Хорошие девочки предпочитают плохих мальчиков

Размер шрифта: - +

Глава четвертая

— Как ты думаешь, Саша, зачем я дал тебе такое задание? – спросил господин Хрейг. Я пожала плечами.

— А что ты чувствовала, когда писала этот список? – допытывался он с улыбкой психоаналитика.

— Злость. Раздражение, — начала перечислять я. — Э… Ненависть.

Учитель поднял палец вверх, подчеркивая значимость моих слов:

— Вот именно. Ненависть. Запомни это ощущение. Ненависть дает тебе силу. Повтори!

— Ненависть дает мне силу.

— Отлично, молодец, — он откинулся на стуле и посмотрел мне в глаза. Я поежилась от этого взгляда, будто электрический разряд, он прошел сквозь меня, и холод зазмеился по позвоночнику.

— Помнишь свой первый день?

Так он называл день, когда я посчитала, что убила собственного мужа.

— Теперь, надеюсь, ты понимаешь, что послужило катализатором для твоей силы? Боль, ненависть, страх, гнев, также как и любовь, — все эти сильные чувства заставляют проснуться сверхъестественные способности. Не у всех, — добавил он, предупреждая мой вопрос. — Только у тех, у кого они есть.

Он неожиданно поднялся и махнул мне рукой:

— Пойдем. Проверим, как ты усвоила урок.

Мне ничего не оставалось, как последовать за ним.

В его кабинете была еще одна дверь, которую я прежде не замечала. За ней оказались ступеньки вниз. Мы спустились и вошли в небольшую комнату, пустую и темную. На стенах висели всего два факела, которые на этот раз были самыми настоящими. Отблески света загадочно плясали на стенах и потолке. Господин учитель щелкнул пальцами и посередине зала возник деревянный манекен.

— Что я должна делать? – вышло как-то испуганно. Хотя чего мне бояться?

— Всего лишь воспользоваться своей силой, чтобы сломать эту болванку.

Ха, «всего лишь»!..

— Давай, вспомни, как ты делала это прежде! – подбодрил мужчина, видя мое замешательство.

— То было под влиянием момента! – отбивалась я.

— Ты здесь затем, чтобы научится свою силу контролировать и вызывать по необходимости.

— Я не знаю, как…

— Представь своих обидчиков, — посоветовал учитель и отошел к стене. Может, боялся, что я слишком явственно их представлю, и здесь начнется землетрясение? Если так, то зря. Как бы я ни старалась, как бы ни сжимала кулаки, пытаясь извлечь из своего мозга образ любовницы мужа или соседки сверху, манекен стоял целый и невредимый.

— Давай так, я сейчас уйду по делам, а когда вернусь, здесь останутся одни щепки, хорошо?

Я слабо кивнула. Учитель удалился.

Что мне делать? Я совершенно не знаю, как вызвать эту свою «силу». Неужели, она и правда у меня есть?

Как глупо, я стою напротив деревянного манекена в темной комнате, освещенной светом факелов, где-то в горах, и пытаюсь убить его своими сомнительными магическими способностями! Я фыркнула, сбив весь настрой. Надо смотреть правде в глаза, я не могу разбить этот чертов манекен! Разве что большой бейсбольной битой, но ее здесь нет.

Когда господин Хрэйг вернулся, он увидел ту же картину, что и до этого. Нас по-прежнему было двое и мы оба были целы.

— Понятно, — пробормотал он, наморщив лоб. Я почувствовала себя жалкой. В молчании мы вернулись в его кабинет. Я села на стул. Мужчина сделал пару кругов по комнате, раздумывая над чем-то, потом пробормотал: «У тебя есть способности, это точно. Просто они спят! Надо их разбудить! Да, точно…» Он ринулся к своему столу и достал из его недр маленькую бутылочку. Протянул мне. Потом покопался в шкафчике, и вынул хрустальную рюмку.

— Что мне с этим делать? – рискнула уточнить я.

— Как что? Пить, конечно. Каждый день будешь выпивать рюмку этого эликсира. Все, иди.

— Завтра приходить?

— А-то как же! Будем снова пробовать с манекеном.

Я вышла, прижимая к себе бутылку с коричневой жидкостью. Настроение было отвратительным. Проходя мимо зала, я морщилась, вспоминая, как утром натирала тряпочкой эти страшные зеркала с лицами внутри, и как лила свиную (кажется) кровь в рот пучеглазой рыбине-статуе. Единственное, что было приятно – разжигать камин. Огонь я любила всегда.

За поворотом коридора раздался голос Марины, и я притормозила. Не хотелось попадаться этой стерве на глаза. Однако сейчас слова ее были сладки, как клубничный сироп. С кем это она разговаривает?

— Господин, не зайдете ли вы в мою комнату? – щебетала она. Ей никто не ответил, но я услышала какой-то шум.

— Но почему? После того, как появилась эта Саша, ты совершенно не уделяешь мне внимания!.. Люс, куда ты пошел?!

— Мне некогда, — ответил парень, судя по всему, намереваясь уйти и обнаружить меня за поворотом. Я попятилась обратно в зал. Неужто у Блондина был роман с этой?! Ох, дали бы мне сейчас манекен, я бы разорвала его на мелкие кусочки! Мне даже показалось, что я вижу черные искры между пальцами. Но я глубоко вздохнула и взяла себя в руки. Когда я снова шла по коридору, он оказался пуст.



Дарья Кошевая

Отредактировано: 27.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться