – Вы же не хотите, чтобы в качестве анестезии я пел вам колыбельные?

Аделе вдруг звонко рассмеялась, и на щечках заиграли те очаровательные ямочки, которыми Франко каждый раз любовался. Теперь и Джанкарло залюбовался ими.

– Неужели вы умеете петь колыбельные? – сквозь смех спросила Аделе.

– Я нет. По колыбельным у нас Франко большой специалист.

Хирург метнул на анестезиолога испепеляющий взор, но тот лишь невинно улыбнулся.

– Франко, неужели вы поете колыбельные?! – восхищенно воскликнула Аделе, и Джанкарло отметил про себя, с каким обожанием девушка смотрит на своего хирурга. В ее глазах настолько явно читались чувства, что анестезиолог даже усмехнулся.

– Конечно, поет! – опередив друга, произнес Джанкарло. – Если бы я не пришел сюда работать, он бы так и продолжал применять к своим пациентам устаревшие методы анестезии.

– А я и сейчас применяю их, когда тебя рядом нет, – парировал Франко.

Аделе снова рассмеялась, не сводя с Франко влюбленного взгляда.

– Споете мне что-нибудь однажды? Мне ведь пригодится… – тут она перестала смеяться, и улыбка на губах начала гаснуть. – Если все будет хорошо, – закончила она свою мысль, опуская глаза.

Ou, Аделе! – позвал ее Джанкарло. – Разве у вас есть какие-то сомнения? – непринужденно спросил он, хотя внутри все сжалось.

– Нет. Только страх.

– Вы не должны бояться! Вы просто не знаете, в чьи руки попали! Франко – волшебник, гений кардиохирургии. Под его руками случаются такие чудеса, которые науке и не снились! Вы разве не знаете, что в медицине может быть то, чего в принципе не может быть?

Улыбка опять начала зажигаться в глазах Аделе, и она вновь посмотрела на Франко. С еще большим обожанием, с еще большей преданностью и волнением.

– Джанкарло, прошу тебя! Не преувеличивай! – покраснел Франко, хотя внутри разлилось приятное тепло, а в красноречивом взгляде, обращенном на друга, читалась невыразимая признательность.

– Синьора Фоссини, вы сами у пациентов спросите и убедитесь, что я говорю правду, – сказал Джанкарло.

– Я знаю. Он уже спас отца моей подруги. И с пациентами из других палат я тоже общалась, – с нежностью произнесла Аделе.

– Поэтому вы и не должны бояться!

– Я понимаю. Я постараюсь, – смиренно пообещала она.

– Вот и отлично. Я же в следующий раз приду с блокнотом, и мы с вами соберем анамнез и разработаем план анестезии.

– Хорошо, я буду ждать вас! – с готовностью ответила Аделе.

– А сейчас нам нужно идти, – сообщил Франко.



Кэтти Спини

Отредактировано: 22.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться