Хирургический роман

Размер шрифта: - +

Глава 11

– Франко, так что насчет субботы? Вы нашли с Нунцией какую-нибудь девушку? Время ведь убегает… – многозначительно посмотрел Джанкарло на друга.

Они сидели на лавочке в зеленом парке на вершине холма и ждали Нунцию. Этот скверик лениво раскинулся вокруг белоснежного  Doss Trento – мавзолея, посвященного Чезаре Баттисти, и являлся островком отдыха, оазисом у жителей города. К тому же вид на окрестности отсюда открывался изумительный.

Этим летним днем в кои-то веки сердечные проблемы пациентов удалось решить даже раньше предполагаемого времени. Идти в ресторан почему-то не хотелось, а вот идея прогуляться и насладиться летней прохладой воспринялась с энтузиазмом. Правда, Нунция пообещала присоединиться к ним чуть позже, потому мужчины не спеша прошлись в тени раскидистых деревьев и приземлились на лавочку, на которой можно сидеть, в умиротворении слушая шелест листвы, и восхищаться панорамой города.

– Я никакую девушку не искал, – отрывисто проговорил Франко. – У Нунции сам спрашивай.

– Вы что, поссорились? – встревожился Джанкарло. – Она какая-то расстроенная была…

– Нет, мы не ссорились, – вздохнул Франко. Ветер тоже вздохнул и взъерошил ему волосы. – Она слышала мой разговор с Бранцоли. И с коллегой из Германии. Думаю, это ее немного опечалило.

– А что они сказали? – вопросительно поднял Джанкарло бровь.

– Бранцоли пригрозил меня уволить, если я не помогу Сантини. А немецкий коллега предложил работать у них заведующим кардиохирургическим центром.

Не шелохнувшись, Джанкарло смотрел на друга. Сердце его мучительно сжалось. Бессмысленно задавать вопросы, и так можно догадаться, что Франко с радостью принял бы предложение немецкого коллеги. И остановить его может только восстановление справедливости здесь…

Джанкарло проследил за невидящим взглядом Франко, устремленным на город, лежащий в долине, на невысокие дома, выстроившиеся вдоль серых лент дорог, на изумрудную реку Адидже, сверкающую в лучах теплого вечернего солнца. Жизнь обоих уже два десятка лет текла в этом городе бок о бок. Сначала университет, потом больница… Консилиумы, операции, громкие победы и мучительные поражения, дружеские посиделки, душевные беседы, поддержка – все на двоих…

Франко смотрел на панораму Тренто, и сердце тонуло в тоске от одной мысли, что, возможно, придется оставить любимый город, друзей… Сердце Джанкарло тоже тонуло в тоске, но от безысходности: потеря друга – а возможный переезд Франко в Германию напоминал именно потерю – стала бы для Джанкарло серьезной утратой. Он в тот момент особенно остро понял, насколько привязан к Франко. По сути, Франко являлся для него единственным по-настоящему близким человеком, братом, и никто не смог бы заменить его…

– Придется мне заняться поисками какой-нибудь симпатичной синьорины, – вздохнув, тихо проговорил Джанкарло.

Франко вздрогнул и, резко повернув голову, с досадой посмотрел на друга.

 – Мне эта идея со спектаклем совершенно не по душе! Как ты себе представляешь, я сыграю эту роль?

– Выйдешь, потанцуешь, поцелуешь ее… Антонио говорил, что это не просто бар, а бар-ресторан. Там вполне можно поужинать, танцпол есть, – невозмутимо поведал анестезиолог.

– Джанкарло, ты вообще в своем уме? Я хирург, а не актер, чтобы изображать с какой-то незнакомой девушкой любовь! – раздраженно пнул Франко камешек мыском кроссовка.

– Найди знакомую, – флегматично предложил Джанкарло.

– Все мои знакомые – те же медики, которые не задействованы в театрах Италии, – язвительно ответил Франко. – Мне даже стыдно было бы их попросить о такой услуге.

– Давай пригласим кого-нибудь за плату.

– Проститутку? – одарил его Франко негодующим взором. – Что еще предложишь?

– Мадонна, Франко, ты строишь из этого такую проблему! – взмахнул Джанкарло рукой. – Всего лишь надо вместе прийти в ресторан, поужинать, разок потанцевать и пару раз поцеловаться в губы! Всего лишь сделать вид, что ты в отношениях! Все это блеф, игра понарошку!

– Да, но целоваться-то надо по-настоящему! – возразил Франко. – Я не могу целоваться по-настоящему с незнакомыми женщинами, к которым я ничего не испытываю, которые не нравятся мне, как женщины!

– Нунция? – безнадежным тоном предложил Джанкарло.

Франко от изумления даже дар речи потерял.

– Нунция?! – переспросил он, обретая способность говорить. – Твоя фантазия безгранична, но это уже слишком.

– Почему? Если тебе не хочется танцевать и целоваться с незнакомкой…

– Да, но с Нунцией я тоже не собираюсь этого делать! – прервал Франко.

– Почему?

– Начнем с того, что она мне тоже не нравится, как женщина! – нервозные нотки зазвучали в интонации Франко.

– Никто не заставляет тебя жениться на ней, даже в постель не надо ложиться!

– Джанкарло, Нунция моя близкая подруга! Для меня целоваться с ней… – он замолчал, судорожно подбирая сравнение. –  Это все равно, что мы с тобой сейчас начнем геев изображать! Стал бы ты со мной целоваться?

Джанкарло от души расхохотался.

– Неужели целоваться с твоей ассистенткой тебе так же противно, как со мной? – смеясь, спросил он.

– Я бы не стал оперировать понятием «противно», но целоваться с ней и изображать влюбленного я не могу! – решительно заявил Франко.



Кэтти Спини

Отредактировано: 22.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться