Холодное пламя "Феникса"

Размер шрифта: - +

Глава 2

    Ветер лютым зверем выл за стенами. Грозился разнести в щепки их хлипкое жилище, забросать снегом. Огонь был жалок, а из обстановки глаз задерживался разве что на лежанке. Проломы в стенах заделали жестью и глиной. Ни очага, ни отопительного котла.
    - Боже, как же здесь здорово! – выдохнул отец.
    Так начался первый день Эндрю в большом городе.

    Беженцы.
    Отец часто повторял, что лучше бы ему умереть на берегу Сального озера, как и его соратникам, либо остаться защищать поселение… где, наверное, теперь лишь развалины да куча трупов. Тем не менее, он бежал. Прихватил копье, старое ружьишко и увел за собой сыновей.
    - Уж лучше бы я подох, - повторял он, когда напивался на привалах. Тупо глядел в костер и яростно накручивал черную с проседью бороду на палец.
    Утром, когда хмель выветривался, он вспоминал, что живет не ради чести или мертвых товарищей, и, улыбаясь, глядел на детей. Дремал немного, а потом они вновь шли в пустоту, подгоняемые ветром.
    Брели к городу Менгарот. Культ занял его лет двадцать назад, но отец считал, что именно там им удастся укрыться от преследователей. Эндрю имел пару увесистых доводов против, но перечить не смел.
    - Твой брат будет в опасности везде, понимаешь? Культ забирает таких, как он, уродует, превращает в чудовищ. Мы не позволим им, Эндрю. Ни за что!
    Однажды они стали свидетелями довольно странного зрелища. Женщина, вооруженная топором, стояла над бездыханным телом и громко кричала, отбиваясь от наседающих трупоедов. Те бросались на нее со всех сторон, размахивали костлявыми лапами, роняли ядовитую слюну, но пока что не могли достать одиночку. Воительница слабела. Двигалась медленнее, с трудом освобождала топор после того, как он вгрызался в кости уродцев. Тем не менее, выглядела она как вросшая в землю скала.
    Отец сбросил с плеча ружье, но почему-то не стрелял. Хотя Эндрю знал, что достаточно дать пару выстрелов, чтобы разогнать трупоедов по норам – они не переносили громких, резких звуков. И все же отец медлил. Лишь тогда, когда твари сбавили напор, и стало ясно, что женщина вполне может управиться одна, он срезал двоих уродцев. Остальные, как и следовало ожидать, бросились врассыпную.
    Женщина выронила топор и рухнула на колени перед телом, которое защищала. Не было слышно ни стонов, ни плача. Лишь тяжелое дыхание да эхо выстрелов.
    - Пойдем-ка.
    Не опуская ружье, отец направился к незнакомке. Та не поднялась, даже когда черное и еще теплое от выстрелов дуло уткнулось ей в щеку.
    - Ты рейдер?
    - Уже нет, - голос у нее был низким, хриплым.
    - Кто это?
    - Муж.
    Эндрю выглянул из-за отцовского плеча. Горло у мужчины было разорвано и держалось на куске кожи. Твари успели обглодать левую кисть и разорвать брюхо. Кровь застыла под телом грязной лужей. Зажав ладонью рот, парень отступил и едва не споткнулся о дохлого трупоеда. Сухощавых тел вокруг было с десяток, и вонь от них стояла неимоверная.
    - Идем с нами.
    - Нет! Я его не оставлю… так.
    - Опомнись, дура! Земля вокруг промерзшая, похоронить мужа не сможешь, а твари скоро вернутся. Слишком уж много тут жратвы.
    Вместо ответа женщина бросила ему под ноги туго набитую сумку. Отвела от лица тыльной стороной ладони ствол и потянулась за топором. Отец отступил на шаг, но ружье не опустил. Кивком дал понять Эндрю, что недурно было бы забрать сумку. Тот не стал противиться – не первый и не последний грабеж на их пути.
    Но в этот раз они не ушли, а остались наблюдать, как упрямая незнакомка рубит мерзлую землю. Кусок за куском…
    В ее сумке была вода, подгнившая репа, много сушеного мяса и замерзшее свекольное пюре. Одеяло, тряпицы, мучнистая водка во фляге.
    Наконец, тупой стук утих. Придремавший Эндрю вскинул голову и увидел, что незнакомка забрасывает мертвого мужа кусками мерзлого дерна. Видимо, поняла – яму не выроет.
    Оказалось, что зовут ее Дейна. Оказалось, что они с мужем сбежали из отряда рейдеров, которые решили пойти под крыло Культа. Шли долго, гораздо дольше, чем семья Эндрю.
    - Хотели укрыться от ветра здесь, - говорила она, отдышавшись после двух глотков из фляги. – А потом эти мрази кинулись… Берда порвали сразу. Я кое-как отбрыкалась… ну, и то, без вашей помощи – разорвали бы.
    - Куда шли-то?
    - Хотели за реку податься. Там, говорят, Убежище есть. Вряд ли бы они стали возражать против пары крепких рук, - Дейна горько усмехнулась.
    - Мы тоже возражать не станем. Вчетвером сподручнее, а ты человек умелый. В Менгароте можно пересидеть зиму, а потом и за реку рвануть. Как тебе такой план?
    - Теперь мне плевать, куда идти, - вздохнула женщина. – Подыхать не хочу.
    Дальше двинулись вчетвером. Так, по крайней мере, отец получил возможность нормально спать через ночь. Новая спутница не производила впечатления падали, которой так много среди рейдеров.
Путешествие давалось тяжело. Приходилось делать нехорошие вещи – грабить лоточников, воровать у общин, наниматься в рейды, теряя драгоценные дни. Ели любую живность, какую только удавалось раздобыть в пустошах. Однажды отец и Дейна попытались сварить печенку мертвеца, но сил, чтобы съесть хоть кусочек, в себе не нашли.
    Тем не менее, все эта грязь показалась несущественной, когда они добрались-таки до Менгарота. Он горел огнями, обломки высоких домов царапали серое небо. Шум стоял на тысячу шагов вокруг.
    - Входить пока не будем – у ворот всегда дежурят культисты, - дрожащим от волнения голосом произнес отец. – Мы возили сюда шерсть. Давно, еще до экспансии Культа, так что я знаю, как можно по-другому пробраться за стену.
    - Вы боитесь Культа? – спросила Дейна. Эту тему они не поднимали ни разу за время странствий.
    - Да. Подробности тебя не касаются. Можешь идти туда одна, если хочешь. Мы с мальчишками немного подождем.
    - Я никуда не пойду. Вместе войдем. Не забывай только, что скоро ударят настоящие холода, и без крыши над головой мы и неделю не протянем.
    - Тут землянки есть. В них холодно, но пересидеть сможем.
    Они выжидали три дня. Приглядывались, пару раз подходили к стенам, но сторонились ворот и патрулей, что дважды за день обходили стены. Время от времени в Менгарот въезжали группы людей: торговцы, бродяги, отшельники, продающие сведенья о пустошах. Иногда приходили культисты. Их можно было узнать по крыльям, намалеванным на куртках. От этих людей исходило нечто злое, неестественное. Впрочем, многие свободные люди, живущие в пустошах, отказывались признавать их людьми.
    Наконец, в один из дней отец вернулся сияющим от радости. Спустился в заброшенную землянку, которой бродяги пользовались лишь во время редких теплых дней – отопить такую практически нереально.
    - Договорился! – восторженно заявил он, потирая руки. – Ночью двинем к северной стене.
    Под стеной имелся лаз, через который в Менгарот поставляли наркоту и выпивку.
    Тогда еще Эндрю не понимал, во что они ввязываются.
    Их провели-таки в город. Трех шагов хватило, чтобы запутаться в лабиринтах улиц, горах мусора и затеряться среди толп нищих и убогих. Трущобы смердели падалью, маслом и жиром. Одно хорошо – жар здесь на улицах стоял такой, что пот прошибал. Всему виной громадные баки с бурлящей водой и некое подобие заводов.
    - К канавам не подходите, - предупреждал отец, пока пробирались к новому жилью. – Можно хватануть радиации или еще чего похуже подцепить. В них такую дрянь сливают, что представить жутко.
    Их халупа затерялась среди сотни близняшек. Мрачных, обветшалых, безликих. Ярился ветер, валил крупный снег, но в этом человеческом улье теплилась жизнь.
    - Дом! – отец отпер огромный замок и толкнул дверь вперед.
    Так начался их первый день в городе.



Old Forest

Отредактировано: 17.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться