Холод. Сага. Часть 5. Игры осени

4 глава-4

Холод ехал на машине Теи. Вчера он слышал разговор Кирилла с сестрой, который никак не шел из его головы, несмотря на то, что они говорили тихо. Вернее, говорил Кирилл…

- Ты сними очки розовые, систер! Мы что, так и будем здесь сидеть? Понятно, у тебя там «лав», секс и все такое. Но жить-то надо дальше! Его я как раз понимаю – он бандос, ты хорошая девочка, романтика, шуры-муры, ахи-охи… Он так может тут долго сидеть. Он же говорил, что свалит? И чего? Ты сама мне все о братце старшем вспоминаешь, а этот чем лучше? Развел он тебя, систер, типа он настоящий мужчина, а все говно. Вон, смотри, лапша его у тебя с ушей стекает. Гнать его надо, или самим сваливать. А вообще давно уже пора папаше нашему позвонить. Короче, два дня у тебя, или я сам уже его наберу. Надоел уже этот цирк под скрип кровати…

Холод понимал – они не пара, быть вместе для них опасно. Привыкать нельзя, надо вовремя уйти…

Для начала он забрал деньги в ячейке на вокзале. Дальше он приехал к дяде Гене. Они без лишних слов поняли друг друга.

В конверте у Холода лежали два паспорта и два водительских удостоверения с новыми фамилиями – для брата и сестры. Там же лежала половина денег, две чистые сим-карты, по которым невозможно было вычислить местоположение, и письмо, которое Холод написал в березовой рощице, выкурив за раз пачку сигарет.

 

* * *

 

«Нам с тобой было хорошо, но без меня тебе будет лучше, Тея. Это я убил вашего брата и не хочу, чтобы из-за меня ты потеряла второго. В конверте все для того, чтобы вы смогли начать жить сами больше ничего не опасаясь. Уезжайте. Но обещай мне, если что-то случится, ты запомнишь эти цифры (..........)

Люблю тебя.

Твой Сергей»

 

* * *

 

- Ну вот. Доигрались, - Кирилл смотрел на Тею, - все твоя любовь. Свалил твой уголовник. Тачку забрал и больше не вернется. Короче, звони отцу, систер, пора выбираться. Дети - это всегда проблема. Так что пусть он ее и решает, иначе не хрен нас было столько рожать!

Тея не слушала его и смотрела в окно. К даче подъехали две неприметные иномарки. Кирилл увидел их и побежал наверх за ноутбуком, но было поздно… По дорожке уже шагали два крепких парня, сопровождая старичка в спортивном костюме с потертым пакетом «Икеа».

- Кто вы? – ничего не понимая, Тея вышла им навстречу.

- Вы Тея? – проскрипел старичок.

Она кивнула.

- Это вам Холод передал. Можете больше ни о чем не беспокоиться. Ни о нем, ни о себе. Здесь деньги, телефоны, которые невозможно засечь, новые документы. Одну машину заберете. Она чистая. Он велел передать, чтобы вы уезжали, и никаких вопросов не надо. Пошли, ребята.

Они уехали. Тея стояла посреди кухни с пакетом в руках. Кирилл сначала боязлив выглянул со второго этажа, а потом спустился, держа под мышкой ноутбук, оглянулся по сторонам и выхватил из рук Теи пакет.

- Во! А вот это уже дело! О как сделано! Настоящие! И деньжат нам подкинул нехило так. Короче, систер, давай и мы что ли в расход теперь, как положено у нас, у Наумовых, когда жопу припекло. Тачку себе оставь. А я на автобусе рвану куда-нибудь подальше отсюда, - он рассовал деньги по карманам кожаной куртки и схватил со стола недоеденный бутерброд, - если чего – словимся.

- Телефон возьми, - только и смогла произнести Тея, - позвонишь, если что случится. Его засечь невозможно.

- Да что случится? – усмехнулся Кирилл, - что могло – уже случилось. А, кстати, там походу этот писатель что-то написал для тебя. Письмо в конверте. Давай, систер, не кашляй, - он вернулся, чмокнул ее в щеку и исчез со словами: «Я наберу».

 

* * *

 

Холод стоял и смотрел на океан, который так был похож на его жизнь своими штормами и цунами. В кармане лежал японский паспорт, а на душе было грустно. Он пока еще не знал, почему. Наверное, потому, что сегодня он впервые возненавидел человека, которого любил больше всего – самого себя. Сегодня он понял одну простую вещь – человеком быть сложно, но иногда так хочется… Он закинул за спину рюкзак и начал спускаться с зеленеющей сопки к рыбацкому сейнеру, идущему к берегам Страны Восходящего Солнца…

Солнце спряталось за сопкой, и, стоя на корме, он материл про себя, как только мог, этот проклятый бледно-розовый закат…

 

* * *

 

Тея несколько раз перечитала письмо. Возможно, он прав. Но он не мог просто так уйти! Просто так не уходят! Хотя…, наверное, в его мире нет «просто так». Она понимала, что такие, как он, тоже возвращаются, но только туда, где они оставили частицу себя. Или чтобы отомстить или о чем-то напомнить.

Она вышла из дома, закрыла дверь и спрятала ключ. Теперь она будет учиться жить и чувствовать. Без него…

Тея села в машину и поехала в сторону столицы. Она взяла лежащий на соседнем сиденье телефон. В голове отпечатались цифры, которые были в письме. Теперь она была свободна. Свободна от опеки над младшим братом, который только что, как положено Наумовым, сделал свой выбор. Выбор, о котором он наверняка пожалеет. Но уже на этот раз без нее. В животе и в душе что-то кольнуло. Она набрала домашний номер.



Voron

Отредактировано: 13.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться