Хозяева Русского моря

Размер шрифта: - +

Глава двадцать шестая. Северяне

Рыбаки поведали Кириосу, что к ним на днях приплывали на дромонах ромеи из Синопы и предупредили что в прибрежных водах лютует большой отряд северных язычников на драккарах. Они крайне жестоко грабят мирные торговые суда и разоряют рыбацкие деревни, забирая их жителей в рабство. 

Военные корабли Синопы и Трапезунда сообща охотятся за свеями, но пока безуспешно. Рыбаки договорились с ромеями в случае нападения зажигать сигнальный цветной дым.

- Свеи хорошие выносливые моряки и отважные стойкие в бою дисциплинированные воины, предпочитающие смерть позорному плену. Жаль что излишне кровожадные и не оправданно жестокие. Учитывая недостаток Тмутаракани в хороших моряках,  несколько  сотен  свеев очень пригодились  бы  Мстиславу.  Но для этого  следовало  заставить  их  принести  клятву  на  своих  мечах.- думал про себя Любислав, зная какая нехватка Тмутаракани в военных моряках.

Он вызвал на  "Посейдон" для совещания в кают - компании всех, кто был сведущ в традициях и обычаях свеев.  Под вино с закусками се гости засиделись за полночь, решая как лучше им поступить. В итоге решили начать с захода  в Синопу и поспрашивать в портовых тавернах кто что о свейский пиратах знает нового. 

С рассветом, поделив запасы воды и вина с рыбаками, эскадра направилась прямиком в Синопу.  
Население города встретило эскадру очень радушно,  власти  надеялись на её помощь  в  борьбе с пиратами,  а  торговцы  надеялись  превратить  свои товары  в  чеканное  серебро.  Моряки соскучившись по домашней еде и женской ласке разбрелись по тавернам, а кок на "Посейдоне" накрыл отличный стол для офицеров и приглашенных в гости Эпарха со Стратигом. 

За продолжительной  беседой во время трапезы выяснилось, что нападения свеев  начались  где то около двух недель назад,  и  наводят  ужас на жителей побережья  от  Синопы  до  Трапезунда. Кириос тут же пообещал оказать ромеям посильную помощь, и в полдень расстался со своими гостями. 

Вечером, собрав всю нужную информацию, эскадра решила не мешкая, с рассветом выйти в море и начать охоту на чужаков с севера.

 Два дня плавая  вдоль  берега, моряки заприметили  три  речки  на  поросшем  густым лесом  берегу,  по  которым  груженные  драккары  вполне  могли  подняться вверх  по  течению.  При  более  же  глубоком  изучении  русла  выяснилось  что  одна  из рек  имеет  непреодолимую  для  драккаров   протяжённую  отмель  выше  по  течению,  и  таким  образом  осталось  только  две  подозрительные  реки.

Чтобы  долго  не  ломать себе голову, Любислав бросил монету на  удачу, и эскадра стала лагерем на удобном пляже, в паре вёрст от одной из этих рек. Настреляв к ужину дичи в лесу, моряки поставили шатры и развели костры.  

На рассвете отряд разведчиков решил лесными тропами отыскать пристанище пиратов,  и  через десяток верст он наткнулся на строительство большого  лагеря  свеев, оборудованного на берегу реки  прямо посреди леса. 

В лагере было около четырёх сотен воинов, сотни полторы рабов, три сотни свейских женщин с детьми, десяток лошадей, стадо коров с козами  и просторный курятник. Часть воинов была на охоте, часть руководила занятыми на строительстве рабами, а остальные крутились вокруг пяти  драккаров,  видимо готовя их к очередному набегу. 

Вернувшись в лагерь моряки эскады сразу же доложили Любиславу, и приступили готовить засаду для северян. Перво - наперво дождавшись отлива они загнали дюжину свай в середину реки, сделав её не судоходной для драккаров. Из рыболовных сетей устроили  хитрые ловушки рядом со сваями, и ещё кучу скрытых от взора различных пакостей. 

Свеи наверняка выйдут в море на рассвете, поэтому моряки закончив с своими ловушками, хорошо поохотившись и наловив рыбы, устроили на берегу отличный ужин, и расставив часовых, пораньше легли спать. 

Северяне были крайне самоуверенны и от того до безобразия предсказуемы. Спустившись по реке на рассвете их драккары упёрлись в скрытые под водой сваи, и не понимая в чём дело, почти все воины без оружия бросились в реку, дабы вручную столкнуть корабли с невесть откуда взявшейся мели. 

Именно в этот момент массивные противовесы натянули привязанные к сетям верёвки, и повалившиеся с ног грозные воины севера путаясь в сетях стали захлёбываться в воде. Те же кто не попал в сети, метались на кораблях, не зная толком, то ли помогать товарищам выпутываться, то ли хватая луки со стрелами вступать с нами в бой. 

Шестьсот пар мускулистых рук дружно тянули на берег полные людей  сети, а четыреста моряков абордажной команды, сшибая с ног и связывая как баранов всех на своём пути, прямо по барахтающимся в воде телам захватили полные оружия и доспехов драккары,  подавляя  оглушающими ударами щитов все попытки сопротивления. 

Минут через двадцать возни, на берегу сидело три сотни свеев, около дюжины захлебнулось, а пяток упрямых буянов пришлось  "навалившись всемером " забить кистенями. Представ перед своими пленниками в синей шелковой рубахе, парчовом кафтане и красных сапогах, Любислав к не малому удивлению северян обратился к ним на хорошем свейском языке, с усердием изученным им в Киеве по настоянию Ярополка. Пригодилась таки книжная грамота. 

- Что же интересно заставило, доблестных северных воинов подобно подлым шакалам, женщин да сирот неволить, слабых стариков обижая, вместо того чтобы ратной славы на поле брани искать? Чем хвастать на пиру у богов своих древних будете, тем как мечи в крови беспомощных старух и детей марали? Разве это прибавит гордости славным предкам вашим, за деяния их потомков, да и то что вы словно скот связанные тут сидите вдалеке от своих мечей, их явно не порадует. Жду от вас на вопросы мои, разъяснений весьма подробных и вразумительных.  - громко произнёс он.



Алекс Ларь

Отредактировано: 02.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться