Хочу почувствовать любовь...

Размер шрифта: - +

20. Если одна дверь открылась, другая закроется.

В книжках Гай читал, что человеком очень часто двигают инстинкты, подсказывая разуму, что для тела лучше в данный момент. Один шаг – и Саша в его объятиях, глубокий вздох – и он уже целует её, жадно, напористо, не сдерживаясь, проклиная одежду, которая мешает стать им ещё ближе. Он расстёгивает молнию пуховика одним резким движением, в следующую секунду нащупывает крючки Сашиной шубы. И в этот момент Саша начинает смеяться, заливисто, откинув голову назад, отчего её шапка падает на пол. Гай разжал объятия, лишь немного придерживая её за локоть правой руки. «И как это понимать?».

- Блин, да я просто убийца романтики, - девушка наконец справилась с приступом хохота, - буквально десять минут назад я думала, что умру если, ты меня не поцелуешь. Но, получив долгожданный поцелуй, поняла, что ужасно хочу есть, - она закрыла глаза ладонью, словно смущаясь своей откровенности, - Господи, что со мной не так?

Гай облегчённо выдохнул и снова притянул Сашу к себе:

- Я тоже голодный как волк.

- Честно? – девушка недоверчиво посмотрела на него одним глазом через пальцы, - Или ты просто хочешь меня успокоить?

- Честнее не бывает, - он убрал её ладонь от лица и чмокнул в губы, - с утра успел выпить только стакан воды.

В Сашином холодильнике нашлись ветчина и сыр для бутербродов. Пока заваривался чай, решали, что будет на обед. Гай решил сходить в магазин сам:

- Ты помнишь, доктор советовал тебе не слишком утруждать ногу. Ей на сегодня и так хватит.

- Мне нравится твоя забота.

Эти простые слова, искренняя улыбка. В глазах девушки больше не было злобы. Сердце Гая заколотилось в два раза быстрее. А ещё он понял, что теперь может не сдерживать своих желаний: убрать непослушную прядь за ухо, сжать её ладонь, лежащую на столе, смотреть на неё, не скрывая своего обожания, поцеловать в уголок губ, когда она улыбается, касаться её хоть каждую минуту, вот так, запросто, без всякого повода и неловкости… Допивая на ходу чай, Гай вышел в коридор и снова надел пуховик.

- Эй! К чему такая спешка? - удивилась Саша.

- Быстрее уйду – быстрее вернусь.

Но главное в этой фразе было «быстрее уйду»: получив «зелёный свет» от девушки, домовой столкнулся с проблемой самоконтроля. Фантазия разгулялась не на шутку, и он боялся, что просто не совладает с желаниями человеческого тела и его инстинктами. Волк лишь слегка притупил свой голод, а хотелось насытиться вволю.

С покупками Гай справился быстро, этот навык людей он освоил на все 100%. Прежде чем вернуться в квартиру Саши, он решил зайти к себе домой, то есть в квартиру старца Митрофана. Наставника нигде не было видно, хотя чему удивляться – домовые редко просыпаются раньше обеда. Гай принял душ, переоделся в домашнее (для этих целей он выбрал спортивные штаны и простую черную футболку) и, даже не расчесав ещё влажные после ванны волосы, потянулся было к ручке входной двери, как услышал:

- Убегаешь, словно нашкодил.

- Доброго дня, наставник, - Гай снова поставил пакеты с едой на пол, развернулся спиной к двери и сел по-турецки.

- Судя по глазам твоим, помирились вы, - домовой, в подтверждение своих слов, подошёл к ученику почти в плотную и пристально посмотрел ему в лицо, - растерянности тоже не вижу. Значит, отошли сомнения, снова ты уверен в плане своём?

- Не смею врать, поэтому не скажу, что уверен полностью. Но приложу все усилия и найду способ, как разобраться с тёмной сущностью до новолуния.

 - Что ж, мне остаётся только верить в тебя. По хозяйству помогаешь? - старец кивнул на пакеты, стоящие рядом с входной дверью, - Ночевать вернёшься?

У Гая вспыхнули уши. Он опустил голову, пытаясь решить, как ответить на этот вопрос. Врать наставнику он не смел

- Надеюсь, что нет.

- Мне сейчас Гай-домовой ответил или Гай-человек? - глаза Митрофана горели возмущением.

- Пока у меня это тело, я буду жить как человек.

Голос Гая был абсолютно спокойным и ровным, но только он сам знал, как трепетало сейчас его сердце. Так открыто выступить против наставника… Сказал бы кто-нибудь ему о таком несколько лет назад, домовой рассмеялся бы тому в глаза. Наставник – твой «отец» и его слово – закон.

- Ты отдаешь отчёт, что будет с тобой, если откажусь я от тебя, как от ученика своего?

- «…будет изгнан он из основородной реалии, станет серой сущностью, которую не примет ни один мир…». Это первое, что ты заставил меня выучить, когда взял в ученики.

- И ты согласен покинуть свою реалию из-за человека, который даже не осознаёт, кто ты на самом деле?! – голос старца гневно звенел.

- Не было в мыслях моих оскорбить тебя, учитель, всегда слушал и слышал тебя. Но пока существую я в теле человеческом, - Гай смело встретился с мрачным взглядом своего наставника, - жить и чувствовать буду как человек.

Митрофан не выдержал и затряс кулаками перед лицом ученика:

- Чувствовать! Знал я, что нельзя разрешать тебе этого! На мне вина лежит, что согласился на обряд! Не за оставшиеся две недели я переживаю. Ты подумал, каково тебе будет жить после?!



Лия Болотова

Отредактировано: 11.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться