Хорошие девочки предпочитают плохих мальчиков

Размер шрифта: - +

Часть первая. Хорошие девочки предпочитают плохих мальчиков. Глава первая

Благодарности:

Евгении Литвиненко за мужественную вычитку.

Диане Билык за поддержку и вдохновение.

2010 год

 

Лиза

Каково бывает цветам в душной оранжерее? Я думала, что прекрасно об этом знаю. У меня три сестры (надо ли уточнять, что я самая младшая из них?) и заботливые родители. Я всегда была эдакой маленькой принцессой в воздушных розовых платьях. Мне повязывали яркие банты, даже когда в том не было необходимости, в школьные годы мне запрещали состригать пшеничные кудри, а до восемнадцати лет я должна была приходить домой в восемь и ни минутой позже.

Не подумайте, что я жалуюсь. Не так уж плохо, когда у тебя заботливая семья. Но иногда мне начинало казаться, что я фарфоровая кукла, которую бояться даже достать из красивой коробки. Я и сама боялась, что разобьюсь, поэтому не слишком-то старалась постигать внешний мир: кое-как окончила школу, потом институт. Больше времени проводила дома за чтением французских романов, чем на улице. Но никого это не огорчало. Все говорили, что я скоро выскочу замуж, и жизнь устроится само собой. «Кому нужны аттестаты, когда у тебя такие ресницы?.. Вот только, Лизочка, не надо торопиться с выбором избранника!»

Когда мне исполнилось двадцать два, родители переехали в загородный дом, поближе к красотам природы. Все сестры к тому времени жили с мужьями в собственных квартирах, так что я наконец-то была предоставлена самой себе. Вдохнув глоток свободы полной грудью, я закрутила головокружительный роман с парнем из соседнего дома. То есть, это мне так казалось, что головокружительный. Сравнивать было не с чем. Но я с удовольствием и безрассудством, которое присуще только домашним девочкам, вырвавшимся из-под опеки, погрузилась в пучину страсти.

Пока он меня не бросил. Это стало настоящей неожиданностью. Я ревела, как сумасшедшая. Мое состояние было близко к помешательству. Я уже видела себя в белой комнате с мягкими стенами, выцарапывающей его имя на собственных запястьях. Но проснувшись очередным утром вдруг подумала, что разбиваться мое сердце кажется не собирается. А значит, я не стеклянная и переживу это. Сложнее было объяснить то же самое сестрам. Произошедшее заставило всех относится ко мне, словно к тяжело больной.

— Он ведь из такой хорошей семьи, я знаю его родителей! – бормотала безутешная Наташа, которая меня с ним и познакомила, — и надо же, обернулся таким подлецом!

— Ната, он хороший человек! – пробовала возразить я.

— Не говори так, был бы он хорошим, никогда не бросил бы нашу маленькую девочку! Ну ничего. И не таких исправляли.

Я поморщилась, как от зубной боли. Наташа тем временем сноровисто затолкнула в холодильник кастрюлю с куриным бульоном. Старшая из сестер и не принимает возражений. Я собиралась сказать ей, что не голодна и вообще сама в состоянии что-нибудь приготовить, но звонок телефона в коридоре отвлек внимание. Я бросилась к трубке.

— Да?

— Привет, — сказал Пашка. Я поняла, что мне еще больно слышать его голос. – Звоню извиниться. Знаешь, это было неправильно. Ты же такая милая, беззащитная! Мне плохо от того, что я сделал тебе больно! Ты не должна меня прощать, Лиза, я последний падонок, раз поступил так с тобой!

Я сглотнула. Заглянула на кухню, желая убедиться, что Ната все еще там, а не в темном переулке, держит нож возле горла моего бывшего парня.

— Это мои сестры тебя заставили сказать такое? – тихо спросила я.

— Нет… — он замялся. – Э… Ладно, да. Ты же все равно узнаешь. Но честно говоря, и самому неловко, что так вышло…

— Достаточно, — прервала я поток излияний. Слушать все это было неприятно. Я попрощалась и нажала «отбой».

— Ну, сестрички, блин!..

— Ты что-то сказала? – донеслось из кухни.

— Нет, ничего.

Я вошла на кухню. Наташа закончила с бульоном и теперь отскабливала и без того чистую раковину.

— Кто звонил? – невинно поинтересовалась она. Я не стала отпираться.

— Пашка.

Сестра удовлетворенно кивнула:

— Раскаялся, наконец?

Я уперла руки в бока, пытаясь отстоять свою позицию.

— Не очень-то красиво заставлять его позвонить!

— Он еще на коленях к тебе приползет, будет умолять, чтобы впустила, — довольно улыбнулась Наташа.

 Меня, кажется, никто не слышал. Я покачала головой.

 

***

На следующее утро телефонный звонок на мелкие клочки разорвал красочный сон. Я нехотя открыла глаза и нашарила мобильный на тумбочке.



Дарья Кошевая

Отредактировано: 27.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться