Хозяйка леса. Книга первая

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 4

Во время пребывания не территории двора и в доме Ульяны магию Александра подавлял контур охранного плетения. Еще тогда, в первый день появления здесь, маг подумал: как троечница и неудачница смогла самостоятельно изготовить такую защиту? В характеристике выпускницы было четко указано: к знаниям девушка не стремилась, звезд с неба не хватала, с однокурсниками не дружила, но лекции посещала систематически. Ни одного пропуска за шесть лет обучения! И раз уж в пределах заговоренного двора магия невозможна, значит во что бы то ни стало нужно выйти за его пределы, что, признаем, очень непросто.

Сначала маг попытался перешагнуть черту двора, но сила, что ранее удерживала и не впускала его в дом, нынче не желала дать добро на выход. Пытать счастья вторично не хотелось. Плетение есть плетение, и кодовое слово известно только тому, кто это плетение сотворил. Значит, остается один способ – механический. Придется прыгать через контур, и повыше, вон с того дерева, например.

Александр забежал в дом, схватил со стола несколько душистых яблок и вернулся во двор. Лестница нашлась в сарае. Медведь ходил следом, пес флегматично наблюдал за возней. Примостив лестницу к стволу дерева, маг начал медленно подниматься наверх, внимательно прислушиваясь к своему телу. Безрезультатно. Все впустую. Ульяна работала тщательно, видимо, не в ее правилах упускать что-то из виду. И только у самой верхушки магический фон начал слабеть. Подзадоривая себя непечатными стишками, Александр повис на последней надежной ветке: те, что повыше, не выдержат человеческий вес. Но когда это останавливало жаждущих преодолеть непреодолимое? Сначала за забор полетело пальто и оружие. С пальто приключилась неприятность: рукав обгорел, задев парящий контур плетения. Значит, нужно подняться еще выше. Пришлось схватиться за две ветки сразу и, как следует раскачав их, оттолкнуться ногами от той, что понадежней. «Летел красиво, приснежился удачно», именно так можно будет написать в отчете по возвращении в родной мир.

Расчет был сделан на то, что заговор левитации, приготовленный заранее, войдет в силу, как только тело мага покинет границу двора.

«А теперь медведь. Косолапый может шастать туда-сюда беспрепятственно, значит транспорт есть!» Маг вынул из кармана яблоко и демонстративно надкусил сочный бочок, глядя в глаза вечно голодному зверю. Тот, будто по команде, поспешил к источнику витаминов и фруктозы. Попрошайка был готов торговаться. И Александр сумел выиграть торг. Пока Тимофей жевал за обе щеки, маг настойчиво заговаривал поедаемый фрукт, равно как и те, что до сих пор находились в карманах брюк и пальто.

Тимофею нравилось бежать по снежному лесу. Запах хозяйки, ее коня и двух оборотней приятно щекотал ноздри. Но нужно слушаться седока: у него есть то, что так радует медвежий желудок!

– Когда прибудем на место, зайди с подветренной стороны. Если учуют тебя – полбеды, меня – беда! – наставлял маг задурманенный рассудок зверя.

И опасения были не напрасны. По дороге Александр обратил внимание на то, что волчьи следы слегка припорошило снегом. Слегка – потому что ветер притих еще с вечера, и только легкое дуновенье заставляло снежинки перемещаться с места на место. А вот следы хозяйкиных саней были еще свежими. Вон там, впереди, тянется широкая борозда. Похоже, сани перевернулись, и конь какое-то время тащил их за собой волоком. А это что такое? Кровь? Кровавые волчьи следы? Но отпечатки этих лап не похожи на те, что успел припорошить снег: они казались немного длиннее и не утопали в снежном насте. Вывод напрашивался сам собой – другая стая, клан или, как здесь принято называть, община.

Медведь почуял кровь. Только благодаря плетению и заговору на яблоках он не сбросил с себя и не растерзал Александра, но нервно шевелящийся нос зверя взял кровавый след, и дальнейшие события начали развиваться с бешеной скоростью.

Тимофей не обращал внимания на торчащие из-под снега коряги и ветки. Затуманенный рассудок вел его туда, где царил хаос. Лес перестал быть безмолвным. Десятки волчьих глоток рычали друг на друга, громкое щелканье челюстей, визг, что-то среднее между лаем и воем раздавалось эхом со всех сторон.

Седок кубарем слетел с медведя. Участвовать в потасовке в его планы не входило. Такое количество оборотней могло бы разорвать в мелкие клочья десяток огромных секачей. Значит, нужно затаиться. А что делать с косолапым? Жаждущие крови глаза смотрели сквозь мага, не моргая, но это не значит, что повернуться к зверю спиной – безопасно. Пока медведь, оттопыривая губу и закатывая глаза, ловил носом воздух, Александр что-то шептал на яблоко. Затем плод пришлось запихать в слюнявую пасть. Слава Небу, заговор подействовал. Тимофей неуверенно кивнул, сделал два больших шага вперед, слегка наклонился в сторону и, словно пьяный, свалился в сугроб. Одной проблемой меньше. Но что творится там, откуда слышны шокирующие человеческий слух звуки?

Александр подобрался к месту событий с подветренной стороны. Главная задача – остаться незамеченным. Притаясь за высоким сугробом, он медленно и очень осторожно посмотрел на небольшую, окруженную деревьями и голым кустарником поляну. Многое ему приходилось видеть до этого, но месиво из снега и бурой крови – впервые. Две стаи, две силы, способные уничтожить не одно селение, сошлись в кровавой схватке. Это был передел собственности, борьба за контроль и влияние. Вожаки вцепились друг в друга мертвой хваткой. А черный волк, изрядно подволакивая лапу, пускал кровавую слюну в поисках новой жертвы. Два коричневых с рыжими подпалинами кружили вокруг него с явным желанием убить. Коричнево-рыжих было больше, но они могли похвастаться только количеством: мышцы и мощь были на стороне клана «серого».

Битва в разгаре. Волчий мех, слипшийся от снега и крови, стал похож на колючки. Взбунтовалась метель. Странный свистящий звук вдруг пронзил воздух, и оборотни, прекратив схватку, припали мордами к алому месиву у своих лап.



Сара Шторм

Отредактировано: 29.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться