Хочу почувствовать любовь...

Размер шрифта: - +

7. Совет.

На следующий день Митрофан не появился. Это было первый раз на памяти Гая, когда наставник не сдержал своего слова. Значит, дело не простое. Домовой решил набраться терпения и ждать, хотя ничего другого ему и не оставалось. Матильда ходила по квартире, как ни в чём не бывало, игнорируя все вопросы Гая. И стоило из-за такой неблагодарной переживать?! Он в сердцах хлопнул дверцей антресоли и лёг спать.

Гаю показалось, что прошла всего минуту, когда почувствовал, что кто-то тронул его за плечо. Рядом с ним стоял наставник:

- Горазд ты спать. Вставай, уже ночь глубокая.

Гай засуетился, путаясь в разбросанных по полу книгах.

- Не суетись, вниз спускайся. Ждём тебя.

С этими словами Митрофан открыл дверцу антресоли и зашагал по стене вниз. Гай пригладил взъерошенные ото сна волосы и поспешил следом. Ждём? Разве наставник не один пришёл? Увидев сидящую на тумбочке кошку, он понял всё без лишних объяснений. Только как быть: спуститься на пол к наставнику, который стоял, заложив руки за спину, посреди коридора, или остаться рядом с животным.

- Там оставайся, - словно читая его мысли, сказал старец, - да слушай внимательно. Перебрав кучу свитков, пытался я найти объяснение вчерашнему «гостю». Ты, - обратился он к Моте, - сказала вчера, что не человек он. Как объяснишь это?

Кошка склонила голову набок, и её голос зазвучал у Гая в голове:

- Если тело человеческое, не значит, что это человек.

- Хочешь сказать, что пришёл он из другой реалии? – уточнил наставник.

- Скорее всего. За все свои жизни не сталкивалась с таким.

-  Существуют места пересечений реалий, а, значит, существует вероятность того, что сущность одной реалии может попасть в другую. Чтобы существовать в этой реалии, чужой сущности пришлось взять тело людское.

- Но ведь сущность может иметь те чувства и способности, которые присущи его реалии, - вклинился в диалог Гай, - как он может быть человеком, но при этом видеть меня и разговаривать с Матильдой?

- Он не человек, - покачал головой старец, - он взял тело человека, чтобы хранить там свою сущность.

- А что тогда случилось с духом человека, чьё тело забрали? – не понимал Гай.

 - У меня нет ответа на этот вопрос. Изгнать дух из тела нельзя, иначе оно умрёт и от него не будет пользы…

Наставник замолчал и в задумчивости стал ходить туда-сюда перед тумбой, на которой сидели кошка и домовой. Те следили за ним, одновременно поворачивая головы то вправо, то влево.

- Постой, – Митрофан внезапно остановился напротив Гая, - ты упомянул, что вместе с гостем пришёл холод. Это говорит о том, что он забирает всю энергию вокруг своего человеческого тела. Вот почему обессилила Мотя, он выпил её энергию. Скорее всего, эта сущность настолько сильна, что подавляет дух человека, забирая его энергию, оставляя ровно столько, чтобы поддерживать жизнь тела.

- Значит, хозяйка ему нужна для того, чтобы забрать её энергию? - теперь была очередь Моти задавать вопросы, - Но почему именно она?

- Вот этого я не знаю, - сказал старец, - Но ведь неспроста тебя к ней приставили. Есть в твоей хозяйке что-то, что необходимо защитить.

- И как я должна это сделать, если он выпивает мою силу за пять минут? - фыркнула кошка.

- А обереги? – встрепенулся Гай, - Я могу по всей квартире их развесить.

- Вряд ли это его остановит, - с сомнением покачал головой наставник, - они лишь немного его ослабят. Но отказываться от этой идеи не стоит, обереги лишними никогда не будут.

- Вот если бы с хозяйкой рядом всё время человек какой-нибудь находился… - Мотя спрыгнула с тумбочки, с силой вытянула задние лапы, словно делала потягушки.

Гай и Митрофан уставились на кошку.

- Что ты хочешь этим сказать? – не дождавшись объяснений, спросил Гай.

Кошка равнодушно принялась вылизывать свою грудь, а в головах у домовых звучало.

- Если энергия тела зависит от его размера, тогда в охранники хозяйке надо было приставить человека, да побольше.

- Первый раз в жизни жалею, что такой маленький, - с горечью сказал Гай, - Наставник, а мне можно тело поменять?

- О чём говоришь ты?! Сначала книжки человеческие, а теперь ещё тело?! - Митрофан в возмущении погрозил ученику кулаком, - Я к себе возвращаюсь, а ты оберегами займись.

Гай остались с кошкой вдвоем.

- Странный у тебя наставник. Говорил складно и долго, по полочкам всё разложил, а что делать, как проблему решать так и не ответил.

Домовой лишь плечами пожал – не в его духе поступки старца обсуждать, верил он в своего учителя беспрекословно:

- Раз сказал обереги делать, значит, буду делать. А ты ешь больше да сил набирайся. Вон, тощая какая, весь хребет наружу.

- Чтоб ты понимал! - Кошка от обиды даже зашипела.

Гай в знак примирения поднял ладони вверх:



Лия Болотова

Отредактировано: 11.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться