Хорошие девочки предпочитают плохих мальчиков

Глава пятая

Я проснулась от ощущения, что на меня кто-то смотрит. В зеркале напротив моей кровати стоял Люс! Стоял внутри зеркала. Я потерла глаза. Парень молчал, и, кажется, собирался исчезнуть, а потом заявить, что мне все приснилось. Что мне приснился этот холодный мужской интерес в его глазах и его напряженная поза. Я решительно поднялась и направилась к зеркалу. Мы встретились взглядами, потом он протянул руку. Его ладонь свободно прошла сквозь толщу стекла. Пальцы были такими холодными, когда я взялась за них, чтобы шагнуть внутрь. В темноте мой переход из комнаты в зеркало был не так заметен, только воздух стал еще более прохладным. Пальцы Люса впились в мои плечи. Его губы были требовательными, а поцелуи болезненными. Вокруг нас только стены искаженных зеркал разной степени кривизны и одна, за которой находилась моя комната. Мы тонули во мраке, тысячи прекрасных и уродливых отражений танцевали вокруг нас в причудливом хороводе, хватали друг друга руками, гладили по волосам. Мне казалось, что я схожу с ума от всего этого. Люс опустил меня на ледяной пол, лаская губами шею.

Завтрак я проспала и теперь плелась на кухню, чтобы сварить себе кофе. Я уже предвидела, какой ненавистью меня окутают так называемые сестры, но мне было все равно. Словно во мне поменяли батарейку, мир вокруг выглядел ярче, а запас внутренней энергии казался неиссякаемым. Влюбленность? Очень может быть.

— Покушать что-нибудь осталось? – уточнила я, зевая во весь рот. Марина поморщилась и ничего не ответила. Почему люди так умиляются, когда зевает животное или ребенок, но стоит взрослому не прикрыть рот рукой – и на него все смотрят с осуждением? Мол, как же так, где твои манеры? Но, похоже, Марину волновало вовсе не отсутствие моих манер, она приглядывалась ко мне, ища признаки неизвестно чего. Хотя, я кажется, догадывалась…

— Хочешь спросить, как я провела ночь?

Она выругалась, резко встала, от чего стул опрокинулся на спинку, и вышла из кухни.

Я влила в себя несколько чашек кофе, чтобы окончательно проснуться, и, взяв стакан крови из холодильника, отправилась в зал. Вылив кровь в раскрытый рыбий рот (о ужас! Кажется, я начинаю к этому привыкать!), я подошла к камину.

Прежде чем разжигать поленья, я свернула трубочкой бумажный лист, поднесла к нему горящую спичку и направила в дымоход, чтобы его прогреть. Если этого не сделать, то весь зал потонет в едком дыму (проверено на собственном горьком опыте). Потом я убрала лишнюю золу и сложила дрова в несколько слоев, а в центр насыпала щепок, которые остались в поленнице. Дерево загорелось весело, огонь жадно хватал предложенную ему пищу. В языках пламени мне почудились кошачьи морды, с любопытством смотрящие на меня. Я моргнула и видение пропало. Пришло время протирать зеркала. Мягкая тряпочка, которую я держала в руках, осторожно прикоснулась к стеклянной поверхности. Сегодня я не думала об этих странных лицах внутри как об ужасных чудовищах, томящихся в заключении. Мне вспоминался Люс, и я даже начала улыбаться. Кстати, где он? Сегодня я его еще не видела.

Дальше по списку шли странные занятия с господином Хрэйгом.

— Вижу, настроение боевое? – заметил Учитель, любуясь на мое просветленное лицо.

— Готова к труду и обороне!..

Однако на деле все вышло не так радужно, как нам бы хотелось. Я опять стояла в темной комнате напротив манекена и пыталась поразить его своей суперсилой. И опять у меня ничего не получалось.

— Ненависть! – как заклинание повторял мужчина. — Сосредоточься на этом чувстве!

А я не могла. Мне, наоборот, хотелось всех возлюбить, такое хорошее было расположение духа… Учитель не выдержал через полчаса.

— Ты пила эликсир, который я тебе давал?

— Да, вчера.

Он схватил меня за руку и потащил обратно в свой кабинет. Усадил на стул, снова померил давление, температуру тела и прочее. Я терпеливо ждала, что он скажет, пока не подумала: «А ну как сейчас вообще вышвырнет меня отсюда, раз я такая бестолковая! А перед этим сотрет память. И очнется девушка Саша где-нибудь в пыли на дороге без воспоминаний, где она провела эту неделю и что она делает на этой самой дороге!» Мысль была такая страшная, что я поневоле начала нервничать и постукивать каблуком по полу. Господин учитель, наконец, перестал меня мучить, почесал бороду и сказал:

— Ладно, зайдем с другой стороны, — потом положил передо мной простой карандаш, а сам уселся напротив.

— Знаешь такое слово «телекинез»?

— Что-то слышала.

— Телекинез в переводе с греческого: «движение на расстоянии» — термин, которым в парапсихологии принято обозначать умение человека одним только усилием мысли оказывать воздействие на физические объекты, — менторским тоном мужчина цитировал какую-то умную книжку. Он явно был не высокого мнения о моих умственных способностях. Я вопросительно взглянула на карандаш.

— Да, да, будем учить тебя двигать предметы.

Я вспомнила, как Лена перенесла в свою комнату мой лист с незаконченным заданием.

— Хорошо.

— Смотри на этот карандаш. Представь, что он покатился по столу. Представила? Теперь напряги свою внутреннюю силу и представь это еще раз. Сосредоточься.



Дарья Кошевая

Отредактировано: 27.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться