Хозяева Русского моря

Размер шрифта: - +

Глава пятьдесят девятая.Беспокойная зима

Примерно в это же время в Тмутаракань вернулся Железный Пеликан с Первой эскадрой, и отряд кораблей Дунайцев. Поселенцы Болгарской Слободы собрали большой урожай зерна, и еле разместили большую его часть на пиратских кораблях, из расчета по два мешка на каждого пирата Днестра и Дуная. А на будущий год собирались значительно увеличить молочное стадо, увеличить производство сыра и начать вываривать соль. 

Мало того от Князя Мстислава пираты получили серебро за охрану флотилий Тмутараканских рыбаков, и изъявили желание охранять рыбацкие суда по всему морю. Пообещав как следует обдумать предложение Дунайцев, Князь радушно предложил гостям как следует отметить результат взаимовыгодного сотрудничества с лихой братией, и закатил развеселую пирушку.

Еще в Тмутаракань прибыли на зимовку два знатных корабела, италиец из Венеции и сарацин из Ифрикии, которые друг друга открыто ненавидели. Мстислав им поручил отобрать самые быстрые торговые корабли и грамотно усилить их парусное оснащение, чтобы значительно улучшить мореходные качества. Они принадлежали к совершенно разным школам кораблестроения, ничего общего не имеющими, и их проекты парусов представляли большой неподдельный интерес.

- Братья мои, в связи с последними весьма радостными событиями, я решил в корне поменять всю морскую стратегию на нашем Русском море. В будущем году непосредственным охранением всех наших рыболовных флотилий, будут заниматься только Дунайцы с Днестровцами. Четыре наши эскадры "Железных гусей" из морского ополчения будут заниматься охранением караванов из Тмутаракани в Константинополь и Херсонес, а так же из устья Днепра в Херсонес и Константинополь. 

А вот вашей объединенной эскадре "Железнокрылых лебедей" придется сопровождать наши торговые караваны в Эгейское, Критское и Ионическое моря, а там может и далече. В караване будут только самые быстроходные суда, и этим мы сейчас занимаемся. Так что учите карты и готовьтесь. - сказал Князь и выложил на стол стопку карт.

Карты были на самых разных языках, от франкского до сарацинского. Но Кириосов интересовали в первую очередь италийские карты Эгейского моря, сарацинские карты Кипрского и ромейские карты Ионического с Критским морями. 

Когда Мстислав спросил, с какого маршрута они собираются начать, Любислав с Бранимиром дружно ответили, что с Тмутаракань - Пирей, а дальше видно будет. Походить мол, Афины внимательно посмотреть, да с народом местным пообщаться надобно, и посмотреть что там есть чего интересного да полезного.

- Хорошая мысль, здравая и правильная. Только не вздумайте в дальних морях раздельно плавать. Я от того вас вместе и отправляю, зная что один с дурной своей лихостью, в самое пекло полезет, да другой хоть как то его образумит, или подсобит на худой то конец. 

Посмейте мне только сгинуть на чужбине, я вас тогда на том свете найду, да так накажу, что черти в аду ужаснуться. Что бы все живыми и здоровыми назад пришли. Мне такие храбрецы на этом свете надобны, а не мертвые герои с плачем вдов и сирот.- строго наказал им Мстислав. 

С реформой Военного флота возникли кое какие разногласия внутри команд кораблей. Так как постоянной стоянкой Первой и Второй эскадр стал Корчев, а в Тмутаракани остались лишь восемь судов малой эскадры Княгини Анастасии под командованием Люта, то проживающие в столице Княжества моряки, в основном с Первой эскадры вместе с Железным Пеликаном попросили о их переводе в эскадру Люта. Так что у Любислава на "Посейдоне" появился новый капитан с "Дельфина" по имени Лукас, такой ловкий пройдоха, точь в точь как его кок, но отличный мореход как все греки. А легендарного Железного Пеликана с восторгом приняла вся эскадра Люта и лично Княгиня. 

Плохо было то, что Любиславу теперь не с кем было поговорить по душам, так как это было со старым пиратом, у которого он многому научился и крепко сдружился. А еще они с Бранимиром лишились почти всех расчетов камнемётов, и начали очень спешно тренировать новых, пока пролив не затянуло льдом. Тридцать четыре судна "лебедей" и тридцать два корабля "гусей" активно готовились к новым задачам и условиям морской службы. 

Но в то же время была и приятная новость, с молодой красавицей женой под боком, он совсем позабыл Серафиму, щедро даря все тепло своего сердца Софронии и Леонидику, лишь на короткое время покидая семью по срочным делам. 

Ранней осенью, будучи в Херсонесе по торговым делам, свеи навестили своих соплеменников, которые у ромеев влачили жалкое существование, и заявившись к ним все в шелках, парче и сапогах из дорогой кожи, рассказали им, какая у них в Слободе жизнь вольная и сытая: 

- По счастливому случаю, сам брат Тмутараканского Князя, прославленный русский флотоводец Любислав на Суде Богов победил Ярла Бьёрна, взял нас под свою защиту, и позволил на своей земле у реки Кубань укрепленный городок отстроить. Табун лошадей, орудия ремесленные и пахотные дал, повозки крепкие, стадо большое коров, и позволил жить по нашим законам и традициям. 

Ученого мужа, свея по имени Торир специально из Константинополя привез грамоте греческой нас обучать. Эрик Вульфбьёрнодсен вместе с ним всем в городке том управляет. Зерно сеем, в море рыбу ловим, сады посадили, пиво с медовухой варим, рыбу коптим, и сыр делаем на продажу, хлеб выпекаем, коней разводим. рядом на озерах охота знатная, большой постоялый двор построили для купцов из дальних стран, злато и серебро с них за стол и кров берем. Любислав добрый но строгий, и все время то на море воюет, или поручения Князя разные выполняет. 

Сам Князь Тмутараканский часто к нам в гости ездит, да за одним столом с нами трапезничает, когда охотится на озерах. Всюду нам честь и почет, дружбу завели со степными кочевниками, мелкий скот у них берем для еды. Просились в военные моряки нас взять, не пускают, говорят, что мы мост через  Кубань и постоялый двор от злодеев охранять обязаны, и если их много будет, к нам на помощь сразу вся Княжеская дружина прискачет. Так что без нас той Тмутаракани никак не обойтись.-



Алекс Ларь

Отредактировано: 02.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться