Хозяева Русского моря

Размер шрифта: - +

Глава шестая. Тмутараканский флот

Завершив с осмотром мощных городских крепостных стен, и башен с метательными орудиями, Мстислав остался весьма доволен, а после обеденной трапезы направился в порт, осмотреть Тмутараканские корабли.

Город после прошедшего дождя радовал глаз яркой зеленью садовых деревьев и цветников во внутренних двориках горожан, чистой просохшей черепицы крыш и впитавшей влагу, сырой древесиной узких входных дверей в высоких каменных заборах. Белоснежный конь Князя семенил копытами по шершавым камням узких улиц и втягивая ноздрями незнакомый аромат диковинных плодовых деревьев, с любопытством поглядывал на зеленые кроны за заборами.

Прискакав в порт, Мстислав с Путятой, Ярополком и мастерами с верфи первым делом проехали к новым ладьям. Ладьи были просторные, двенадцать саженей в длину и две сажени в ширину, рассчитанные на команду в шестьдесят человек. В походном положении тридцатью вёслами могут грести по двое, в боевом, тридцать гребут а тридцать ведут стрельбу, ну а на абордаж бросаются всей командой.

Пропитанные водостойкой мастикой деревянные борта по центру ладей были в полторы сажени высотой, а на носу и корме в две сажени. Каждая ладья имела три трюмных отсека, один неглубокий для снаряжения и припасов под палубой гребцов, и довольно просторные, в сажень высотой и три сажени длиной на носу и корме для команды. Носовую и кормовую надстройки соединял узкий переходной мостик, гребцов от зноя и дождя прикрывал широкий кожаный тент, а от вражьих стрел защищали большие щиты вдоль всего борта. 

Все отсеки и перегородки, ладей были как следует проконопачены и просмолены самым тщательным образом, а на их носу по старой традиции новгородских ушкуев, были искусно вырезаны страшные медвежьи морды.

Мореходный опыт Путяты и мастерство местных корабелов породили отличные морские корабли, которым никакой шторм не был страшен, куда там свейским и датским драккарам, они не шли ни в какое сравнение с этими прекрасными судами, на которые вся пиратская братия, облизывалась как кот на сметану.

Величественные четырёхпалубные трехмачтовые дромоны вообще были подлинными шедеврами кораблестроения. Длиной в тридцать и шириной в пять саженей двухсот весельные корабли обладали отличными мореходными качествами. Три высокие, крепкие мачты кораблей несли огромные паруса, а грот - мачты имели, отлично защищенные от стрел боевые марсы, откуда могли вести стрельбу четыре лучника. 

За время пребывания в Тмутаракани трюмы дромонов оборудовали множеством герметичных перегородок, обеспечивающих устойчивую плавучесть этих величественных кораблей, при получении даже нескольких небольших пробоин.

Высокие, украшенные резьбой по дереву борта, на целых три сажени выступали из воды. Как носовая боевая надстройка в основании фок - мачты, так и башня в основании грот - мачты судна, возвышались на четыре сажени, а кормовая надстройка в основании бизань - мачты, аж на целых пять, величественно возвышались над морской гладью, давая отличную возможность обстрела метательным машинам корабля. 

Все мачты были оборудованы большими косыми латинскими парусами, а грот - мачту выше боевого марса, украшал ещё и прямой парус, точная копия ладейного. Выступающий над водой бивень - шпирон украшала бронзовая морда оскаленного льва, а корму - раскрашенная изысканная резьба.

На борт одного из дромонов позвали Прокопия, и он быстро усадив за весла свою лихую братию, с помощью своих ближайших подручных, устроил Князю со свитой короткую прогулку по акватории залива. Князь Мстислав с не скрываемым интересом всё осматривавший на скрипучей палубе, был приятно удивлён, как такой громоздкий корабль стремительно мчался по морской глади, и показывал просто чудеса маневренности, под искусным управлением прирождённых мореходов.

Морской ветер наполнял паруса и приятно обдувал лица, а набегающие волны разбивались о борт корабля, осыпая гребцов и стоявших на палубе, тысячами мелких брызг. Путята поделился с Мстиславом своими задумками сформировать пять эскадр по одному дромону и дюжине ладей в каждой, чтобы три эскадры в западных понтийских водах постоянно патрулировали торговые пути, защищая купцов от пиратов и собирали за это с них какую - никакую дань. При этом одна эскадра находилась в ближайшей морской акватории, а одна стояла на рейде, готовая в любую минуту выйти в море.

Но все эти планы были на далёкое будущее, так как всех пиратов даже на две эскадры не хватает. Да и надлежало их как то подчинить своим людям, дисциплину подтянуть и превратить морских разбойников в настоящих военных моряков. 

- Вот только кому это поручить? Где взять хоть пару верных людей, за которыми бы пошло своенравное сборище морских разбойников?- ломал себе голову Князь, глядя на жуткие зловещие рожи пиратов.

Если корабли хоть сейчас готовы к длительному плаванию, то людям без должной медицинской помощи на борту это просто не реально. Обсудили вариант организации лечебниц из нескольких кают на флагманах, благо места на кораблях хватает, и решили переговорить на эту тему с Шимоном. Да заодно и Княжеский заказ на компасы с подзорными трубами обсудить.

Покинув порт Князь с боярами отправился в Акрополь, собираясь весь следующий день посвятить изучению лабораторий и мастерских хазарской общины.
Колокольный звон нарушил вечернюю тишину южного приморского города, и напомнил Любиславу с Бранимиром о служебных обязанностях, в самое неподходящее время. Витязи нехотя распрощались с прекрасными распутницами и в спешке возвратились во Дворец. После быстрого омовения в купальне они переоделись к ужину и поднялись в трапезную. 

Вся воинская братия уже собралась за накрытыми столами и ожидали появления Князя с Путятой и Ярополком. Вскоре они вошли, и всю дорогу обсуждали за столом корабли, торговцев, и тмутараканских женщин. При этом о Любиславе с Бранимиром не было сказано ни слова ни полслова, да и сами побратимы помалкивали, искренне надеясь что дневное недоразумение в таверне не получило широкой огласки.



Алекс Ларь

Отредактировано: 02.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться