Холодная чешуя

Размер шрифта: - +

3

В леса Адонорда с гор стремительно сползал холод. Это становилось заметно по рыжевшим кронам столетних деревьев на краю леса, едва видных из северных окон дворца. Понятие осени в Адонорде означало коротких полтора месяца последнего тепла и света. В это время жители королевства закачивали последние приготовления к зиме, по всей стране устраивались ярмарки и разноцветные базары, люди собирались у громадных костров с бочками молодого пива, танцевали и слушали легенды от старейшин.

Эдана подставила лицо свежему порыву ветра, зажмурившись, и схватилась за изуродованный трещинами край стенки. Она находилась на средней смотровой площадке замка и любовалась видом густых лесов. О, нет, они никогда не будут полностью желтыми или оранжевыми, как деревья соседних стран, только зелеными - Адонорд славится крепким сосновым и еловым сырьем. Едва удержавшись на месте от нового порыва, девушка обошла основание шпиля, украшенным громадным полотном королевского флага, и уткнулась взором в крыши столичных домов.

Этот поразительный контраст – стык города и начало леса – особенно выделялся из дворца. Восседающий на скале и утопающий в зелени, королевский дом был последней точкой в черте города Ильдена, столицы, пропускным пунктом между миром обычных людей и зачарованными лесами.

-Леса. Нужно заняться лесами, - пробормотала сама себе королева, рассматривая ровные крыши Ильдена.

Девушка поднялась на носочки и, крепко держась за перила, заглянула вниз. Её дворец был одновременно и громадным, и маловместительным. Верхние этажи, отчасти, пустовали, там размещались запасы еды и боеприпасов и комнаты отдыха для стражи. Северная сторона замка, раньше принадлежавшая комнатам покойных короля и королевы, были запечатаны увесистыми замками. Там некому жить.

Первый этаж донжона – некого подобия одной огромной башни – отведен на огромный тронный зал, зал для приема гостей и обширную столовую с камином. Ниже, в подвале, расположилась кухня, хранилища провизии, погреба с вином и сырами и крохотные комнатушки кухонных слуг. Второй и третий этажи принадлежали Эдане и её приближенным.

Вокруг жилых зданий сложными слоями располагались дворы. Там трудились кузнецы, плотники, конюхи, гончары и все те простые люди, делающие жизнь королевы удобной и безопасной. Со своего места у шпиля девушка едва могла различить метушливых слуг, бегающих по своим делам. Чем ниже спускался замок к воротам, тем больше вооруженных людей становилось. Среди толстых стен в запрятанных казармах юные и молодые воины тренировались с товарищами постарше, зубрили науки и изучали тактические махинации.

И все же, королеве казалось, что она совсем не знает собственного замка. В некоторые крохотные башни доступ ей был закрыт, в подвалы и пустые темницы спускаться просто страшно. Девочкой она лазила по деревянным галереям лучников и нишам оборонительных стен, изучая все возможные уголки, но этого было мало.

Благодаря отделке белой известью, замок Эданы был виден издалека на много миль вперед. Отшлифованные крепкие стены внушали уверенность в их неприступность, но высокий частокол никто не решался убирать вот уже тридцать лет.

У подножия с той же северной стороны покоилось глубокое и кристально чистое холодное озеро Мертвого ящера. Оно защищало королевский дом от врагов и насыщало его свежей водой.

Дагор подавил зевок. Он стоял у стены, укрывшись от ветра, и наблюдал за похождениями юной королевы с одного конца смотровой башни в другой. Серьезно сморщив носик, девушка то и дело боролась с ветром, размышляя о чем-то своем. За последние года её характер и повадки круто изменились, оставив наивность и страх в прошлом. Она постоянно что-то планировала, решала и много молчала. Маленькая юркая птичка, как называли её приближенные короля Бертольда, обросла железными перьями и практически перестала петь. Позволяя себе любоваться ею, страж с горечью понимал, что эта женщина достанется другому – богатому и властному дворянину.

Тень от полотнища легла на его лицо и Дагор невольно поднял глаза на государственный флаг. На темно-синем фоне в окружении вышитых лент стоял племенной олень с ветвистыми рогами, переходящих в крону молодого дуба. Герб великого рода короля Бертольда. На шее оленя сидел серебряный горностай с веткой спелой брусники в зубах - древний род матери Эданы. Королевское знамя буяло свежими красками ведь очертания тонкой серебряной диадемы, оплетенной ветвью белой акации, символизирующей правление новой королевы, добавлены совсем недавно.

Миг – и Дагор потерял свою королеву из виду, заметив только хвост темно-синего платья, вильнувшего на лестнице вниз с площадки. Он поспешил за Эданой, предугадывая её направление. Девушка пробежала несколько этажей вниз, приветствуя на ходу слуг и стражников, и остановилась на галерее первой оборонительной стены. Догнав её, мужчина подошел ближе, укрывая спиной от ветра, и последовал взглядом за её взором.

-Не замерзли, Ваше Величество?

Эдана вздрогнула, возвращаясь к действительности, и рассеянно оглянулась на своего охранника. В честь вольного дня, он был одет в белую рубашку и плотные штаны, и очень отличался от обычного Дагора. Мужчина выглядел моложе, развязнее и слишком привлекательно, чтобы это игнорировать. Королева нахмурилась своим мыслям и покачала головой.

-Нет, все хорошо. Но сегодня-завтра точно похолодает. Хочу успеть последний раз в эту осень искупаться в озере, надеюсь, ты не откажешь мне в компании.



Lio Jones

Отредактировано: 03.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться