Хозяева Русского моря

Размер шрифта: - +

Глава сорок вторая. Возвращение домой

Гуляли в деревне на славу, во всей полноте насладившись знаменитым Кавказским гостеприимством. Деревня в полторы сотни домов, нарядно одевшись, только начала отмечать окончание зимы, как лихая маленькая компания отчаянных безумцев, словно шумный горный поток, гармонично влилась в общее веселье, щедро расплачиваясь чеканным серебром за отличные угощения. 

Запеченные гуси, фаршированные фазаны, жареные на вертеле кабаны и горные козлы, густые каши и наваристые супы с бараниной, сыры пяти  вкусов, и разнообразная выпечка со множеством начинок, отлично сочетались с протяжными песнями и зажигательными танцами горцев. Ну и конечно же местное вино, которое здесь в каждой семье готовили, хоть немножечко но по своему. Жители деревни, мастерски смешивая виноград с лесными ягодами или фруктами, придавали ему самый неожиданный, но удивительно приятный, как вкус, так и аромат.  

Горцев радовало, что у монахов появилось пополнение, и они надеялись на возрождение старого монастыря. А так же, что снова к нему, как в былые времена, потянутся вереницы паломников, подолгу останавливаясь в деревне, и щедро платя за гостеприимство горцев. 

На второй день гулянки, горцы Кириосов пригласили на охоту, и убедились в том, что им очень далеко до мастерства русичей, как и их лукам до степных. Зато трофеи всего за каких то полдня, настреляли весьма знатные, так как в лесных зарослях на склонах гор, водилось просто великое множество самой разной дичи.

На степные просторы отряд спустился уже в начале апреля, когда весь снег уже стаял, и степь превратилась в сплошную, щедро напитанную влагой грязь, из которой со страшной силой, лезла молодая сочная зеленая поросль. Лошади были в восторге, с удовольствием жуя нежную раннюю травку, так что даже уши прижимали от удовольствия, ржали ,и задрав хвосты игриво  взбрыкивали.

Встретив большое кочевье степняков, отряд вынужденно задержался в гостях, пока степь не просохнет как следует. Приняли суровые кочевники гостей очень радушно, как самых дорогих, но за неделю пребывания в кочевье, продали отряду уйму всякой, совершенно не нужной всячины, не покупать которую, будучи в гостях, было просто не прилично. 

Пребывание на самом дорогом постоялом дворе, обошлось бы пару раз дешевле. Зато кочевники гостям в дорогу собрали много припасов, и их шаман провел древний, сулящий удачу в пути ритуал "Белая дорога", редкая честь для чужака, коей не каждого Киевского посла чествовали. 

Когда степь подсохла, полезли цветы, раскрасив это бескрайнее море всеми цветами радуги, и щедро наполнив воздух дивными сладкими ароматами. Всё было бы прекрасно, если бы не одно но. Со всей этой красотой в степи появились тучи безжалостных кровожадных насекомых, которые отряду не давали покоя ни днём, ни ночью, до самого прибытия в Свейскую слободу. 

Свеи встречали отряд не просто тепло, а прямо обжигающе - горячо, с хлебом - солью. А сама Слобода покорила такими, до родного - привычными запахами пивной браги, хлебной опары, кислого молока, копченой рыбы и кизячного дыма. 

За зиму возле кухни, по требованию Мстислава обустроили отличную баню, куда все с дороги и отправились, пока в Тмутаракань мчался гонец с вестью о возвращении отряда. Только соседи - степняки, которые всю зиму бесстыдно пользовали коней Серафимы, пригнав уже пятый табун отборных кобылиц, восприняли её возвращение с унынием.

Отлично попарившись и смыв с себя пыль странствий, гости надели украшения, которые предусмотрительно не брали с собой в дорогу, и нарядно одевшись, только было собрались к трапезе, как стражник со смотровой башни всех предупредил о скором прибытии Мстислава, и начал приветственно трубить Князю. Кириосы с Эриком а также Серафима с монахами, вышли к воротам его встречать. 

Мстислав в сопровождении Ярополка и двух старших гридней, на всём скаку влетел в ворота, и соскочил на грешную землю. После принятия хлеба - соли, Князь передал каравай Ярополку, и опустившись на одно колено поцеловал перстень на протянутой руке Серафимы. 

- Рад великой чести приветствовать на своей земле Ваше Высокопреподобие, выдающуюся слугу Господа и столь прекрасную женщину. Надеюсь мои братья Вам пригодились в опасном странствии, а не стали обузой. Отдал самых лучших, из лучших, можно даже сказать, от сердца оторвал. - обняв Кириосов по братски, обратился к Серафиме Мстислав.

- Для меня тоже большая честь познакомиться с Князем Тмутаракани, и лично поблагодарить за помощь этих славных витязей, которые достойно украсят любое воинство. Продайте их Императору, он даст их вес золотом. - лукаво ответила Серафима.

- На Руси не принято братьями торговать. Хотя если их откормить как следует, то можно будет и обсудить. - с усмешкой ответил Мстислав, чем привёл в лёгкое замешательство жителей слободы, которые уже довольно сносно говорили на греческом, а некоторые даже читать и писать научились. 

На этой веселой ноте, Эрик пригласил всех гостей к ломившимся от изобилия самых разных яств и напитков столам. Серафима, нарочито соблюдая традиции свеев, села во главе "женского" стола, а Князя усадили на самое почетное место. Первый тост "За счастливое возвращение" произнёс Мстислав, чем положил начало веселому пиршеству, которое постепенно переросло в лихую необузданную пьянку. 

Мстислав, зная что Серафима не владеет свейской речью, отвешивал налево и направо похабные шутки, и даже спел весьма неприличную но очень веселую застольную свейскую песню, приведя всех присутствующих просто в неописуемый восторг. 

Потом Князь лихо отплясывал с Серафимой, заслужив от Её Высокопреподобия титулы "Распутная душа" и "Бесстыжий озорник" с распухшим ухом. А после этого, с удовольствием наблюдал за поединками свеев на "деревянных конях". 

С трудом Кириосам удалось удержать Князя от такого, за что ему потом будет весьма не ловко, а им точно влетело бы от Анастасии по самое не горюй. Как бы там ни было но вечеринка в Слободе удалась на славу, и только Ярополк с гриднями глубоко за полночь вернулся в Тмутаракань, сообщить Анастасии, что Князь задержится.  



Алекс Ларь

Отредактировано: 02.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться