Холодная чешуя

Размер шрифта: - +

1

Королева Эдана уже двадцать минут стояла с протянутой правой рукой и терпеливо ждала, когда же поток поданных наконец иссякнет. Каждый из них считал своим величайшим долгом притронуться к тыльной ладони своей королевы губами или лбом.  Они говорили “Прекрасно выглядите, Ваше Величество!”, “Какое на Вас прелестное платье, Ваше Сиятельство!” (это чаще всего говорили женщины и, по правде говоря, Эдана воспринимала подобные комплименты как завистливые лестные речи) и коронное “Счастья и благополучия королеве Эдане и святой земле под её ногами!”. Королева принимала все реплики с благодарностью и ласковой улыбкой, обреченно понимая, что жесткий каркас корсета нового платья уже добрался до плоти третьего левого ребра и скоро проткнет её насквозь. Иначе и не могло быть - она любила своих людей. Поэтому и принять нужно было всех.

-Пускай горят вечность глаза твои, королева Эдана! - искренне поприветствовал девушку сеньор Вудган, ступая на лиловый ковер у её ног. Он был настолько старый, что помнил юной бабушку Эданы, Ядвиг,  а потом рождение и становление всей последней королевской семьи, о чем не забывал с неприкрытой гордостью напоминать при каждой встрече.

Королева уважительно поклонилась Вудгану и протянула руку ближе к нему, чтобы старику было проще. Он неуклюже прижался морщинистым лбом к юной руке и отступил к правнукам, по обе руки придерживающих его под локти. Мужчины единовременно склонили могучие головы и хотели развернуть деда, но тот, кажется, не спешил прощаться.

-Маленькая Дана, а ведь я учил тебя вязать крепчайшие узлы в королевстве, когда тебе не было десяти. Помнишь ли ты об этом?

Плечи Эданы обреченно опустились. Она растерянно заморгала, не представляя, что ей отвечать. Плести узлы учил её отец на их первой совместной охоте, но никак не древний Вудган в десять лет. Вернув себе самообладание и спокойствие, королева решительно кивнула.

-Да, почтенный сеньйор Вудган, я помню.

Ложь мягко уколола девичий язык, но Эдана знала, что эта ложь - правильная.

-До сих пор помню каждое движение и нужные петли. Все воины завидуют моим, хм, узлам. Я бесконечно благодарна вам.

Стражники у стены заулыбались, переглядываясь между собой, но старик не заметил этого. Его прозрачные почти слепые глаза засияли и девушка не смогла спрятать умилительную полуулыбку. Не смотря на почтенный возраст, он выглядел крепким, его рот все еще был полон зубов, а кожа не напоминала соженный пергамент, как у остальных старых людей.

Кажется, он собирался добавить еще что-то, но внуки деликатно отвели его в сторону. Бросив стражникам предупреждающий о серьезном разговоре взгляд, Эдана вернула свое внимание подданным.

Этот вечер выдался спокойным и летним, даже немного домашним. Разодетые придворные со своими семьями разбрелись по огромному дворцовому залу, незаметно переходящий в розовый сад, и небольшими кучками расселись за маленькими столиками, поедая сладости и запивая яблочным вином в больших количествах. Грузные воины, ушедшие на покой после длительной службе королевству, скромно прятались у больших растений в горшках с пивом в руках в надежде найти компанию и свободные уши для рассказа своих затертых до проплешин баек и небылиц с поля боя. Но вокруг них вились в большинстве розовощекие детишки, падкие на жуткие взрослые сказки, и пожилые дворяне, как и воины жаждущие почувствовать себя частью праздника человечества. Там, в глубине сада, среди моря диких орхидей, желтых, розовых и белых роз, под длинноветвистыми ивами, чьи зеленые волосы сейчас были заплетены слугами в косы, прятались влюбленные. Их счастливый стеснительный смех то и дело проникал в открытые окна, временами заглушая миниатюрный оркестр. Старые люди покачивали головами и улыбались, а родители, имевшие в семье невесту или жениха на выданье, тихо молились, чтоб не их чадо сейчас находилось под ветвями ив.

Зачем регулярно проводить такие вечера, съедающие приличную часть королевской казны и свободного времени, Эдана никак не хотела и не могла понять. Поэтому попыталась отделаться меньшими затратами - то вывозила придворных на озера  подышать свежим воздухом и отведать местного козьего сыра, то приглашала на слушание произведений молодых поэтов, а то и вовсе устроила пешую прогулку по окрестностям столицы. Им всегда мало. Сегодняшний вечер стал вечером игр. Лото, складывание дощечек с буквами, кости и фигурки зверюшек - слуги притащили все, что возможно было найти во дворце. Разбавляли атмосферу несколько музыкантов и вездесущие слуги, время от времени подливавшие вино. Вроде, все остались довольны.

-Они будут называть меня жадной, да? - девушка доброжелательно кивнула подходящему к её руке пареньку-подростку с большими ушами и повернула голову к Дагору, своему охраннику. - Я же почти их не кормила.

Дагор, коренастый высокий мужчина с грозно нависшими бровями, крупным носом и ясными глазами цвета молодого сапфира, сочувственно улыбнулся, демонстрируя тонкие морщины-смешинки под глазами.

-Не беспокойтесь, моя королева, они доберут свое из казны в ближайшее время. И даже заберут больше положенного.

Королева сморщила маленький носик и нахмурилась. Придворные выжимали соки из неё и её жителей, а путей давления на них она никак найти не могла. Если не угодить дворянам - её репутация падет, как смытый водой детский домик из песка, потому и устраивались пышные балы и яркие вечера. И сюда не могли попасть обычные люди, чего Эдана не понимала - часть народа столицы заслуживали на почтение не меньше придворных и имела право веселиться с остальными.



Lio Jones

Отредактировано: 03.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться