Хозяйки Долины-между-Мирами

Размер шрифта: - +

Эпилог

Эпилог

 

«Милая моя мамочка, называю так Твое Величество, потому что знаю, что никто кроме тебя мое письмо не прочтет. Ром обещал передать его тебе лично в руки. В нем все то, что мне хотелось бы сказать тебе и только тебе. Мы ведь не встретимся до моей свадьбы, которая, ведь правда же, кажется тебе слишком поспешной? И твое и Папино присутствие посчитали здесь политически неправильным.

Но не думай, что все плохо. Рэдлин, то есть я хотела сказать, король Зарангона, делает все, чтобы я не считала участь его жены тяжелым бременем. Меня пока еще задевает зрелище постоянно целующегося Саймонда Монтегура, причем его кудрявая низенькая избранница, для того, чтобы им удобнее было целоваться, встает на ступеньки, скамейки и ящики. Но я, как и Рэдлин, думаю, что мое увлечение со временем пройдет, и наш брак будет прочным и полноценным. А может быть, даже и счастливым. Монтегур, кстати, остается на побережье. Его пригласил отец его избранницы – обрати внимание! – возглавить местную, то есть, зарангонскую Академию Целителей. Будущий глава наших целителей уже пригласил сюда своего невероятно рыжего друга с невероятно рыжей невестой. (Как же этот Рыжик пристально на меня смотрел, как будто что-то понял.) Я изобразила вежливое согласие, когда обо всем услышала на встрече со всеми заинтересованными лицами, а Рэдлин, посмотрев на меня и криво усмехнувшись, затем изобразил невероятный энтузиазм по поводу такого события. Монтегур во главе зарангонских целителей. Это, мол, свидетельство новой, мирной жизни. Как видишь, мы с зарангонским королем друг друга стоим. А уж как он целуется, Рэдлин, я имела в виду… Я совершенно теряю голову и прихожу в себя, только когда он меня отпускает. Неприлично, наверное, даже и тебе писать о таком. Хотя, кому же, если не тебе?

Однако если отвлечься от всего этого, чисто женского, моя дорогая, далекая мама, то нам всем повезло, что у сотни тысяч буквально свалившихся всем нам на голову зарангонцев, прости за вульгаризм, фанатеющих за свою героическую историю, есть бесспорный лидер. Лидер, желающий мирной интеграции своих подданных в уже существующую структуру государства. Он использует новоприбывших на восстановлении восстающего из океана Зарансуара, не давая им заразить своим энтузиазмом по поводу восстановления королевства Зарангон в своем допотопном величии, остальных, так сказать, эмеранских зарангонцев.

Новоприбывшие отличаются повышенной конфликтностью, с нашей точки зрения. Рэдлин как-то сказал, что увлечение прошлым, конечно же, героическим, является единственной высшей идеей, вокруг которой центрировался менталитет зарангонцев Темной Долины. В свое время увлечение прошлым помогло им выжить и остаться людьми. Теперь же свою высшую идею, точнее, целостность своего сознания, они будут защищать, и уже защищают со всей возможной агрессивностью. Это для них вопрос личностного самосохранения. Поэтому даже строго дозированные котакты с коренными зарангонцами, менталитет которых не настолько, так сказать, историкоцентричен, часто превращаются в конфликты.

Рэдлин рассчитывает на успешное завершение адаптационного периода в будущем, а пока что обращается с этой частью своих подданных со всевозможным терпением, постоянно им уступая. В связи с этим, присутствие Эмеранских короля и королевы на нашей с ним свадьбе невозможно, действительно невозможно, поверь мне, мама. Должно пройти какое-то время, пока отклонения в психике новоприбывших нейтрализуются засчет влияния коренных зарангонцев. Тогда устремление в будущее уравновесит их центрированность на прошлом. Только тогда можно будет в полной мере использовать огромный потенциал, как новоприбывших, так и коренных зарангонцев, чтобы заново освоить побережье.

Так планирует Рэдлин. Я с ним согласна в оценке потенциала своих будущих подданных. Впрочем, мы вообще пребываем с Рэдлином в полном согласии. Я бы даже сказала, в единомыслии. Так что, если драгоценный наш Танред Браверан будет уверять тебя, что я приношу себя в жертву ради счастья страны, то не верь. Он, по-моему, все еще копает, опять прости за вульгаризм, я здесь понабралась, под Харрайна. Нашего менталиста ведь не удалось обвинить в превышении полномочий. Теперь-то уже совершенно ясно, что Лэндигур действовал безупречно в исключительных обстоятельствах. Придержи там, в Найджере, и Браверанов, и свору остальных клеветников. Ром тоже обещал заступиться за нашего менталиста.

Харрайн очень торопится уехать, рвется к своей невесте, но Рэдлин ему все же сказал, что если, мол, Лэндигура лишат должности королевского менталиста, то он может считать себя приглашенным занять место менталиста «зарангонской ветви королевского рода». Оцени накал страстей, если дальновидный Рэдлин Ларан сделал вывод о возможном отстранении Лэндигура от должности королевского менталиста. Я, впрочем, понимаю, что Папа не позволит его убрать, но нервы Харрайну помотают. Хотя Рэдлин мне на днях сказал, что когда Лэндигур женится, до его нервов никто не доберется. Счастья им с Алейсией!

Знаешь мама, я пишу и изображаю из себя храбрую, уверенную в себе принцессу. Но в глубине душе я все равно боюсь брака не с Монтегуром. Хотя он собирается жениться на другой, хотя он никогда не полюбит меня, но, пока я не замужем, у меня есть надежда на какое-то невероятное чудо. И с этим самообманом я расстаться не могу. Рэдлину я ничего такого, естественно, не говорила, но он, кажется, и сам что-то понял, потому и уверяет меня, что все равно нашего брака не избежать. И лучше бросаться в него, как в воду, чем скорее, тем лучше. И плыть дальше вместе. Он прав, не так ли? Поэтому я, как обычно, крепко возьму себя в руки. Наша свадьба состоится уже в этом месяце. Надеюсь, ты меня понимаешь. Правильно понимаешь причины такой поспешности. Надеюсь, я также успокоила твое материнское сердце этим письмом. Обо всех фактических событиях вам с Папой доложат, но того, что я тебе пишу, никто кроме меня сказать не сможет. Мамочка, твоя дочка все же выросла.



Татьяна Всеволодовна Иванова

Отредактировано: 02.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться