Хорошие девочки предпочитают плохих мальчиков

Глава шестая

Мы поднимались вверх по лестнице довольно долго. Красные стены давили на психику все сильнее — у меня начала кружиться голова.

— Жизнь в горах накладывает определенный отпечаток, — говорила тем временем Аретта, — Вот мы и пришли… В городах есть аварийные дома, а у нас тут – аварийные коридоры. Эта часть скалы пострадала при обвале весной, а мы так и вынесли отсюда вещи. Сейчас сама увидишь.

Мы оказались в небольшой комнатке, из которой выходил полукруглый коридор. Блондинка остановилась на пороге. Я тоже замерла: стены и пол в этом коридоре покрывала сеть трещин, маленьких и больших. Из некоторых пробивался рассеянный дневной свет. По правой стороне в ряд были расставлены вазы разного размера.

— Это часть моей коллекции, — сказала девушка. — Будет очень жаль, если эти замечательные вазочки безвозвратно пропадут, когда коридор окончательно обвалится. Ты перенесешь их в эту комнату, хорошо?

— Почему я?

— Ты выглядишь довольно легкой. Думаю, пол тебя выдержит. К тому же, мы договорились, помнишь?

— …

— Так я и знала, твое слово ничего не значит. Мой брат ошибся в тебе. Пойдем обратно, — она резко повернулась, от чего белые волосы ураганом обрушились на ее спину...

Когда я услышала про Люса, внутри что-то щелкнуло.

— Погоди. Я сделаю это.

В ту же секунду между мной и Ареттой появилась прозрачная стена, состоящая, как будто из сгустившегося воздуха.

— Что это такое? – стена не давала мне сделать шаг вперед. Блондинка прошла на середину комнаты и села в появившееся из ниоткуда кресло.

— Магия слова, девочка моя, — пояснила она, закидывая ногу на ногу. — Теперь, даже если ты неожиданно передумаешь, выйти оттуда не сможешь, пока не выполнишь обещание. Слово будет держать тебя.

— Отлично! – зарычала я. Прозрачная стена не поддавалась на удары ногой. Обманули меня, как маленькую!

Аретта наблюдала за моими мучениями с холодным интересом, словно я была беспомощным зверьком в стеклянном аквариуме. Усилием воли я подавила рвущуюся истерику, нечего развлекать эту стерву своими несдержанными эмоциями.

 

Участок пола, на котором я стояла, был примерно в полметра длинной, за ним начинался аварийный коридор. Я сглотнула и сделала осторожный шаг вперед, готовая к тому, что тут же провалюсь вниз вместе с полом. Хотя нет, вру, подготовится к такому невозможно! Нога опустилась на гладкую поверхность; я замерла. Сердце пропустило три удара. Ничего не происходило. Тогда я сделала еще один осторожный шаг. Еще один. Еще один. Понемногу, я начала смелеть, хотя по телу все равно пробегала мелкая и очень нервная дрожь. Под ногами заскрипел песок, его, сквозь щели в камне, принес с собой горный ветер. Передо мной стояла здоровенная глиняная ваза, доходящая мне до пояса. Я примерилась и обхватила ее руками. Тяжелая, зараза! Нести такую бандуру оказалось делом не легким. К тому же Аретта то и дело вскрикивала:

— Осторожнее! Ей почти пять тысяч лет! Это бесценное произведение искусства!

 Со стоном я поставила вазу на порог комнаты и привалилась к стене, чтобы немного отдышаться. Ваза тут же исчезла.

— Ты могла бы сама заниматься всем этим! – обвинила я Блондинку. — Тебе даже напрягаться бы не пришлось, перенесла бы все свои вазочки в какое-нибудь подходящее место по мановению руки! И летать ты наверняка умеешь, так что обвал тебе не страшен! А я, между прочим, могу погибнуть!

Девушка только фыркнула.

— Ты когда-нибудь видела, чтобы лев сам добывал еду для своего прайда? Такое конечно бывает, но крайне редко. И не потому, что лев не может убить антилопу! Он сильнее всех, он царь зверей. Тогда почему?

Я раздраженно пожала плечами.

— Просто за него это делают львицы. Они служат ему. Так происходит во всем мире: сильные подчиняют слабых. Если начальник будет делать за подчиненных всю работу, тогда какой же он начальник? Мы не зря зовемся господами. Мы сильнее всех, мы цари мира, и мы имеем полное право подчинять себе! Так что я буду сидеть в кресле, а ты – делать то, что я тебе прикажу.

— Я тоже стану госпожой. И тогда ты у меня попляшешь!

Аретта засмеялась:

— Самонадеянная девчонка! Бросаешь мне вызов? Сначала выберись отсюда!

— Выберусь! Непременно выберусь!

 

Понемногу я настроилась на работу. Аккуратно дойти по коридору до противоположной стены, прижать к груди очередное «бесценное произведение искусства», не слушать, что там бубнит Аретта, и быстро вернуться обратно. Быстро – потому что я очень боялась, что мой вес, суммированный с весом вазы, может окончательно проломить потрескавшийся пол. Но все шло гладко. Я даже начала задумываться о посторонних вещах. Например, о Люсе. Его сестрица сказала, что он ошибся во мне. Разумеется, она просто болтала языком, чтобы я потеряла бдительность, но не зря же она выбрала именно эту тему. Неужели, он говорил ей про нас? Мне не хотелось думать, что Блондин обсуждал с ней такие личные вещи.



Дарья Кошевая

Отредактировано: 27.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться