Хозяева Русского моря

Размер шрифта: - +

Глава тридцать седьмая. Засада

Прекрасный розовый рассвет под тихий шелест волн был началом нового утра. Лишь резвое кукареканье петуха из курятника кока "Посейдона", и еще пяток петушиных голосов с ладей, вместе с криками их чаек, вступивших в воздушную дуэль с местными, нарушали чудесную идиллию. Южное солнце, окутывая Тмутараканцев нежным теплом, всё выше подымалось в безоблачное небо, где прибившиеся к каравану чайки всерьёз разошлись, и плотными стаями по несколько десятков хорошо так откормленных тушек, гоняли по всему небу разрозненные стайки местной полудохлой костлявой немощи. 

Моряков настолько занимало зрелище этого соперничества, что многие стали делать ставки на исход сражения. Кок "Посейдона" приготовил отличное густое варево из копченой свинины с горохом и кусочками острого сыра, которое в это сырое, но довольно тёплое утро, очень медленно остывало, и прогревало тело от зубов до самых пяток. Горячее вино с мёдом чудесным образом дополняло всю прелесть этого утра. Хотелось что бы оно длилось бесконечно вечно и ни кончалось никогда.
 
Но всему очень хорошему или очень плохому когда ни будь приходит очень быстрый конец, и после того как матросы собрали всю грязную посуду, по эскадре объявили получасовую готовность к отплытию в Тмутаракань. Почти все капитаны носили весьма популярные на сарацинском флоте маленькие песочные часы, способные отмерять от часа до шести. Правда их точность напрямую зависела от положения часов за пазухой халата владельца.

Благодаря этому не хитрому устройству, все корабли каравана одновременно снявшись с якорей, подняли паруса, и гонимые ласковым южным ветром вошли в пролив Босфор. По мере продвижения Любислав заметил беспокойство Капитана, и поинтересовался, о его причине.

- Три дня назад возле верфей стояла дюжина потрёпанных дромонов в ожидании ремонта. С них были сняты бортовые щиты, и значительно сокращен экипаж. Разве что гребцов из закованных в цепи пленных врагов было сколько положено. Но вот сегодня их почему то не видать, только три на рейде болтаются. Не понимаю, куда они делись, ведь столько кораблей проплыть мимо нас в такую лунную ночь не могли не заметно. А в Понт Эвксинский плыть шторма искать, с не полной командой верная погибель. Что то тут не так. - задумчиво произнёс Капитан.

-Так значит на ремонт стали, ясное дело. - попытался он его успокоить.

- А где же тогда отремонтированные? У ромеев война на море от Кипра до Сицилии, а они девять исправных дромонов оснащенных "греческим огнём" по портам внутреннего моря гонять будут? Что за чушь? Готовься лучше к бою. - вскипел не на шутку встревоженный Капитан. 

Кириосы тут же дали команду по всем кораблям построится в боевой порядок. Минут через двадцать, все торговые суда были построены в колонну по три, справа их прикрывал плотный строй ладей Первой эскадры, а слева - эскадры Бранимира. "Нептун" покачивался с левой стороны от "Посейдона". Вот так флотилия и вышла в Понтийские воды. 

Их ождали. Около полусотни пиратских кораблей разных племён и народов, от болгарского побережья до Кипра, построившись в два ряда, широко растянулись, перегородив каравану выход из пролива. За ними величественно колыхались на волнах девять дромонов. 

Врагов было более чем в два раза больше, но Тмутараканцы были лучше подготовлены. Девять испепеляющих всё и вся установок "греческого огня" сулили кораблям погибель, но они были быстрее, и ветер был на их стороне. И у Любислава было еще кое что, от чего может содрогнуться не только сборище обнаглевших пьяниц с бродягами, а даже небеса.

- А далеко ли наш счастливый флаг Кириос? Самая пора его вывесить. - как бы между делом произнёс Капитан.

 - И не только флаг. - ответил он ему, дав команду бросить якоря, и направляясь в свою каюту. Следом за ним в каюту влетел Бранимир. 

- Что думаешь? - спросил друг.

- Думать некогда брат, осталось только драться. Пока все они не сдохнут. Иначе нам никак. - ответил ему Любислав, вытаскивая склянку с флагом из сундука и пытаясь вынести икону Богородицы. Он тут же кинулся помогать другу, который хаотично вспоминал на ходу рассказы Капитана о богах Античной Греции, и еще он искренне надеялся, что все моряки обоих эскадр отлично понимают русскую речь.
Когда вынесли на мостик икону Пресвятой Богородицы, все начали креститься, а Любислав увидел как все бросили якоря на мелководье, и убрали паруса. Наступила какая то жуткая мертвецкая тишина, что даже чаек и кур не было слышно. К "Посейдону" плыл пиратский корабль, и Кириосы приказали абордажным командам обоих дромонов, пока суть да дело, не заметно перебраться на три последних, замыкающих караван грузовых судна. 

Получилось три команды, человек по пятьдесят пять - шестьдесят. Капитан доложил что на ромейских дромонах кроме гребцов, от силы по дюжине членов экипажа, но этого к сожалению более чем достаточно, для атаки "греческим огнём". 

- Русы, отдайте нам золото и можете с серебром и остальным добром плыть спокойно, иначе всех вырежем как баранов. Лучше же быть бедным чем мёртвым. Притом далеко ни нищим, серебра у вас много. - кричал один горластый пират. 

- Готовы отдать всё серебро и товары, но не золото. – крикнули ему в ответ, оттягивая время.

- Только золото или смерть. Иначе никак. - ответил тот же пират. 

- А вы не обманете, больно рожи у вас плутоватые? - спросил Любислав бандита.

- Отдайте нам всё своё золото, а мы подымемся и вас проверим.  Если без обмана, то свободны, клянусь предками, а если хитрить начнёте, то сразу смерть. - пообещал пират. 

- Обсудить с купцами надо, через два часа дадим ответ. - крикнул Любислав пирату. Такой ответ вроде удовлетворил пиратов, и их корабль начал медленно разворачиваться к стоящим на якорях в версте от флотилии, пиратским судам.



Алекс Ларь

Отредактировано: 02.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться