Хогвартс. Новое поколение

Размер шрифта: - +

Глава 1. Годы до поступления в Хогвартс

Наша история начинается в маленькой, очень тесной комнатке, точнее, даже, в изоляторе. Такие есть везде, где одновременно приходится находиться большому количеству людей некоторое время. Порой, хочется узнать для чего они: изолировать человека от общества, или обеспечить обществу некую защиту от возможных проблем. Как бы вы не ответили на этот вопрос, они всегда работают.
Как и те, куда вчера вечером поступили двое мальчишек. Хоть и поступили в один день, они были незнакомы, да и их истории очень разнились до момента попадания в закрытый интернат для сирот. Сейчас же они оба находились по соседству в маленьких боксах-изоляторах. Где с трудом помещались кровать, маленький стол на одного человека и старая табуретка. В комнате было окно. Маленькое и грязное. В добавок ко всему, на нём была решётка, что полностью дополняло ощущение заключения в этих стенах.
И вот, один из них проснулся. Он сел на кровати и обречённо оглянулся. Его звали Орест Рюмкин. С виду ему было около девяти лет. Волосы были светлые, длиннее обычного и едва касались плеч. Из под взлохмаченной чёлки на мир смотрели с потухшим любопытством светло-серые, почти белые, глаза. Мальчик был худощав и бледен.
Он сидел на кровати не понимая смысла зачем просыпаться теперь и куда-либо идти. Его семья пропала без вести. Так сказал дядя милиционер, который вчера и привёз его сюда. После некоторых процедур, Ореста закрыли в этой комнате, предварительно сунув в руки книжку и расписание, где учитывались даже походы в туалет. К такой жизни мальчик был не готов. Поэтому он сидел на кровати, обхватив колени руками и старался не о чём не думать. Но это не получилось. Вскоре его отвлекли крик и стоны. Кто-то рядом явно был не в настроении. За стеной слышались удары, скрип панцирной сетки и неразборчивые отдельные слова.
Затем хлопнула дверь и крики удалились.
Не смотря на пережитое, Оресту было любопытно, что там происходит и он ждал, когда снова в комнате появится тот, кто по мнению здешних наблюдателей, непозволительно нарушает тишину. Орест бы и сам сейчас так же покричал, да вот только вчера он сорвал голос, когда взрослые решили где ему будет лучше и отвезли в это закрытое заведение.
Вскоре донеслись шаги и соседняя дверь снова заскрипела.
- Теперь веди себя хорошо, - послышался гнусавый женский голос. Затем двери закрылись.
Наступила тишина, прерываемая едва заметными всхлипами.
Орест встал с кровати и подошёл к стене, откуда всё доносилось. Нерешительно он постучал по ней. Ответа не последовало. Он повторил попытку и из-за стены раздался ответный стук.
- Тебя как зовут? - спросил Орест, облокотившись на стену всем телом.
- Марк, - донеслось оттуда.
- А я Орест, - сказал парень. - Давай дружить?
- Не знаю, - ответил голос и замолчал.
Всё остальное время пребывания в изоляторе мальчик рядом молчал и Орест потерял к нему интерес. Выпустили их в разное время, поэтому мальчики так и не встретились. У каждого из них начались бесконечные серые будни в этом жутком месте.
Понедельники здесь были похожи на воскресенья. Всё было до невозможного одинаковым. Казалось, так будет бы до конца дней. Но вскоре Орест подружился с рыжим мальчиком. Его звали Тобиас.
Мальчик оказался слишком труслив и постоянно чего-то боялся. Жаловался, что на него кто-то планирует напасть. Собирал непонятные данные об учениках с фотографиями в своём дневнике и вносил туда часто коррективы. Он был замкнутым и чрезмерно стеснительным, но с ним, хоть, можно было поговорить, что вносило небольшое разнообразие в этих серых стенах.

Однажды Тобиас попал в какую-то переделку. Это было на прогулке после обеда. Что именно случилось, Орест разобрать не мог, но ввязался в драку, где одновременно дралось человек семь мальчишек. Из-за кого всё началось было не ясно.
На крики во дворе прибежала крупная нянька, она выхватила одного тёмноволосого мальчика из общей кучи и куда-то повела в сторону.
Оресту стало любопытно почему именно того мальчика взяла мисс Лиз, и почему как обычно она не устраивает всем прочуханку. Он пошёл следом. Стараясь идти как можно тише, он продвигался за няней с мальчиком, которого раньше не видел. Эта жуткая огромная нянька никогда не отличалась хорошим отношением к воспитанникам, но на удивление с этим мальчиком она не была строга. Она аккуратно уводила его вглубь что-то нашептывая.
Вскоре они остановились и стали о чём-то шептаться, Орест подошёл ближе, чтоб расслышать всё в подробностях.
- Лиззи, ты же знаешь, я не хотел причинить ему вреда, - мальчик не оправдывался, не переживал из-за драки, а просто спокойно говорил. - Он сам виноват. Лезет с этими фотографиями куда не надо. Думаешь, мне это приятно?
- Но ты можешь пострадать из-за драки, - ворковала нянька. - Сколько раз я тебя уже покрывала? А вдруг выяснится что это ты в прошлый раз натворил? Я не хочу, чтоб у тебя были проблемы.
Она говорила что-то ещё, но Орест нечаянно зацепил ведро, крадясь ещё ближе и оно с грохотом полетело вниз. Понимая, что он попал не в лучшее положение, он побежал по коридорам, преследуемый ненавистной нянькой.
Не смотря на габариты, она таки догнала мальчика и грубо поволокла в его комнату, приговаривая по пути, что подслушивать чужие разговоры это очень мерзко. Мальчик пытался выдраться, но у него ничего не получилось, он лишь вывихнул себе кисть и теперь она очень болела.
В комнате мисс Лиз кинула воспитанника небрежно на кровать и стала долго отчитывать. Боль и крики сыграли с ним злую шутку. У него сильно разболелось всё тело и он почувствовал странное забытое ощущение тепла изнутри, оно нарастало с каждой гневной тирадой женщины, пока не прорвалось наружу и не подпалило шторы.
Да, именно так. Неожиданно шторы начали гореть. Орест смотрел на них как завороженный. А вот нянька посчитала, что он специально их поджег, не смотря на то, что он был далеко от них. Тем не менее, ухватив мальчика за ухо, она поволокла его к директору, требуя отчислить.
Это был не первый самопроизвольный его поджёг. Но раньше с подобными случаями не было таких проблем. В личном деле мальчика завели статью, описывающую его ужасную выходку и скверный характер. С такой биографией его стали переводить из приюта в приют, не желая оставлять у себя трудновоспитуемого подростка.
И вот, когда он ожидал уже пятого по счёту дела из-за поджога, в его комнату летним утром вошла странная пожилая женщина, в сопровождении заведующей приюта. Она попросила оставить их наедине. И, когда скрылась заведующая, она протянула Оресту письмо. Лишь глянув на конверт, мальчик засмеялся. Он выхватил это письмо, трясущимися руками развернул его и стал читать. Он знал, что это, и что там будет сказано, но жадно проглатывал каждое слово, выведенное зелёными чернилами. Это было письмо из школы чародейства и колдовства Хогвартс, которое он ждал с раннего детства. Ведь его родители тоже были волшебниками и учились в этой же школе.
Он был уверен, что теперь его жизнь наладится. Его не стали переводить до Хогвартса в новый интернат, да и о поджогах молчали. Но не смотря на неожиданно благосклонное отношение персонала, в котором скорее всего, можно было поблагодарить ту волшебницу, которая принесла письмо, дня отправления в Хогвартс он ждал с жутким нетерпением.



Ольга Джонс

Отредактировано: 28.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться