Хочу почувствовать любовь...

7.

Следующая неделя обыкновенному человеку показалась бы монотонной и однообразной, но не Гаю. Ему нравилась эта спокойная размеренность. Он вставал засветло, искал в интернете интересные рецепты для завтрака, шёл в круглосуточный магазин за покупками. Саша встречала его недовольным «Почему так рано?», но даже растрёпанной и заспанной она казалась очень милой, поэтому он просто улыбался и желал ей доброго утра. Не спеша пили чай, болтали о книгах, ходили на прогулку. Гай мог просто носить Сашу на руках по округе (что и пытался сделать в первый день), но она стеснялась прохожих и их удивлённых взглядов. Тяжело опираясь на его руку, Саша прыгала до первой лавочки небольшого сквера около дома, сидела там несколько минут, чтобы отдышаться. Гай лепил снежки, чтобы они могли устроить состязание в меткости, выбирая каждый день новую цель. Конечно, он всегда ей проигрывал, а за проигрыш полагался расстрел тремя снегоснарядами. Мимо них пробегали люди с полными пакетами снеди, несли ёлки, новогодние подарки в красивых коробках в виде теремов и бросали удивлённые взгляды на странную парочку, которая могла себе позволить так беззаботно проводить время в предпраздничные, полные суеты дни.

Возвращаясь с прогулки, не спешили расходиться по своим квартирам, снова пили чай, читали книги или журналы, коротая время до обеда. Саша обычно лежала на диване, давая отдых больной ноге, а Гай сидел в кресле. Обеды и ужины готовили вместе, иногда спорили из-за рецептов, дурачились и шутили в процессе приготовления. Вечерами смотрели телевизор или играли в настольные игры, снова разговаривали, но ни разу не возвращались к теме её семьи, в прочем «семью» Гая тоже не трогали.

Их близость в плане прикосновений свелась к минимуму, единственной обоснованной возможностью стало время прогулки. А Гаю хотелось как можно чаще прикасаться к ней, держать её за руку, гладить по щеке, обнимать за плечи… Из человеческих книг он знал, что это признаки влюблённости, реакция его нового тела на девушку, которая ему (телу) нравится, но Гай-домовой не знал, может ли так себя вести и как на это отреагирует Саша. Может, быть поэтому, он не любил смотреть телевизор, ведь тогда приходилось садиться на диван рядом с Сашей, а сдерживаться, находясь в непосредственной близости, становилось всё труднее. Каждый раз, когда она тянулась за пультом, Гай выбирал какую-либо книгу из её небольшой библиотеки и садился в кресло. А ещё он знал, что Саша часто его рассматривает и думает, что он этого не замечает, смотрит, не отрываясь, иногда хмурит брови, будто пытается решить какую-то сложную задачу. От этого взгляда Гаю становилось не по себе, сердце начинало стучать всё быстрее, он менял позу, чтобы книга, которую пытался читать, закрывала лицо, словно щит.

До нового года оставалось три дня. Из-за сильного снегопада гулять сегодня не пошли, всё утро просидели на кухне, чередуя игру в «Свинтуса» с приготовлением еды. Сытно пообедав, они перебрались в зал. Саша читала свежий номер Cosmopoliten, Гаю достался «Гамлет». Едва началась вторая сцена первого акта, он понял, что за ним снова наблюдают. Пытался не обращать внимания, но сердце человеческого тела подчинять он ещё не научился, если такое вообще возможно, оно всё ускоряло свой ритм. На фразе: «О, женщины, вам имя — вероломство!» — Гай отложил книгу и встретился с Сашей взглядом. Ничуть не смутившись, она продолжала не моргая на него смотреть. Подождав ещё несколько секунд, он коротко спросил:

— Что?

— Почему ты здесь?

— Чтобы помогать тебе.

— Ты достаточно помог мне в день падения и потом, в травмпункте. Мы знакомы всего неделю, а ты практически живёшь у меня. Хочу услышать правду.

Гай обескуражено молчал. Он не чувствовал в словах Саши злобы или подозрительности. Просто любопытство. Сказать правду…

— Пытаюсь защитить тебя от тёмной сущности, которая хочет навредить тебе.

— Что? — От неожиданности она села.

«Ты с ума сошёл?!» — кошка больно впилась когтями ему в бедро.

«Но она же сама просила правду…»

Гай рассеянно поглаживал Мотю. Если Саша его сейчас прогонит, ему придётся жить возле мусоропровода, чтобы не пропустить очередной приход Гордея (в том, что тот придёт ещё раз, он не сомневался). Домовой часто-часто заморгал, пытаясь что-нибудь придумать. «Скажи, что хочешь быть рядом с ней. Ведь это — чистая правда! Признайся уже!» — Матильда ткнулась мордочкой в ладонь.

— Я хочу быть рядом с тобой!

— А??? — Это казалось невозможным, но глаза Саши стали в два раза больше.

— Мне… мне нравится быть здесь. — Гай пытался не заикаться, но у него это плохо получалось. — Нравится делать всё то, что мы делаем…

Гай с надеждой посмотрел на кошку, но та притворилась спящей. Саша подалась вперёд, чтобы лучше его слышать, как вдруг раздался телефонный звонок. Она нехотя потянулась к мобильному, взглядом давая понять, что разговор ещё не окончен. Домовой облегчённо выдохнул и откинулся на спинку кресла.

— Да, мамуль, привет… Всё нормально… Да, на работе, где ж мне ещё быть… Не переживай за меня. Извини, что не могу проводить… Да… Новый год? У Кати, там большая компания собирается… И тебя с наступающим! Целую. Вадиму Петровичу привет.

Саша положила телефон на стол.

— Ты же сейчас врала! — Удивлению Гая не было предела.

— А ты предлагаешь сказать правду и испортить ей праздники? В кои-то веки она выбралась из своего панциря, доверилась мужчине и едет с ним отдыхать. Как бы ты поступил на моём месте?



Лия Болотова

Отредактировано: 27.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться