Хочу тебя ещё

Размер шрифта: - +

Часть 6

— Меньшикова, стой, остановись, чёрт, — я обернулась, меня звал Артём, — ты куда так драпанула?
— Мне на работу надо, Тём, — сказала я, остановившись, — из-за танцев приходится Таню просить выйти за меня на пару часов, а у нее же ребёнок, неудобно как-то.
— Блин, я совсем забыл, что сегодня среда, — он ударил себя по лбу, — ладно, пошли, нас Заяц подвезёт.
— Тём, не надо, — я умоляюще посмотрела на него. С этими танцами я так устаю, утром школа, потом работа, сегодня ещё пришлось книги новые расставлять, в шесть вечера на танцы, сейчас опять на работу, уматывает сильно.
— Малыш, на тебе лица нет, а ты еще на автобусе добираться хочешь, давай, не хандри, пошли, пока Макс не уехал, — он положил свою руку мне на плечо и притянул к себе, мы развернулись в сторону школьной парковки. 

      Мы уже месяц встречаемся с Кастильским. Те слова в подъезде были сразу превращены в действия. На следующие утро, выходя из подъезда, я заметила его, поэтому в школу мы приехали вместе. Он, как джентльмен, открыл мне дверцу машины, но всё это происходило на глазах почти всей школы. Слухи разнеслись сразу, идя по коридору, я слышала что-то типа «это она новая девка Касты», «и что Артём в ней нашёл?», «надолго ли их любовь?», и всё в этом роде. Меня бы очень сильно расстраивали эти слова в мой адрес, если бы не Кастильский. Он не отходил от меня ни на шаг, всё время шутил, говорил, чтобы я не слушала всю эту ерунду. В целом, я не скажу, что на тот момент мы выглядели, как влюбленные, но все почему-то именно такими нас и считали.
      Тёма бросил Катерину в тот самый вечер, как уехал от меня. Поэтому мне было немного не по себе, когда я видела, как она приближается к нам.

— Соф, можно с тобой поговорить?
— Да, говори. 
— Наедине, — она выразительно посмотрела на Артёма, который сидел рядом со мной на подоконнике. 
— Тём, оставь нас, — сказала я.
— Точно?
— Да.
— Скажешь хоть одно обидное слово в её адрес, мало не покажется, — угрожающе прошептал он Катерине, надеясь, что я не услышу.
— Артём! — прикрикнула я на него.
— Всё, ухожу. 
— Так что ты хотела? — спросила я у неё.
— Он о тебе так заботится, очень мило, — проговорила она, — ну, впрочем, мне всё равно. Ты же с Димой просто друзья? 
— Эм, ну да.
— Можешь дать мне его номер?
— Кого? Димы?
— Нет, блин, Кастильского. Димы, конечно, — она произнесла это таким тоном, как будто говорила очевидные вещи. Возможно, это так и было, но просто я ожидала наездов в мою сторону на счет Артёма, а она за Димкиным номером пришла.
— А, ну, записывай, — я продиктовала его номер. 
— Спасибо, — ОНА. МЕНЯ. ОБНЯЛА.

      Удивилась тогда не только я. Многие наблюдали за нами, ожидая, что сейчас будет драка из-за Артёма. Та я сама так думала. Артём стоял не далеко и, удивляясь, смотрел на меня, пока Чернышева душила мою шею своими объятиями.

— Ладненько, я пошла, если нужна помощь, обращайся, — сказала она и пошла к своей свите.
— Что это только что было? Она вколола тебе что-то в шею? Зачем она тебя обнимала? — подошёл ко мне с вопросами Тёма.
— Она благодарила, что я забрала тебя у неё, потому что ты ей надоел сильно.
— Что? — в недоумении уставился он на меня, что, твое эго терпит поражение? 
— Да ладно, она номер Димы попросила.
— Зачем он ей?
— Ну, наверное, она хочет пообщаться с ним.
— А как же страдания по мне?
— Да кому ты нужен? 
— Тебе нужен, — он обнял меня сзади, скрепив свои руки в замок, и поцеловал в волосы.
— Тёма, я не твоя девушка, тебе нельзя вот так меня обнимать, — я правда пыталась взять под контроль этих бегемотов в животе, но они не слушались меня.
— Ну так стань моей девушкой, в чём проблема? — спросил он. Действительно, в чем? В том, что я ему нужна для секса?
— В твоих половых потребностях. Отпусти меня, — он этого делать не собирался. 
— Сколько мне тебе повторять, что я хочу отношений с тобой не из-за чёртового секса, — сказал он слишком громко, многие обернулись в нашу сторону, — ну вот чего вы пялитесь? Вот у вас есть идеи, как доказать ей, что я не трахать ее хочу, а обнимать просто? — обратился он ко всем. 

      Я наступила ему на ногу, из-за чего он ослабил свои объятия и я смогла уйти. Убежать, если быть точнее. Придурок. Опозорил меня перед всей школой. Я уселась на лавочку возле спортивной площадки. 

— Соф, ты куда убежала? 
— Кастильский, отвали от меня. 
— Ну что я такого сказал?
— Ты опозорил меня. 
— Как?
— Своими выходками ты вечно всё портишь. Иди уже к какой-нибудь бабе, и пудри мозги ей. Я не тупая, понимаешь? Ты в первый же день сказал, что тебе от меня нужно. А сейчас, спустя две недели, изменил своё мнение? Да я не поверю в это, — кричала я на него, он сам довел меня до такой истерики, мне нужно было выговориться на тот момент. 
— Прости меня, — он присел на корточки возле моих коленей и положил на них голову, — малыш, прости. Я правда сейчас хочу отношений. Да, за две недели можно изменить свои желания. И я буду доказывать тебе, что я честен с тобой. Вот сегодня, например, я хочу позвать тебя на свидание, но не знаю, пойдёшь ли ты со мной после всей этой фигни? — он поднял свои кристально-серые глаза. 
— Я не знаю, ты меня бесишь, понимаешь? — расстроенным тоном проговорила я.
— Понимаю, но у меня есть хоть маленький шанс на твоё согласие?
— Пошли в школу, скоро урок начнется.
— Это значит — да?
— Нет, — улыбаясь, ответила я.

      И так всё время: сначала все хорошо, потом его косяк, я уйду, он пойдет за мной, я на него накричу, он попросит прощение, я буду расстроена, он поднимет мне настроение. Он тот ещё мудак, но именно этот мудак не хочет покидать мои мысли.
      Первое наше свидание прошло в парке аттракционов. Вечером он заехал за мной, попросив заранее одеться меня потеплее, потому что на улице холодно. Приехав в самый центр города, я думала, что он поведет меня в кафе или кино, как это было с Димой. Но нет, Артём-не Дима, я всё чаще убеждаюсь в этом. Он купил мне сладкой ваты и повел в сторону аттракционов. Ох, чёрт, накричалась я тогда. Мы побывали почти на всех каруселях и горках, завершающим было колесо обозрения. В общем, там и началась вся романтика. На самом верху колесо остановилось и он достал букет с цветами.

— Ты будешь моей девушкой? — спросил он, встав на колени.
— Что, прям сейчас? В ста метрах от земли?
— Софа, именно от твоего ответа зависит сколько мы будем здесь висеть. 
— Я не могу так сразу ответить.
— Дай мне шанс доказать тебе, — просил он.
— Я.…мм...ну... ладно, но если ты разобьёшь мне сердце, я тебя убью, — да-да, я согласилась. 
— Я сам себя убью, — сказал он и поцеловал меня.

      Вот так романтично он предложил мне стать его девушкой. Конечно, он и до этого раз двадцать предлагал, но это более официальный вариант. 
      За этот месяц наших отношений происходило многое. Он стал чаще ошиваться у меня дома, даже пару раз оставался ночевать, но ничего такого не было, он даже не приставал. Мама говорила, что Артём хороший мальчик, именно такой мне и нужен, может перевоспитает меня. Ага, ну да. Тёма очень сдружился с Вадимом, моим братом. Вадя даже ему стал чаще звонить, чем мне. Алиска тоже радовалась за нас. В общем, всем нравился этот засранец, кроме меня, естественно.
      Меня он жутко бесил. Чёрт, сколько ссор у нас было. Какой он ревнивый, жуть просто. Диму вообще не переваривает. С ним я, кстати, осталась хорошими друзьями, мы часто переписывались в VK. С Катериной они не встречаются, просто дружат, как говорит он. Тоже дурные, видно же, что нравятся друг другу, а отношения заводить не хотят. Чернышева записала меня в список своих подруг. Она, оказывается, бывает вполне нормальной, когда не бесит меня. Со второй школьной Барби мне тоже приходится поддерживать дружбу, потому что Зайцев, вроде как, решил перейти к действиям и пытается добиться прощения у Маши. Мы часто гуляем вчетвером: я и Артём, Маша и Максим. Я начинаю узнавать этих кукол совсем с другой стороны. Маша оказалась очень милой и дружелюбной, хотя в школе ведёт себя как жуткая стерва. А Катя — да-да, мне можно её так называть, ну только за пределами школы — оказалась не такой уж и тупой, как я думала, она часто покупает у меня книги в магазине, в основном исторические рассказы или научную фантастику. 
      Со всеми этими новыми друзьями многие думают, что я отдаляюсь от Алисы, но нет, это не так. Всё свободное время от конца уроков и до начала танцев, мы проводим вместе. По пятницам у нас типа женский день. Мы ходим по магазинам, а вечером смотрим разные мелодрамы и ночуем друг у друга. Артём ненавидит пятницы, ведь в этот день мы видимся только в школе, но ничего, пусть терпит, сам выбрал меня.
      С каждым днём я всё больше убеждаюсь, что мне достался очень хороший парень. Он очень заботливый, один раз ему не понравилось, что я по такому холоду собралась ехать в школу в юбке, поэтому заставил меня идти переодеваться. Тогда, кстати, тоже у нас была небольшая ссора. Многие думают, что он просто играет со мной, но это не так, я уверена. Каждый день Артем доказывает мне это своими поступками. Сколько бы я его не посылала, он всегда остаётся рядом. За этот месяц я узнала его совсем другим, не таким, какой он бывает на людях. 

— Малыш, а Таня не может до конца смены отработать? — вытащил меня из рассуждений Тёма. Я посмотрела в окно машины Макса, мы уже подъезжали к торговому центру. 
— Зачем?
— У тебя очень усталый вид, тебе домой надо.
— Тём, всё нормально. Я доработаю свою смену, — сказала я.
— Тогда я останусь с тобой. 
— Не надо. 
— Это не обсуждается.

      Мы подъехали к центру, Тёма открыл мне дверь, попрощавшись с Зайцем, мы пошли в мой книжный. Я еле передвигалась, всё тело ломило просто. 

— Ого, Соф, ты чего? Заболела, что ли? — удивленно спросила Таня.
— Нет, всё нормально, — ответила я и уселась в кресло. Что —то у нас холодно как —то.
— Что нет? Ты вся красная, — ответила Таня и достала градусник из аптечки, — на, меряй температуру. 
— Тань, ты серьезно? 
— Не спорь с ней, я тебе тоже говорил, что выглядишь ты плохо, — вмешался в разговор Артём.
— Ну вот, ты меня оскорбил, моё сердце разбито.
— Софа, — он так посмотрел на меня своими странными глазами, что я решила чуточку помолчать. 
— Давай градусник, — через минут пять сказала Таня, — поздравляю, милая, тридцать восемь и семь.
— Чего? Дай сюда, — отобрала я у неё градусник. Чёрт, только не болезнь. Мне сейчас нельзя болеть. 
— Так, Артём, сейчас отвезёшь её домой, Соф, у тебя лекарства какие-нибудь есть? — я отрицательно покачала головой, с моей мамой —врачом я редко болела, так что и лекарств у нас дома не хранилось, — я напишу тебе список, заедете, купите, у меня малой их пьёт, они жаропонижающие, и постельный режим, наверное, на недельку, ну это уже как там мама её решит, ей виднее.
— Да, хорошо, а ты доработаешь? — спросил Артём.
— Да тут два часа осталось всего-то, как раз книгу дочитаю, — она написала что-то на листке и передала его Тёме, — вот список, всё это купить, то, что красной пастой написано дома сразу ей дай, оно температуру собьёт. А вы, дамочка, на выход, не волнуйся, я завтра за тебя выйду. 
— Тань, спасибо, я не долго буду болеть, обещаю, — сказала я, чихнув.
— Вылечись, а потом приходи, дурында.

      Возле выхода Кастильский поймал такси и мы поехали домой. Он позвонил моей маме, рассказал, что я заболела, так она ещё лекарств пять сказала купить. Как я поняла, она попросила его остаться со мной, потому что сама работает в ночную смену и очень волнуется за меня, мало ли, температура подскочит. Купив в аптеке всё, что нужно, мы проехали пару кварталов и оказались у моего подъезда.

— Так, ты в кровать бегом, а я пока что чайник поставлю и лекарства тебе приготовлю, — сказал Артём, как только мы зашли в квартиру. 
— Ок, босс.

      Ненавижу болеть, чувствуешь себя амёбой какой-то. Я доползла до комнаты, еле как переоделась и улеглась на кровать под одеяло. Меня то морозило, то в жар бросало. Тёма напичкал меня разными таблетками и сиропами, затем принес чай с лимоном. 

— Ты кушать хочешь? — спросила я у него.
— Чего?
— Ну, ты голодный?
— У тебя температура под тридцать девять, а тебя беспокоит этот вопрос? — спросил он.
— Да, — серьезно ответила я.
— Нет, малыш, я не голоден.
— Точно?
— Да, — ответил он, — а ты хочешь кушать?
— Не, я спать хочу, — зевая, ответила я.
— Тогда спать быстро. 
— А ты?
— Мне тоже спать?
— Я хочу, чтобы ты лежал рядом. 
— Я буду лежать рядом. 

      Раздевшись, он лёг рядом со мной. Я очень смущаюсь, когда он лежит в моей кровати в одних только боксерах, хорошо, что в комнате темно и не видно моего красного лица. Я повернулась к нему и прижалась к его груди, он обнял меня. 

— Я тебя заражу, да? — спросила я.
— Спи уже, дурында моя.



Anastasgri

Отредактировано: 20.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: