Хозяйка замка

Глава 5

Оказалось пока я раскладывала вещи из "малого чемодана", обустраивалась в комнате, выбирая какую из шести коек мне занять, и болтала с Лиззи об абсурдности ее идей, старый добрый Генри привез остатки моего багажа, которые я благоразумно сложила в гостинице. Теперь у меня были все мои вещи, и ничто не мешало приступить к работе, для которой меня, в общем, и наняли. Хотя я предпочла бы для начала определить поле деятельности. О картинах в Кеннет кастл я слышала только то, что они в замке есть. Но в каком они состоянии я могла лишь предполагать. Конечно, это было весьма рисково для реставратора: браться за работу "не зная броду". И сначала я искренне хотела отказаться. Или хотя бы предварительно съездить в замок. Но все в Лондоне только и говорили какая эта удача. Собственный проект! Лорд Кеннет имеет массу друзей и его рекомендации всегда высоко ценятся! Тебя могут начать приглашать в другие дома, а это вовсе не сидеть в академии художеств на мизерной зарплате государственного служащего! У лорда Кеннета могут быть и другие кандидаты! Подумать только, провести время в старинном замке!

И так далее. И тому подобное.

Наконец, меня так воодушевили/ напугали, что я приняла предложение не раздумывая. По е-мейлу. За мизерную оплату. И даже не встречаясь с заказчиком.

Идиотка, что еще можно сказать?

А сейчас я изо всех сил старалась скрыть то, как трясутся мои коленки, пока Джон ведет меня к злосчастной галереи.

-Традиция семейного портрета, одна из древнейших в Англии,- в свойственной ему манере, рассказывает он,- Сохранить себя для потомков, да и просто покрасоваться, любили еще задолго до появление сэлфи. Так, родоначальником нашей галереи вполне можно назвать лорда Сэлвига Кеннета. Его портрет, по модному обычаю тех времен написанный в анфас, висит первым в галереи.

-Сэлвиг Кеннет? -переспросила я,- Как и нынешний лорд?

-Да. Это семейное имя. Всего Сэлвигов в роду было четверо. Гораздо больше, чем Джонов, между прочим.

Тут Джон подмигнул мне, а затем достал свою связку ключей и отпер дверь в длинный коридор за ней.

Там царила непроглядная тьма.

-Прошу прощения, я закрываю портьеры, чтобы картины не выгорели на солнце. Сейчас все исправлю.

Джон побежал вперед и принялся раздвигать тяжелые бархатные занавеси. Так ясный ноябрьский день проник и в галерею.

Она была длинной. Пол- выложен искусной мраморной мозаикой. Потолок- плетение узора готической розы.

-Наша галерея относительно молода,- поведал Джон,- Примерно 1675-1678 год.

-Действительно, молода, - скептически заметила я.

Я осторожно вошла внутрь. Вот и первая картина. Как Джон и обещал: лорд Сэлвиг Кеннет. Портрет не большой. Лишь голова. Рама круглая. Краски на холсте потемнели. Но ничего такого, с чем я не могла бы справиться. 

Джон молчал. Давал мне освоиться. Рассмотреть картины. Все они были разных эпох и разных стилей. Каждая - незабываема по-своему.

Наконец я остановилась возле одной из них. На меня смотрело удивительно свежее женское лицо. Волосы были слегка взлохмачены. На щеках играл румянец. Художник выполнил портрет, и, вместе с тем, придал ему легкий элемент греческой мифологии. Платье, напоминающее тунику. Расслабленная поза. Горы на заднем плане. Портрет совсем не похожий по манере на портреты чопорный викторианских барышень тех времен.

-Великолепная картина.- выдохнула я,- Очень похоже на работы Джорджа Ротшильда. Только краски тускнее.

-Это леди Джулия Кеннет. И вы абсолютно правы: это портрет работы Джорджа Ротшильда. Именно для его реставрации вас и вызвали.

Ноги мои подкосились. О боги! Я смотрела реестры, и в Кеннет кастл не было зарегистрировано подобных произведений искусств. Я верила в себя, я знала свои силы, я полтора года работала в Национальной галереи и еще три до в Русском музее. Но стать единственным реставратором неизвестного шедевра Джоржда Ротшильда! Я рассчитывала на семейную коллекцию портретов от неизвестных авторов, никак ни на это!

-Я пошутил,- быстро проговорил Джон,- То есть это правда леди Джулия Кеннет. И вы будите реставрировать именно его. Но автор портрета неизвестен.

У меня отлегло от сердца.

-Ну и шутки,- пробормотала я.

Джон лишь пожал плечами.

 

Работа реставратора очень кропотливая. Мы снимаем старые слои лака. Убираем "работу" предыдущих реставраторов. Слой за слоем. Пока не доходим до оригинала, сотворенного мастером. Иногда я сравниваю нас с археологами. И пусть те раскапывают землю над множество культурных слоев, а мы- снимаем почти такой же эквивалент "культурного слоя" картин. Порой "раскопки" могут идти годы. Так как за день удается "очистить" 1-3кв.см. полотна.

Конечно, я не планировала оставаться в Кеннет кастл годы. Но и торопиться с заданием я не могла, ибо моя неудача может сулить гибель картине.

Примерный фронт работ я оценила на шесть месяцев. И, учитывая то что сейчас за окном стоял ноябрь, я планировала закончить не раньше апреля. А если работа пойдет не столь успешно, то можно смело кидать на нее май и июнь. Да, дома я буду не скоро. Хорошо, что там меня никто и не ждет уже...

Конечно, перед реставрацией было бы лучше свезти картину на рентген.  Но лорд Кеннет в своих письмах был непреклонен в этом аспекте. Картина не в коем случае не должна была покидать Кеннет кастл.

Ну, я рекомендовала... Остальное за хозяином.

Под работу мне было выделено небольшое, но очень уютное помещение. Джон назвал его "малой библиотекой". Эта комната примыкала к башне, в ней был камин, (над которым, кстати, висели великолепные старинные часы), множество книжных шкафов и стол, покрытый сукном, на котором мне и предстояло вести реставрационные работы. Окно, к моему огорчению, выходило во двор замка. Впрочем, у меня же есть "спальня" с шестью кроватями и видом на море! Так что горевать не стоит.



Ирина Муравьева

Отредактировано: 07.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться