Холодным ветрам вопреки

Глава 2

  Но это было две недели назад ,а сегодня день не задался с самого утра.Первую пару, на которую я пришла ,отменили и перенесли на вторую половину дня,поэтому я молча пошла в библиотеку работать с первоисточниками по педагогике.Моя будущая учительская профессия требовала нерушимых капиталовложений в виде моей усидчивости и прилежания.Чего, я понимала, мне иногда катастрофически не хватало. Я взяла с полки книгу Яна Амоса Коменского и стала вяло листать, стараясь вникнуть в сущность мыслей известного чешского педагога.Моя вторая личина уже несколько недель меня не тяготила, поэтому я с удовольствием взирала на своих сверстников и видела не темные, гнилые душеньки и яркие свежие солнышка, а обычную молодежь, тихонечко сплетничающую, шушукающуюся и усиленно корпящую над толмудами после громких окриков строгой библиотекарши в очках.Но меня не покидала какая то тревога. Я не могла ее обьяснить,но она бойкой птичкой ворковала в груди. И хотелось сказать, чтобы она улетела куда то в высь и не возвращалась, но маленький серый воробышек,облюбовав место в груди тихонько повизгивал и что-то предрекал.Только что ?!

  Посидев около часа, я вяло перебирая ногами в старых кедах пошла на следующую пару .Психология- этот предмет мне нравился,я поздоровалась с одногруппниками ,посмеялась над очередной шуткой нашего местного Петросяна – Коли Самсоненко, перекинулась парой фраз со своей подружкой Милой и усевшись возле нее стала рассеянно жевать колпачок ручки.Это была плохая привычка от которой я бы с удовольствием отказалась, но не получалось.К паре я приготовилась еще вчера,поэтому открыто встретила взгляд преподавателя и приготовилась отвечать."Миклушина Элеонора, прошу, первый вопрос…"Но вопрос я уже не слушала, воробышек в груди технул и обмер, и я почувствовала как его теплое тельце обмякает, холодеет и коченеет."Боже ! Что это ?" Я схватилась руками за грудь, воздух перестал поступать в легкие, и только одна мысль со скоростью ветра пронеслась в мозгу : "Мама ! Мама ! …Что -то случилось ?" Из уст рвалось громкое :"Нет ! "А боль внутри все сковывала холодной безжизненной судорогой.

   Я выбежала в коридор под озадаченные взгляды одногруппников и старого седовласого преподавателя и спотыкаясь и плача ,слезы неиссякаемым источником орошали лицо, до крови кусая губы, чтобы не дать телу упасть и забиться в конвульсиях, побежала по направлению к роддому.Его белые алебастровые стены находились в четырех кварталах от здания университета.Я бежала и думала, сейчас пташкой на второй этаж и только взглянуть через стеклянную стену на мамину худенькую фигурку в белом халате,обследующую очередного новорожденного малыша, и все.Увидеть благодать ее небесных глаз, и все. Увидеть морщинки в уголках ее рта, когда она улыбается персоналу, и все. И все - можна дальше жить.Можна становиться учителем младших классов и воспитывать и врачевать эти чистые души-солнышка, и не дать им посереть и почернеть от действительности темных нот этого мира.

    Возле главного входа в здание собралась огромная толпа человек в тридцать.Они все сгрудились и с ужасом взирали на что –то лежащее на брущатке.Я увидела яркое пятно алой крови и аквамариновую синь пальто, точно такого же, как мама себе купила на 8 марта ,константировала я в мозгу.И вдруг эта мысль вывела меня на крик.Я закричала ,не веря своей догадке.Люди расступились, ошарашенно озираясь.И я увидела застывшую голубизну небес в глазах у мамы.Она лежала, как тряпичная кукла, неловко раскрыв руки, и глаза ее смотрели в бирюзовое небо.Не было в них ни страдания, ни боли, была какая то отрешенность и сожаление.Словно она сожалела, что так и не смогла сделать весь мир чище и счастливее.

  Я упала, коленями угодив в холодную лужу, но мне было абсолютно все равно.В моей груди рождалось что-то  страшное, оно рокотало, било волнами об скалы людского бытия и рвалось, рвалось наружу.Во рту ощущался горький привкус полыни, а вокруг витал сладкий запах резеды.Я попыталась найти его источник и только тут увидела его. Он стоял в дорогом темно-синем костюме и натертых до блеска итальянских туфлях, рассеянно пожимая плечиками и зябко кутаясь в красивое кашемировое пальто.Барабанил пальчиками по крышке  багажника дорогого Порша и казалось был встревожен не мертвым телом на брущатке в красочной луже крови, а своим покосившимся от удара бампером.Я взглянула в эти темно-шоколадные очи и увидела разрывающее меня на части презрение и отчужденность.Резко включилась моя вторая сущность :смрад сладости полевой резеды стали перебивать  гнилостные волны, которые источал этот человек.А я чувствовала как внутри рождается свирепый, дикий зверь с острыми клыками, я закричала, забилась в судорогах и , вдруг, стала ощущать пустоту, которую постепенно стало заполнять какое то густое и темное варево.Мир вокруг стал окрашиваться другими красками.Глазеющие прохожие превращались  в черных монстров с провалами вместо лица.Они шептали :" Ты дэва ! Ты одна из нас !Убей ! Убей !Убей !Убей, и тебе станет легче !"Я стала расти как черная туча и эта гнилость, которую я раньше ненавидела и презирала стала заполнять каждую клеточку моего тела.Она вопила , взывала к отомщению.И я росла,черным облаком обволакивая этого бездушного холодного франта и хотелось испробовать на вкус его теплой кровушки из всех артерий его тела,напиться до изнеможения, и стать чем то сильным,темным и бездушным.Тем, кто никогда не будет чувствовать, что такое боль и не будет знать,как больно потерять любимого человека.Я уже готовилась к прыжку и смаковала гримасу ужаса на лице этого холодного убийцы.

    Но внезапно вспышка молнии озарила темный небосклон, небо прорезал луч света и стали появлятся серебрянно-волосые фигуры в белом.Они быстро рассредоточивались и старались изгнать темные души.Зазвенела сталь, крики боли, громогласные ругательства червоточины прорезали тишину.А я росла , мне хотелось разорвать этих светлых и белесых."Да ,что они возомнили ! Хотят нарушить мои планы ! Твари ! Ничтожества ! Да я вас сейчас ! "Я стала изливать свое темное варево все большими и большими порциями стараясь утопить близьстоящих серебрянно-волосых, и их прекрасные цветочные ароматы, которые я раньше  так сильно любила, мне казались пыткой каленым железом для моей  потемневшей сущности.Силы белых слабели, это я видела по их перекошенным от боли лицам,а я со своими новыми собратьями становилась  сильнее.Внезапно , у одного из них, самого молодого, должно быть паренька лет шестнадцати я увидела то, что заставило меня на миг забыть о сладости мщения.Его глаза сизые как туманы над Росью,блестящие как капли росы на лепестках кувшинок, нежные как крылышко голубя.Глаза, которые она видела чуть ли не каждую ночь последние три года.Глаза , которые она любила до безумия. Ей часто снилось как она целует их, прикасается к ним губами и, кажется, при этом, воспаряет к небесам,А потом, потом… она целует его губы, его темные кудрявые волосы ,вдыхает аромат его кожи. Глаза ! Это его глаза !



Катерина Шулика

Отредактировано: 23.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться