Холод. Сага. Часть 5. Игры осени

3 глава-4

Весенний вечер тихо спустился на дачу Наумовых. Кирилл копался в ноутбуке, Тея мыла посуду после быстро приготовленного, но все-таки домашнего ужина. А Холод вышел на крыльцо и закурил. Сейчас он спасает тех, чьего брата он убил. Хотя здесь хрен разберет, кто кого спасает. Он знал, что у Наума была семья – брат, сестра, мать, отец… Но они не были нужны Науму. Наума в жизни интересовали только две вещи – деньги и уважение. Поэтому он не брезговал ничем, и зачастую страх воспринимал, как уважение. С одним в жизни чувством Наум никогда не путался. Это ненависть. Но, несмотря на бытующее мнение, что тот, кто умеет ненавидеть, умеет и любить, он не любил никого. Вернее, слишком любил одного человека – себя… Любил каждый свой поступок, каждое свое слово, каждое движение. Он смотрел в зеркало и словно восторгался собой. Но это зеркало было кривое. Вместо обычного урода Наум видел там русского племянника Робин Гуда, и загадочно улыбался своей значимости. Очень скоро жадность до денег ушла на второй план, и появилась обида, что его недопоняли, недооценили… Обида росла и крепла. Глядя на свое отражение в зеркале, он все чаще задавался вопросом – почему не он? Ведь он этого достоин! Так друзья становились врагами, а точнее конкурентами. Наум пытался не подняться над ними, а унизить их, думая, что так он станет значимее. Когда сил не хватало, на их место приходила подлость. Так подлость толкнула его на путь предательства.

Тогда Холод так и не нашел ответа на вопрос – зачем Наум так поступил с ними? Но прошли годы, и ответ пришел сам – на его месте так мог поступить каждый. На такие поступки толкает одиночество. И каждый, вступив в игру против закона, сознательно выбирает это одиночество. Это и есть среда обитания, в которой рано или поздно начинают играть по правилам естественного отбора, где сильный сжирает слабого. Но Наум решил переиграть эти правила: пусть всех, кто сильнее, сожрет хитрый. Он не думал о последствиях, начав играть по новым правилам. Но все это было потом…

Холод достал вторую сигарету и закурил. Тогда это были просто девяностые. Они жили, как умели, но жили весело. Хотя и одним днем. Они не были вместе с первого класса, их не вынуждали это делать обстоятельства, они не подражали американским героям из фильмов про мафию и гангстеров. Они жили, потому что так жили… И не задавали себе этих вопросов. В стране было смутное время. Те, кто поднял денег не очень честным путем, сами придумали тех, кто придет, чтобы  их отнять, а они просто исполнили их страшную мечту. «Накаркали!» - подумал Холод и грустно улыбнулся. У тех были на кону большие бабки, а у них сломанные жизни… Так что судьба всегда раздавала каждому по заслугам и делила поровну, тем более в тех девяностых, в которые Холод мысленно вернулся, закурив еще одну сигарету.

Он не знал, рассказывать брату с сестрой о том, что это именно он убил Наума или нет. Ведь в отличие от него и Наума они были людьми, а не бойцовыми псами, одного из которых то время сожрало, а другого заставило быть человеком без имени.

А волны памяти уносили его все дальше и дальше, туда, где они еще были друзьями, не думали о завтрашнем дне и осенние заморозки девяностых только начинались…



Voron

Отредактировано: 13.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться