Хорошие девочки предпочитают плохих мальчиков

Глава десятая

— Недостаточно бросить кинжал в цель сильно и точно, надо уметь еще и управлять его полетом. Именно в этом заключается сложность боевого метания. Кинжал должен пронзить тело противника. В основе способа управления полетом кинжала лежит сосредоточение на его мысленном образе. Тебе не составляет труда воткнуть кинжал, удерживая его рукой. А ты попробуй при метании представить, что рука не выпускает его, но дотягивается до цели. Получится даже не бросок — удар. Важно, что еще за мгновение перед броском ты должна уже представить, что кинжал вошел в цель по самую рукоятку, — Господин Виттор выдохнул после продолжительной речи и вопросительно взглянул на меня. — Тебе все понятно? Тогда давай посмотрим, как у тебя это получится. Да встань же ты правильно! Кто так бросает!..

Он направил мою руку, показывая, как нужно замахиваться. Моей целью была деревянная мишень, расположенная на расстоянии двух метров.

Не сразу, но у меня начало получаться. Видя это, учитель усложнил задачу: теперь нужно было зависнуть над полом и попасть в цель. Через несколько дней я справилась и с этим заданием. Собственные успехи окрыляли. Однажды, когда я выполняла очередное упражнение, кто-то робко постучал в дверь спортзала (мы занимались в соседнем с оружейной помещением).

— Тренируйся пока, — бросил парень и вышел в коридор. До меня донесся звонкий девичий смех и звуки веселой возни. Мне стало любопытно. Время занятий вскоре закончилось, я постояла немного, но потом все-таки решила, что не хочу пропускать обед. Нарочито громко топая, я дошла до двери. Потянула за ручку. Две фигуры отпрянули друг от друга, словно их разлили водой. Так я узнала, что у Лены роман с Виттором. При виде меня, щеки девушки стали пунцовыми.

— А что… гм, наше занятие закончилось? – хрипло спросил учитель. Меня разбирал смех, но я сдержала серьезное лицо:

— Да. Отработала все, что вы просили.

— Молодец, — вяло похвалил он. Сейчас до меня ему не было никакого дела; он прямо-таки пожирал Лену глазами.

— Я на обед, — объявила я, что бы поскорее уйти и никого больше не смущать.

— Я с тобой, — заявила Лена и, повернувшись к парню, что-то тихо добавила. Тот улыбнулся и махнул ей рукой. Лена взяла меня под локоть, и мы пошли. В клетках рычали кромсатели, тянули свои жуткие руки через решетку. Я никогда к этому не привыкну!

— Пойдем скорее, — попросила я, не скрывая страха.

— Да, — кивнула девушка. — От них можно ожидать чего угодно! Каждый раз опасаюсь, что они схватят меня за одежду.

Мужчина в клетке красноречиво облизал свои зубы. Меня замутило.

— Откуда они появились? – спросила я у Лены. Та сделала страшные глаза:

— Говорят, что они, как и мы пришли на зов. Просто кто-то становится магом, а кто-то… — она сглотнула, — кромсателем. От магии они мутируют, что ли.

— Мы что, тоже могли стать… ТАКИМИ?

— Не знаю. Наверное, да.

— Я ведь спрашивала про них у Люса (то есть, господина Люса), но он ничего такого мне не говорил!

— Господа не очень-то любят о таком рассказывать, — пробормотала Лена. — Тем более, господин Люс, думаю, догадывался, как ты отреагируешь и не хотел тебя расстраивать…

«Да уж, расстраивать – не подходящее слово», — подумала я, холодея от ужаса. Воображение уже рисовало в моей голове картины, где я, грязная и рычащая, сижу здесь в клетке. И ем сырое мясо. А Люс если и смотрит на меня, то только с отвращением.

— Пожалуй, обед в меня не полезет.

 

Когда мы в следующий раз шли с Люсом мимо этих клеток, я почувствовала, что меня начинает трясти.

— Что такое? – спросил парень. – Ну-ка, — он заглянул в мои, охваченные паникой глаза. – Кто-то рассказал тебе о кромсателях больше, чем я, и ты испугалась, так ведь?

— Н-нет.

Его взгляд из нежного стал жестким.

— Не ври мне, Саша. Нет ни малейшего повода мне врать. Я с тобой всегда был честен.

— Да? – выгнула я бровь. Мы все еще были слишком близко к клеткам, чтобы сердцебиение успокоилось. Люс провел пальцами по моей открытой спине. Надо сказать, для тренировок я наконец получила от него костюм со штанами. Ну как костюм: черный корсет и не менее черные обтягивающие брюки. В этом наряде я походила на женщину-кошку из комиксов.

— Ты не сказал мне правды о кромсателях, не говоря уже о многих других вещах, о которых я не знаю!

— На твои прямые вопросы я всегда отвечал. Если я не договариваю, то делаю это для того, чтобы тебя защитить.

— Думаешь, я нуждаюсь в твоей защите? Что я все еще такая слабая, что можно держать меня в неведение?

— Ты не слабая. Я никогда так не считал. Но мы оба с тобой хотели, чтобы ты стала сильнее, залечила свои раны. Сейчас ты закрыта от всего. Мне довольно трудно каждый раз угадывать твои чувства за этой красивой маской, — его рука собственническим жестом коснулась моей щеки. Я попыталась отпрянуть, но Люс не дал, поддерживая меня за спину. — Я сразу сказал тебе, что ты мне нравишься. Я не ходил вокруг да около, я был откровенен с тобой, помнишь? От тебя же я не услышал ничего ни одного гребаного раза. Если ты будешь еще и врать мне, я не смогу о тебе заботиться.

Мне показалось, что я начинаю задыхаться. Губы пересохли.

— Ч-чего ты хочешь?



Дарья Кошевая

Отредактировано: 27.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться