Хорошие девочки предпочитают плохих мальчиков

Глава одиннадцатая

Так прошла… страшно сказать, неделя. Но когда ты занят делом, время летит очень быстро. Я разрывалась на части: с одной стороны, очень хотелось доказать себе, что я светлая колдунья и дела мои – только благо, а с другой… да, эти лисюки меня безумно достали. Алиса полюбила повторять, что стараюсь я в том числе для собственной пользы, имея ввиду безопасность артефакта. В этих словах была доля истины, поэтому я исправно жарилась под солнцем каждый день. Но ждала, когда это наконец закончится. Я твердо решила, что после завершения работы со стеной буду считать свой долг по отношению к лисюкам выполненным полностью.

Наконец, такой день настал. Мне оставались последние полметра до ворот (ворота уже были пропитаны моей и лисюковской защитной магией) и я обязана была преодолеть их сегодня, чтобы навсегда покончить с этим. Честно говоря, сделать это было трудно. Каждый день приходя сюда я понимала, что чувствую себя все хуже и хуже. Нещадно болела голова, слезились глаза, а иногда мои руки начинали непроизвольно трястись. Я прислонилась к нагретому кирпичу и закрыла глаза. Меня шатало и слегка подташнивало. Сейчас немного отдохну и вернусь к своему утомительному занятию. Как назло, на улице адское пекло.

Дорожная пыль забивала мне глаза и нос. На кого я должна быть похожа? Уже давно никто не останавливался и не подвозил меня, ноги болели от утомительной ходьбы. Но я знаю, совсем немного осталось! Я скоро дойду. Они зовут меня, они ждут, некогда отдыхать, надо идти…

Я вытерла пот со лба нетвердой рукой. Сползла по стене вниз. На секунду показалось, что я иду по какой-то пыльной дороге, хотя я… Словом, брежу наяву. Опять зов шутит надо мной свои страшные шутки, а ведь за эту неделю я понадеялась, что мы распрощались навсегда! Лицо казалось слишком мокрым, я посмотрела на свои пальцы и увидела на них кровь. Кровь шла из носа. Я кое-как поднялась. Надо было закончить, завтра я буду просто не в состоянии вернуться сюда... В глазах двоилось, а иногда даже троилось. «Не упасть бы в обморок», — невесело подумала я, отстраненно наблюдая выкрутасы своего организма. Однако, не смотря на твердую волю, мне было никак не сосредоточиться на порах кирпича, а шум в ушах с каждой секундой становился все сильнее.

— Как дела, дорогуша? — услышала я голос Алисы. Он доносился до меня словно из-под воды. — Какая-то ты бледная, — добавила она. Я облизала пересохшие губы.

— Плохо себя чувствую.

— Ох, как это прискорбно. Наверное, магнитные бури! Но ты закончила, да?

Она подумала, что я все сделала. И тогда я решила ее не переубеждать. Кивнула.

— Тогда иди, милая, — улыбнулась женщина. — Ты проделала отличную работу! Лисюки тебе благодарны! Теперь никто не сможет пробраться к нам без приглашения! – предводительница звонко рассмеялась и хлопнула подошедшего Игоря по плечу.

— Закончи тут все, — кивнула она ему и помахала мне рукой, все еще улыбаясь. Лишь бы этот Игорь не обнаружил моей халтуры!

Я отлепилась от стены и побрела в сторону ворот. Передо мной открыли новенькие, пахнущие смолой, створки, разрисованные лисьими хвостами. А потом закрыли с глухим звуком. Словно боялись, что я вернусь. Больно надо!

Софья сидела на нагретом солнцем камне, но вскочила при виде меня.

— Лиза! Меня не пустили внутрь! Что это значит?

— Понятия не имею.

Я вцепилась в ее руку, чтобы не упасть. В глазах помутнело.

— Эй-эй, подруга, ты чего?!

***

— У тебя, очевидно, переутомление, — целительница присела на краешек кровати. — Как ты могла это допустить?

Я пожала плечами, не зная, что на это ответить. Софья забрала у меня градусник, посмотрела его на свет.

— Температура у тебя нормальная. Давление тоже. Просто надо отдохнуть.

— Хорошо бы, — слабо улыбнулась я. – Никаких больше лисюков и заборов!

Девушка хмыкнула.

— Странные они какие-то, — призналась она, теребя черную косу. – Зря ты с ними связалась.

Из моей груди вырвался сердитый возглас.

— Но ведь ты сама…

Меня прервал звонок телефона, лежащего на тумбочке.

— Саша тебе не звонила? – вместо приветствия нервно спросила Наташа.

— Нет. А что, о ней по-прежнему ничего не слышно?

Сестра заохала, и я легко представила себе, как она качает головой.

— Ничего. Она не дает о себе знать, а ее телефон включен. Я звонила ей на работу. Секретарша сказала, что она заболела… Что-то сердце у меня не на месте. Если Саша не объявится до конца недели… А ты там как? В город не собираешься?

— Собираюсь, — ответила я.



Дарья Кошевая

Отредактировано: 27.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться