Хозяйки Долины-между-Мирами

Размер шрифта: - +

Глава девятая

Глава девятая

На следующий день Алеся проспала половину занятий. Но никто ей ни слова не сказал. Все списали на вчерашнюю прогулку за Стену. Потом обычный ритм занятий возобновился. Саймонд по-прежнему говорил почти только об экспедиции в затонувший Зарангон и встречался с принцессой Лидианой, так и не узнанной, на занятиях археологического общества. Океан отступал, но океан – это не река. Отступая, он образовывал и зыбучие пески, и засоленные почвы, где можно было провалиться под соленую корку с головой. Члены экспедиции должны были обо всем этом знать. Саймонд уговаривал Алесю принять участие в летней эпохальной экспедиции, которая должна была начать раскопки столицы Зарангона, в качестве необходимого второго целителя. Дело в том, что Мерхальд сказал ему, что вряд ли летом куда-нибудь уедет. Солара пока что отказывалась принять от него кольцо нареченной невесты, и он боялся, что пока он будет раскапывать столицу Зарангона, кто-нибудь перехватит понравившуюся ему девушку.

– Нет уж, такое сокровище я упускать не намерен. Пока у нее на пальце не будет моего кольца, я с нее глаз не спущу, – откровенно заявил Мерхальд своему другу. – Раскапывайте без меня.

В целом, жизнь адептов шла тихо-мирно, никаких других потрясений кроме случайно несданного зачета не намечалось. Алеся спокойно пришла на очередное занятие к Эннарду Верондиру. Тот стоял спиной к ней, и не обернулся, когда его ученица, вежливо поздоровавшись, прошла в его кабинет и закрыла за собой дверь.

– Алейсия. Алейсия Раутилар, – еле сдерживая бешенство, заявил ей Верондир, не оборачиваясь. Вы больше не можете быть моей ученицей. Я отказываюсь заниматься с вами. Немедленно выйдите вон.

Алеся быстро выскочила за дверь. Никогда прежде ее учитель не разговаривал с ней с таким откровенным бешенством. И спрашивать у него что-нибудь смысла не имело. Было больно и обидно. Еще один удар из Антидолины. Разделяй и властвуй. Ей стало так себя жалко, что она, убежав в академический сад, долго плакала навзрыд среди цветущих кустов черемухи. Затем чуть успокоилась. Ровно до той минуты, пока не подумала, что же ей делать дальше. Даже остатки спокойствия покинули Алесю от мыслей о ближайшем будущем. Идти в секретариат, оформлять следующую смену учителя не хотелось ни капельки. И вообще, а не уйти ли ей и вовсе из этого мира? Достаточно она уже поработала здесь катализатором по плану Василия Калинкина двухлетней давности. Очень захотелось увидеть Харрайна и пожаловаться ему на свои невзгоды. И чтобы он ее обнял, по крайней мере. Но после своего пламенного московского выступления ее жених вел себя крайне сдержанно, точно сам себя опасался. И, казалось, старался пореже с ней встречаться.

В таком мрачном состоянии, уже выплакавшуюся, но еще не утешившуюся, ее нашел Эннард Верондир. Несколько секунд он мрачно смотрел на свою бывшую ученицу, забившуюся в самый угол скамейки под большим кустом черемухи. Если бы учитель не был менталистом, он бы ее не нашел. Верондир подошел и сел рядом с ней на скамейку. Алеся настороженно молчала.

– Пойдем ко мне, поговорим, – сурово сказал ей учитель. – Ты заслуживаешь, по крайней мере, объяснения.

Она все так же без единого слова спустила ноги со скамейки на землю и встала. Верондир встал следом за ней. Они вернулись в его кабинет. Алеся закрыла дверь за собой и привычно уселась на стул перед креслом, в которое сел ее учитель. Или, ее бывший учитель.

– Я совсем недавно узнал, что ты дочь Элинары Ивондейл, – бесстрастно сообщил Верондир.

Алеся «совсем недавно» обмолвилась об этом принцу, вызвав у него фейерверк эмоций. После чего принц попал в Антидолину, кажется, впервые, хотя и является одним из Хозяев. Учитель определенно связан с Антидолиной. Или, по крайней мере, с ее Хозяином.

– Иногда случайно обнаруженный симптом совершенно меняет всю картину заболевания, – продолжал целитель. – В свое время я не знал, что Элинара – Хозяйка Долины-между-Мирами. А сейчас я не знал, что ты ее дочь. Элинару звали сначала только по имени, или, например, Несравненная Элинара, – проговорил он с явной издевкой. – И очень скоро она стала Элинарой Ивондейл. Я не знал… Но она именно та женщина, из-за которой меня приговорили к пожизненному изгнанию сначала. И к эксперименту по стиранию памяти потом, – безжизненно закончил Эннард Верондир.

Алеся низко опустила голову. Помолчала.

– Я ничего не знаю о пребывании Элинары в Эмеране, – извиняющимся тоном заговорила она после паузы. – Она вернулась в Долину беременная мной и с частичной потерей памяти. Я долгое время не знала даже имени своего отца. Случайно встретила человека, который мне рассказал, с кем Элинара покинула Долину. Потом Харрайн проверил. Я уже тогда училась в академии. Мы решили ничего никому не говорить.

– Потому-то с тобой ее никто и не связал.

– Пока я сама не сказала, что мой отец Ладвик Ивондейл…

Верондир промолчал, соглашаясь.

– Это я ей обеспечил «потерю памяти», – сообщил он после очередной минуты тягостного молчания.

– Харрайн говорил, что эмеранские специалисты не умеют так стирать память, чтобы потом ее нельзя было восстановить.

– Эмеранские специалисты этого не умеют, – с раздражением ответил ей Верондир, – потому что по эту сторону Стены запрещены эксперименты на людях. А по существу в таких умениях ничего сложного нет. По ту сторону Стены эксперименты на людях не запрещены. Поэтому я и умею. Тем более что она и сама хотела все забыть.



Татьяна Всеволодовна Иванова

Отредактировано: 02.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться