Хочу тебя ещё

Размер шрифта: - +

Часть 5

      Сегодня мой единственный выходной — воскресенье. Люблю этот день за то, что можно выспаться. Проснувшись в час дня и повалявшись в постели минут тридцать, я решила пойти на кухню, ведь оттуда шёл запах чего—то очень вкусного. 

— Доброе утро, — зевая, сказала я маме и стащила у неё тарелку с блинчиками. Что ж, сейчас я буду кушать.
— Солнышко, уже обед.
— Неверная информация. Солнышко только проснулось, значит сейчас утро.
— Глупышка моя, какой же ты у меня ещё ребёнок, — мама потрепала меня по голове, я возмущённо, с набитым ртом, посмотрела на неё, — сегодня братец твой приезжает, между прочим, с девушкой.

      Чёрт, мам, нельзя же такое говорить, когда я ем. Конечно же, я подавилась этими блинами и минут пять ещё кашляла. Сказать, что я удивлена, ничего не сказать, потому что я в шоке. Вадим Меньшиков — мой старший брат, ему сейчас двадцать два года, он учится на юридическом факультете в другом городе и приезжает домой не так часто. Всё детство он жрал мои йогурты и дразнил меня малявкой. Затем мы взрослели и ссорились уже по-крупному. Доходило до драк и запираний друг друга в комнатах. Сейчас мы созваниваемся три-четыре раза в месяц, болтаем по четыре часа, в общем всё мирно. Я не видела его уже год, потому что он всё время приезжал в те дни, когда меня не бывало дома. И вот мама ошарашила меня его приездом, так он ещё и с тёлкой приедет, о которой я ничего не слышала. Нет, я, конечно, знала, что он шашни там водит, но про серьёзные отношения ни сном, ни духом. Если он решил познакомить девушку с мамой, значит там правда всё серьёзно. А вдруг она беременна? Я не хочу быть тётей, нет.

— А вот баба, с которой он приедет, это тип его баба? — спросила я у мамы.
— Софья, что за выражения? Не баба, а вторая половинка твоего брата.
— Фу, мам, ты что? Меня сейчас вырвет от таких фраз, я пошла отсюда, пока ты ещё что-нибудь в этом стиле не сказала, — я остановилась возле выхода из кухни, — а во сколько они приедут? 
— К ужину должны быть, так что вечером никуда не планируй уходить. 
— Ладно, сегодня побуду домашней.

      Я достала ноут из чехла, поставила на включение, а сама пошла приводить себя в порядок. Умывшись и причесавшись, я свалилась на кровать. Так, включаем музыку, залазим в VK. Четыре новых сообщения: беседа танцев и беседа класса, одно от Алиски, и одно от Артёма. 

Артём Кастильский
Привет)

Проигнорировать или ответить?

Софья Меньшикова
привет)

Артём Кастильский
не злись на меня, пожалуйста)
может погуляем сегодня?


что? ЧТО? Ч Т О?

Софья Меньшикова
нет

Артём Кастильский
«нет, я не хочу с тобой гулять» или «нет, я не могу»?

Софья Меньшикова
нет, у меня сегодня другие планы 

Артём Кастильский
какие?

Софья Меньшикова
я не обязана перед тобой отчитываться, с Катериной так разговаривай 

Артём Кастильский
с Димой, наверное, гулять идешь? 

Софья Меньшикова
даже если и так, тебя это не должно волновать 

Артем Кастильский
ну и вали к своему Диме, дура 

Софья Меньшикова
Придурок 

      Дебил тупорылый. Ревность он тут показывает мне, к Чернышевой иди и там выделывайся. И зачем написал спрашивается? Мудак. Я сделала песню громче, перевернулась на спину и стала пялиться в потолок.
 

И даже когда между нами лишь стены, 
Слабость от эмоций наших истерик. 
Пули безразличия на реплее, 
Ты лишь моя, ты лишь моя.



      Решив, что в интернете нечего делать, я вышла с VK и вспомнила, что мои уроки сами себя не сделают. Два часа своей драгоценной жизни я потратила на зубрение истории и решения задачек по алгебре. Обессилившая, я свалилась на кровать и думала пролежать так до вечера, но мама испортила мои планы.

— Софа, давай переодевайся во что-нибудь приличное и пошли на стол накрывать, Вадим через тридцать минут подъедет, — она была уже накрашена, её волосы были закручены в небольшие локоны, которое лежали на плечах синего платья. Ого, прям куколка.
— Мам, к нам точно только Вадим с тёлкой своей приедет?
— Ну, на самом деле, ещё и папа твой приедет. Он же тоже родитель, и сегодня мы решили устроить семейный ужин, как раньше было, — я видела, что мама нервничала. Она всё ещё любит его, видно же. Если честно, у меня очень глупые родители. Они развелись, потому что им наскучила совместная жизнь. Сейчас они типа дружат, хотя даже мы с Вадимом видим, что они ещё любят друг друга. Почему не сойдутся? Не знаю, странные они и глупые, как я уже говорила. 
— Ты нарядилась для папы? 
— Что? Нет, конечно, нет. Приедет же Вадим, и... Так, всё не заговаривай мне зубы, прихорашивайся и выходи помогать мне.

      О Боже, моя мама засмущалась. Это так мило. Я открыла шкаф и уставилась в него. 
И что мне надеть? 
Джинсы? Та нет, надоели уже
Платье? Ага, сейчас прям, как будто кто-то важный приедет. 
Юбка? Да, точно. 
Я достала свою чёрную юбку-клеш и стала выбирать, что надеть наверх. 
Так-с, что у нас тут есть? 
Топ? Нет, не подойдёт.
Свитер? Запарюсь.
Так, а это у нас что? Рубашка без рукавов? Откуда она у меня? Её можно. 
Итак, выглядела я вполне прилично. Я решила заплести высокий хвостик, оставив впереди пару прядей. Выделила глаза чёрными стрелками и тушью, нанесла румяна и подкрасила губы блеском. Вот для кого я так прихорашиваюсь? Для папы? Для Вадима? Нет, конечно. Просто для себя, наверное. 
      Мама бегала из кухни в гостиную, накрывая стол. 

— Соф, разложи салфетки и кухонные приборы. Вилки, ложки, тарелки. Я пошла мясо из духовки вытаскивать.
— Ок, босс. Не нервничай ты так, свои же. Ну кроме этой бабы, но и она скоро своей станет, поэтому пусть сразу привыкает к обычным ужинам, а не таким грандиозным, как ты сейчас делаешь.
— Софа, ты просто ничего не понимаешь.
— Ну конечно, — я закатила глаза и пошла за тарелками. 

— Мам, я всё, — сказала я через десять минут, заходя на кухню. И тут пошли приказы «относи это туда», «ставь это сюда», «порежь это», «это открой» и всё в этом роде. Через двадцать минут, стол был накрыт полностью.
— Ну, успели, — выдыхая, сказала мама.

      В дверь позвонили. Мама побежала открывать, а я, облокотившись на кухонный стол, уплетала бананы.

— Дочь, иди с папой поздоровайся, — прокричала мама из коридора. 
— Папочка, — прокричала я и бросилась ему на шею. Своего папу я любила. Он у меня хороший, когда я была маленькая, то почти не ходила, потому что всегда была на его руках своего. Он у меня заведующий хирургическим отделением районной больницы, важный чел в общем. 
— Как ты выросла, красавица какая, парни толпами бегают? — спросил папа.
— Эй, не превращайся в бабушку, — я легонько толкнула его в плечо.
— Так, не стойте на пороге, пойдемте в гостиную.

      Ещё один звонок в дверь.

— Это Вадим, наверное, я открою, — прощебетала мама и пошла открывать, она вся светилась от счастья, — Софа, это к тебе, парень.
— Что? Какой? — удивилась я.
— Ну иди, он тебя в подъезде ждёт.

      Накинув на себя осеннюю куртку, я вышла в подъезд. 
Что он тут делает? — первая мысль.
Откуда он знает, где я живу? — вторая мысль.
Блин, нужно зайти в квартиру, — третья мысль.
В общем, увидеть его я здесь не ожидала, поэтому сейчас стояла, как вкопанная.

— Привет, — он посмотрел на меня и улыбнулся. 
— Кастильский, ты что тут делаешь? — заорала я. Да, сейчас у моей квартиры стоял именно этот мудак.
— Не кричи, — он подошёл ближе ко мне, — я к тебе пришел.
— Зачем? Откуда ты знаешь, где я живу? Что тебе от меня надо? — на громких нотах проговорила я.
— Тише, малыш, тише, — он приложил свой палец к моим губам, я убрала его, — вредина моя. Прости меня, за сегодня, и за вчера тоже. Я мудак, да? Это тебе, кстати, — он протянул мне небольшую коробку, по размерам похожую на обувную, — я не знал, что взять, а Алиса сказала, что ты давно его хотела... вот... тут в общем... ну... посмотри, что там.

      Я приоткрыла коробку и чуть не запищала от радости. На меня смотрел маленький серый комок шерсти. Британский вислоухий котёнок, это же моя мечта. Я даже маму уговорила на него, а купить не получалось. Боже мой, какой он милый. Я подняла, полные счастья, глаза на Артёма и заметила, что он с улыбкой смотрит на меня. 

— Спасибо, Артём, но не надо было, правда, — смущаясь, проговорила я.
— Я готов купить целый кошачий приют, ради твоего прощения. 
— Ладно.
— Ладно — это значит прощаю?
— Ладно — это значит, что я жду приют.
— Ахах, малышка моя, — он прижал меня к себе, ну что за привычка такая? Ну, если честно, хорошая привычка, мне нравится.

— Кхе-кхе, — я оглянулась на лестницу, вот чёрт, там Вадим стоял. Я быстро отлепилась от Артёма, но его рука всё равно лежала на моей талии, — и кто это тут у нас?
— Так, Вадим, ты только не паникуй, это просто мой...
— Парень, я ее парень, Артём, — меня нагло перебили, да еще и оклеветали мою честь, — а вы кто?
— Старший брат этой малой, Вадим, — они обменялись рукопожатиями, как друзья лучшие, — это моя девушка — Вика, — только сейчас я заметила, что за спиной моего братца стоит невысокая симпатичная девушка: короткие русые волосы, аккуратное светлое лицо, миниатюрная фигурка и кольцо на безымянном пальце.
— Э.. а.. о.. ко... ну.. э.., — я не могла выговорить и слово.
— Соф? — на меня все странно посмотрели.
— Кольцо, — я тыкнула пальцем в её руку, Вика опустила взгляд и улыбнулась, Вадим тоже заулыбался. 
— За столом всё расскажу, пойдемте в квартиру, чего мы тут мёрзнем, — сказал Вадим. 
— Я как бы не планировал сегодня в гости наведываться, я просто пришёл помириться с Софой, — начал отпираться Артём, да-да, правильно, не надо тебе к нам.
— Ничего, поменяешь свои планы, заодно с родителями познакомишься, ты же не знаком, да? — Артём кивнул, — тем более пойдем.

      Мы все зашли в квартиру. Не знаю, что ощущает Артём, но мне как-то неуютно. Он взял меня за руку, я первый раз не пыталась её вырвать.

— А вот и дети, — родители стали обнимать Вадима, а потом обратили внимание на Вику с Артёмом.
— Пап, мам, это моя девушка — Вика. А это Артём — парень Софы.
— Мяу, — подал звук мой котёнок, все посмотрели в его сторону.
— А это Пуф, он будет жить с нами, — с улыбкой сказала я.
— Так, ладно, пошлите за стол, чего мы на пороге стоим, — о, всё, мама занервничала.
— Я покажу свою комнату Тёме, заодно Пуфа там оставлю, и мы выйдем к вам.
— Соф, только не долго.

      Я повела Артёма в свою комнату. О мой Бог, его не должно здесь быть. Единственный плюс его прихода — это котёнок.

— Так, короче, никаких поцелуев при родителях и вообще не целуй меня никогда, — начала я рассказывать «что можно делать» и «что нельзя делать», когда мы зашли в комнату, — максимум твоя лапа на моей талии, если что встречаемся мы неделю, господи, зачем ты вообще сказал, что мы пара? Сейчас же начнутся расспросы: что, как, когда, почему, — я была прервана. Он нарушил первое правило, он меня поцеловал.
— Тише, малыш, всё пройдёт хорошо, не волнуйся, — сказал он и чмокнул меня в лоб, — а у тебя не плохой вкус, я думал тут будет уйма розового или чёрного цвета, вы ж девочки делитесь на кукол и пацанок. А ты не то и не это, мне нравится, — у меня были серые обои, завешанные разными фотками, на одной из стен были фото—обои, вид на ночной Париж. Вся мебель в комнате была фиолетового цвета, а на полу лежал белый ковёр.
— Пуф, мальчик мой, я скоро приду, ты пока поиграйся здесь, — я положила котенка на кровать, — а ты перестань дышать в моём царстве, всё, пошли в гостиную, а то родители придумают ещё себе развратные истории.

      Что ж, ужин начался. Артём сидел рядом со мной и отвечал на все вопросы родителей. От алкоголя он отказался, потому что за рулём и завтра в школу ещё, а я забила на это всё и налила себе вина. Оказалось, что Артёму уже девятнадцать, а школу он так поздно заканчивает, потому что оставался на второй год из-за травмы, какой именно он не сказал. Так же он рассказал о семейном бизнесе, оказывается, мой папа знаком с его отцом, и тут пошла история о том, как мой отец выбирал кольцо моей маме, а папа Артёма тогда только открыл бизнес, и они как—то там пересеклись, познакомились, пару лет дружили, но потом семья Артёма переехала в Питер. Потом разговор перешёл плавно к Вике, она стала рассказывать о себе. Ну и тут мой братец признался, что сделал Вике предложение и через три месяца свадьба. Дальше пошли поздравления, улыбки, потом начались обсуждения свадьбы, в общем скукота. 

— Малыш, мне, наверное, уже домой пора, проводишь? — прошептал Артём. 
— Да, конечно, — я улыбнулась ему, почему—то не хочется, чтобы он уходил, — эй, родня, я пошла Тёму проведу и вернусь.
— Ты уже уходишь? — поинтересовалась мама.
— Да, пора уже, время около двенадцати, а завтра ещё на учёбу идти.
— Ой, ну пойдемте, я вас хоть до двери провожу, — сказал папа, и родители вместе со мной пошли провожать Артёма.
— Выйди со мной в подъезд, — прошептал он мне.
— Мам, я на пару минут, попрощаться.
— Хорошо, только не долго прощайтесь, — как-то странно выделила это слово она.

      Как только за нами захлопнулась дверь, Кастильский пододвинулся ко мне и коснулся моих губ. От неожиданности я через нос втянула воздух. Его близость заставляла сердце биться то быстрей, то медленней. Его близость заставляла крышу уезжать. Его близость заставляла ныть низ живота. Его руки были везде. А губы будто и нигде. Я чувствовала его, я чувствовала его полностью. Я чувствовала его нежность, его уверенность, его настойчивость. Я чувствовала его умелые движения, его умелые губы, его язык тела. Я чувствовала все и ничего, одновременно. Воздуха становилось катастрофически мало. Я первая остановила поцелуй и положила свою голову на его грудь.

— Будь моей? — прошептал Артём, в моей голове почему-то закружились строчки песни, которую я давно уже перестала слушать: 
 



Anastasgri

Отредактировано: 20.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: