Хозяйка "Логова"

7

7.

 

Посылка - черный сундук, не уступающий в размерах своему собрату ящику, действительно двигалась. Дергалась, скрипела и рвалась за пределы двора почтового отделения. Она налетала на каменный забор, падала, отскакивала на семь шагов и оттуда, вновь дергаясь и скрипя, налетала на преграду в расчете ее протаранить. И расчет был верным, в старой каменной кладке уже появилась внушительная дыра. Я уже представила, как буду подсчитывать принесенный ущерб и торговаться с хоть и уважаемым, но самым скупым жителем заставы, но Тикелл повел себя иначе.

- Вот ваша посылка! – произнес он, подталкивая меня во двор. - Вот сопроводительное письмо, - впихнул в мои руки конверт. – Все! Пост принял, пост сдал… - развернулся и сбежал.

 Никогда ранее, взирая на нашего начальника почтового отделения, я не предполагала, что у него может быть столько прыти, а теперь вот убедилась. Может. И видимо это удивило не только меня, но и сундук до того отчаянно рвущийся на волю. Он замер на несколько долгих минут, однако подойти к нему я сразу не рискнула, вдруг посылка вернется к прерванному действию, еще и меня ненароком зашибет. Как и прежде открыла совершенно чистый конверт, достала листы письма и с удивлением проследила за тем как на ранее на белой бумаге медленно появились отправителя и получателя, а затем и крохотная строчка, наискось соединившая наши имена. Получалось интересно: «Таллик Дори с искренней любовью и нежностью самой непредсказуемой Торике ЭлЛорвил Дори».  Адрес отправителя все еще без изменений 1.24.56 Данирш, а дата отправления с разницей в сутки.                                                 

«Здравствуй, нежная моя. Как видишь, я стараюсь исполнить данное тебе обещание и писать каждый день. Вчера на переправе я увидел скальник. Твой любимый, белый. Он сиял в лучах солнца над отвесным куском скалы, недостижимый и прекрасный, вновь напоминая мне о той, что желанна и так далека… сейчас. Простишь ли, я срезал его не по правилам, торопились, поэтому стебель сломан болтом, а нижний лепесток немного раздавлен. Но я поймал его, до соприкосновения с землей, как тебя когда-то…» Цветок варварски сбитый, но бережно засушенный оказался на дне конверта, и это был не просто подарок Таллика своей зазнобе, это был мой скальник! Тот самый, что я, рискуя жизнью, срезала со скалы три года назад и засушила, как символ моей свободы от лорда Уроса, тот самый, коим я украсила прическу на «фальшивой» брачной церемонии, тот самый, что я не смогла найти после трехдневного сна. 

Теперь понятно, к чему была та строчка на конверте.

- Дори, чтоб тебя! – метнула злой взгляд на дрогнувший сундук, и тот вновь застыл изваянием. Читать строки нежных признаний и извинений я была уже не в силах, просмотрела по диагонали и вдруг взглядом зацепилась за знакомое имя и совсем не романтические излияния.

«С каждым часом подниматься все труднее, туманы, трещины, обвалы. Мы умираем по одному и очень глупо. Нам бы вернуться, но звучит приказ идти и верить в защиту бога или рода…  будь проклят Адо, это не всегда получается. Волею судьбы я похоронил сегодня своего лучшего друга. Гилта. Помнишь его? Конечно, помнишь, ведь он нас и познакомил…»

- Что? – Забывшись, согнула письмо, а в следующий миг оно уже состарилось в моих руках и изменило первоначальные строчки. Признания и извинения остались, описание сложностей подъема в горы и смерти друга – нет. – Вот же гадость!

А в голове скопилась тысяча вопросов и стойкое предчувствие  – Асд на них не ответит. Но, может быть, Гилт из письма и Гилт кровопийца это не одно и то же лицо, а простое совпадение. Или нет? Что же это за послания ко мне приходят? Весточки из прошлого, или скорее расчетливые весточки из будущего, наскоро созданные проклятым магом Сато Суо? Или это попытка объяснить все мне, ввести в курс дел давно минувших?

- Дори, только попадись мне! – прошипела я и, стянув перчатку с руки, подошла к посылке. Меня уже не волновало, что огромный сундук тихо скрипит и мелко подрагивает, явно решаясь в очередной раз налететь на забор. Прикоснулась, дождалась, когда уменьшится и, подхватив уже средних размеров черный сундучок, решительно направилась к Мартине.Я не села, впрыгнула в седло и пришпорила кобылу, которая даже глаз не скосила на черный груз.

Нет! Если бы Инваго пожелал меня предостеречь, сделал бы это лично или подробным письмом, как это принято у вояк. В любом случае то, что происходит сейчас, скорее набор доказательств, подтверждающих законность нашего с потеряшкой брака и, как следствие, жизнь самого Талла в прошедшие пять лет. А если так, то роль моя в этом фарсе более или менее понятна и легка: носи фамилию рода, принимай письма, забирай посылки, встречай обозы, корми нелюдей. Ничего сложного, ничего страшного, пока. Живи и радуйся!

Постаралась вновь улыбнуться солнечному дню, насладиться морозной свежестью и скоростью прогулки верхом. Позабыла о Тюри и предстоящем разговоре с ним, об Асде и его скрытности. Но уже на подъезде к «Логову», задалась вопросом: «А что если Таллик все-таки не потерялся, а погиб на горном склоне, как его друг Гилт и половина их отряда до того? Что если Инваго и хранитель состоят в сговоре, чтобы реликвия, вернее жажда ее получить, опять не вырезала мужское поголовье рода Дори? Что тогда получается? Я ни в чем неповинная вдова или еще одна пешка на шахматной доске рода?»

- Нужно проверить свиток, - сказала решительно, но так досамого вечера и не смогла к нему добраться.



Ардмир Мари

Отредактировано: 13.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться