Хозяева Русского моря

Размер шрифта: - +

Глава пятьдесят четвертая. Ответ Императору

Вскоре ромейская немощь вообще раскисла, и Антиоха отправили в опочивальню. Затем возвратился Путята доложив, что необходимые распоряжения даны, и к шитью парусов скоро приступят.

- Ох и не спроста Мстислав, император тебе как равному послания шлет, да такие поблажки торговые даёт, неслыханные, которые огнем и мечом добиваются. Что то тут не чисто, не верю я ромеям.- хмуро пробормотал Ярополк.

- Верно говоришь дядька Ярополк, я и сам им не верю. Хотя с Хазарами они веками дружбу водили и ни разу не предали. Правда тумен хазарский меж Корсунем и Сурожем стоял, всегда готовый на города их аки волк свирепый наброситься. Ведомо Императору о начинаниях моих, и руку помощи он протягивает, но не златом или серебром, а удочку мне дает, что бы я сам, закатив рукава рыбу ловил, и процветание своё созидал. Даёт мне как птенцу орлиному, окрепнуть и крылья расправить. А вот какую он себе из того выгоду ищет, это для меня загадка.- ответил ему Мстислав.

- А мне сдается, что он искренне твоей дружбы добивается. На городишки ромейские мы не претендуем, нам бы только флот там держать, да припасы пополнять. Корсунь город богатый, но управлять им себе в убыток, там куда не плюнь сплошное жульё и мошенники, каждый третий или даже второй поди. И всем всегда недовольны. Одна сплошная головная боль. Батюшка твой стар уже Князь, того гляди год, другой и преставится, а что в голову взбредет наследникам престола Киевского, загадка. 

Вот Император и опасается, как бы Русь снова на Царьград войском не пошла. Даже если и надумают братья твои, а тут ты с флотом и ратью:

 - Не предам мол завета отцовского с ромеями мир блюсти, и вам не позволю.- Многие одумаются, а остальные на тебя вместе с ромеями пойти не посмеют. Тебе степь от Днепра до Волги нужна, да владей на здоровье. 

Строй по всей степи городки укрепленные, могучую конницу степную себе заведи. А как окрепнешь, да крылья расправишь, тогда и Киеву дань платить не с руки будет, не посмеют полки на тебя послать, а если и посмеют, кого побьём, а кого к себе на службу переманим. Народ вон от сладкой жизни к нам второй год идет, и идти будет. Так что Княжеству этому только расти и процветать.- высказался Путята как всегда витиевато но мудро.

- А вот это похоже на правду. Не зря же Василий не написал, в каких городах Империи беспошлинную торговлю разрешает, значит в Средиземное море нам дороги открывает, и знает, что не рискнем караваны без охраны отправлять. А это значит, что друзей у него там станет больше, а врагов с нашей то помощью меньше. 

Думаю, что на это наш грозный сосед и надеется. Да и по любому, отвергать протянутую руку дружбы такого соседа как Византия просто глупее глупого. Завтра по доброму в Константинополь и отпишу.- решил Князь и продолжил празднество. 

Утро следующего за пирушкой дня кентарх Антиох Спата встретил на просторной чистой постели с пуховыми подушками. От кровати приятно пахло степными травами, а в голове гудел протяжный звон колоколов. Тяжко было ромею после вчерашнего.
 
Два дюжих княжеских гридня со словами:

 - Ну и горазд же ты спать, гость ромейский, Князь на трапезу кличет. Без тебя не велено к яствам притрагиваться. Отпей кваску, и одевайся скорее, а то остынет всё.- как пушинку подняли его заспанное тело и поставили на ноги. Один из гридней плеснул ему в лицо ковш прохладной воды, и протянул чашу хлебного кваса, а другой бесцеремонно вытер его полотенцем.  

Покачиваясь, как на палубе своего дромона во время качки, кентарх Антиох проследовал в трапезную, и за опоздание, выпил из рук Князя "штрафную" чашу вина. Антиоху полегчало, даже больше чем от кваса, и довольный, уже хмелеющий ромей с удовольствием приступил к изысканным яствам.

- А правду говорят Архонт, что в Тмутаракани голодных нет?- спросил у Мстислава ромей.  

- Есть такое дело. Пекарям запрещено черствый хлеб хранить, ибо от сырости воздуха плесневеет быстро, так они его перед пекарнями и хлебными лавками на улице оставляют. Кто хочет, тот себе и берет. Какой останется, собирают и в Корчев, там его свиньям в корм добавляют. А если кто утаить удумает, свиную голову на неделю вывешивают, и весь город знает, что он свинья. 

Такого позора никто пережить не желает, от того и во всех тавернах каждый день всю посуду до скрипа перемывают, а что из еды "на донышке" кастрюль останется, обязаны голодным раздать или собакам. 
Тут даже если муха села на тарелку, хозяин обязан блюдо заменить, от того везде курильницы ароматных трав стоят, от мух и комаров. А травы тут - целая степь, только собирай и суши. С мясом не проданным тоже самое, но его не выбрасывают, а солят, или со своими соседями делятся. Так что тухлятиной или вонючим сыром тебя ромей здесь точно не накормят.- с усмешкой ответил Антиоху Князь.

После трапезы Мстислав с Путятой и толмачом, написали ответ Императору:

- Соседу моему славному Василию Второму, Императору Византии.
Приятно удивлен новости, что брат мой Николай со товарищи благое дело тебе учинил. Горжусь этим неслухом своенравным, и всячески им дорожу.
Искренне тронут невиданным по своей щедрости жестом благодарности. 
Готов всячески развивать и укреплять между народами нашими добрососедские отношения на взаимовыгодной основе. 
Желаю благоденствия и процветания Тебе и Державе Твоей.
С открытым сердцем и глубоким уважением.
                                                              Мстислав. Князь Тмутараканский.- 

- Держи ромей ответ своему Императору. На словах же передай, что я при первой же возможности обсужу с братьями моими Кириосами Понтийскими, как ваших бодливых баранов в свирепых волков превратить, и чем смогу, тем помогу обязательно.- сказал Мстислав, вручая Антиоху свиток пергамента с Княжеской печатью. Ромей в ответ вежливо попрощался, и через час, на своей хеландии отравился в Константинополь.



Алекс Ларь

Отредактировано: 02.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться