Холодное сердце

Размер шрифта: - +

Холодное сердце

Моя мать, Долорес-Мария Перес, всегда поражалась моей нетерпимости к холоду. Я росла в простой испанской семье, чье семейное древо глубоко корнями уходило в глубинку, в окрестности Кордовы, если быть совсем точной. Мои братья нипочем не боялись никаких холодов и, казалось, могли хоть в мороз спать на голой земле, а я, стоило летнему солнцу пойти на убыль, начинала кутаться в шали и кофты. Признаться честно, мне всегда становилось дурно на холоде, он вызывал у меня приступы тошноты, как у иных людей вызывают запахи кожевенного производства, приносившего доход моей семье.

Сейчас, оглядываясь назад, я думаю, что мои непростые отношения с холодом сложились с детства не просто так. Быть может, уже тогда я неосознанно ощущала присутствие грядущей беды и испытания, которое должно было выпасть на мою долю и все изменить. Но о том судить не мне, а тебе, мой дорогой читатель.

Я начала вести этот дневник еще в средних классах, когда окончательно утвердилась во мнении, что должна покинуть свою родную, залитую солнцем Испанию и устремиться туда, куда на протяжении десятков лет отправлялись смелые молодые женщины и мужчины нашей страны, для того чтобы быть в авангарде Нового Мира.

В Америку, страну возможностей, а именно в Нью-Йорк. Есть ли другой город на земле столь же открытый для нового, предлагающий столь же много перспектив для юной, вдохновленной души?

С тех пор, как я впервые прочла статью Барбары Сасскинд в Испанском издании National Geographic, о феминизме и роли женщины в мире, я мечтала скинуть с себя оковы патриархального уклада своей любимой, но такой несовершенной родины. Разумеется, я могла отправиться и в Барселону или Милан, но манил меня именно Нью-Йорк, даже, несмотря на холод, который там должен был ждать меня несколько месяцев в году. Я хотела стать журналистом и писать для известных изданий о том, что волнует общество, но делать это через призму равенства возможностей, прав и, конечно же, обязанностей женщин и мужчин. А дневник мне был необходим из тщеславной уверенности в том, что однажды, став уважаемой женщиной в мировом сообществе, известной журналисткой, я издам его как мемуары, а заработанные деньги потрачу на борьбу за права женщин в Африке.

Я была хитра не по годам. Если верить матери, этого у меня не отнять и сейчас. Наша семья считалась зажиточной и все же о том, чтобы отправить даже одного из семи детей учиться за границу, (в Америку!) не могло быть и речи. Улучив момент, мне удалось втянуть отца в спор о том, что если за все оставшиеся годы учебы я не получу ни одной оценки ниже «A», он сделает это для меня. Оплатит первые два семестра обучения и, конечно же, отправит к своей кузине, сеньоре Эрреро, которая держит пансион в Нью-Йорке и не раз приглашала меня пожить у нее во время каникул или до поступления в университет.

Стоит ли говорить о том, что я всю себя посвящала учебе? Но я делала это не только лишь ради себя и своей мечты о славе уважаемой женщины, я делала это для всех женщин Испании и мира, и то придавало мне небывалых сил.

Отец мой, игрок по натуре, имеет прекрасное качество, которое я безмерно ценю в мужчинах – он всегда держит свое слово.

Переезд в Нью-Йорк дался мне нелегко, но все трудности пути покрыл тот самый момент, когда я шагнула с трапа самолета на заповедную землю. Землю возможностей! И помешать мне не мог ни холодный дождь, ни последующие холодные дни – город моей мечты вот уже сутки атаковал циклон.

Я просто оделась теплее и не позволяла ничему омрачать свой момент восхождения на первую ступень карьерной лестницы.

В первые же несколько дней я подала заявления во все колледжи и университеты страны и в особенности Нью-Йорка, предоставлявшие места для обучения по специальности «журналистика». Покончив с рассылкой писем, я трепетала в ожидании назначения собеседований и, в общем-то бездельничала, но, к сожалению, Нью-Йорк видела только из окна меблирашек своей тетушки. Дурацкое слово прицепилось ко мне из-за ее бойфренда Хорхео, который все время употреблял его, рассказывая что-то о пансионе.

На самом деле это было очень интересное здание викторианской эпохи, со своей историей, отголоски которой можно было найти, казалось, в каждом его укромном уголке. Двухэтажный особняк с жилой мансардой некогда принадлежал зажиточному горожанину, за которого, на склоне его лет, вышла замуж моя тетка. К слову, она не любила панибратства и предпочитала, чтобы даже домочадцы обращались к ней «сеньора Эрреро», считая, что это дисциплинирует постояльцев, с которыми они по нужде делили свой кров. Эрреро – была фамилия ее второго мужа, с которым она развелась так же быстро, как и сошлась после смерти своего первого супруга, бывшего владельца особняка.

Для содержания такого большого и старого дома в хоть сколько-нибудь приличном виде, требовалось много денег, и идею со сдачей второго этажа и чердака она реализовала практически сразу после получения наследства. Правильно назначенная цена позволила сеньоре Эрреро сдать мансардный этаж моментально и, притом на пять лет вперед! Его снял какой-то чудак, который и вовсе не выходил из дома, и никогда не спускался к завтраку или ужину. Остальные комнаты занимали временные постояльцы, обычно туристы, которые находили недорогие апартаменты в Нью-Йорке через популярный сервис «Hallo!B’n’B».

В первые дни меня, по просьбе своей матери, пытался развлекать Эстебан, ее сын от недолгого второго брака. Он был моим ровесником, но у нас были совершенно разные интересы. Эстебан любил американский футбол, записи реслинга родом из 90-х, а также пиво с соленым попкорном, а я из этого не любила ничего. И даже страсть к начос с паприкой и сладким чили-соусом не смогла нас сблизить. Потому, я обычно проводила время в прихожей на первом этаже, сидя на подоконнике окна со вторым светом, поднимавшимся до самого конца лестницы, уходившей на мансарду. Я сидела там, подложив под спину подушку, и читала или просто любовалась на то, как капли Нью-Йоркского дождя стекают по стеклу, точно водопад, от самой верхней точки второго света, обрушиваясь в канализационный сток, прямо под окном.



Олеся Рияко

Отредактировано: 27.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться