Хозяин. Часть 1.

Размер шрифта: - +

Глава 10

Гордон возвращался домой. Имение несколько раз мелькнуло впереди, в просвете между деревьев, а затем исчезло на несколько минут, чтобы снова открыться его взору, когда экипаж подъехал в Розмари-холлу.

Как и Фрейзер и рассказывал Дэшнеру, дом они приобрели три года назад, когда решили оставить окраину столицы и переехать в более спокойные и надежные места, сменив круг знакомых и пытаясь начать жизнь с чистого листа.

Уже давно почили родители и теперь Гордон стал главой семьи и рода, но деньги, которые им с сестрой оставили родители, почти все пошли на приобретение нового дома, не такого огромного и дорогого, как Дэшнер-холл, но все же весьма примечательного места, которым Гордон и Селия могли по праву гордится.

Старший Фрейзер не был джентльменом, зато его жена оказалась из обедневшего знатного рода, вот только не могла принести имя своим детям, о чем часто жалела при жизни. А когда ее не стало, Гордон решил во что бы то не стало выдать сестру за знатного человека, а для себя подыскать богатую невесту.

Невеста нашлась быстро. Он даже сам удивился, но когда приехал с визитом в Дэшнер-холл, то встретил там ту, которую захотел назвать своей.

Леди Шерон Уитни, воспитанница лорда Уильяма Дэшнера, была мила, умна и не честолюбива. По крайней мере, он так полагал. А судя по тому, как ее любил старый лорд, ныне уже покойный, Гордон сделал выводы, решив, что после своей смерти сэр Уильям не обделит деньгами воспитанницу, так как был весьма богат и не стеснен в средствах. И пусть жена не могла принести знатное имя своему супругу, но деньги тоже были не лишними.

Сейчас, вспоминая последнюю встречу с Шерон в парке, Гордон ощущал странное чувство тревоги, не отпускавшее его во время совместной прогулки. С тех пор, как он познакомился с новым хозяином Дэшнер-холла, наследником всего имущества почившего старого лорда, он чувствовал, словно что-то изменилось в отношении к нему Шерри. Нет, она, как и прежде была мила и сдержанна, вот только в выражении ее глаз и даже манере держаться, скользило нечто странное, заставившее мужчину решить, что леди из-за чего-то волнуется. И он подозревал, что причина вовсе не в кончине сэра Уильяма. Да, она горевала и горевала страшно, но приняла смерть опекуна, понимая, что мужчина был болен. Нет. Здесь было нечто более важное, что-то, чем его невеста пока не спешила поделиться.

«Неужели передумала выходить за меня замуж?» - подумал он, пока карета ехала по дороге вдоль озера, отражаясь на поверхности, тронутой ветром, отчего дом, отражавшийся в воде, казалось, пошел рябью.

«А, может быть, старик ничего ей не оставил, отписав все сыну?» - мелькнула еще одна мысль, которая, известным образом, огорчила Гордона, так как это могло нарушить его планы. Жена без состояния его не устраивала. Он сам был почти нищим, а кормить еще один рот и пытаться при этом показывать всем в округе, что ты не беден, как храмовая мышь, стало бы сложнее, потому что Шерон Уитни была из тех людей, кто слишком возвышает правду, ставя ее на пьедестал, словно божество.

«Не буду пока надумывать глупостей! – решил Фрейзер. – Шерон сказала бы мне, если бы что-то подобное произошло, а значит, ее странное поведение связанно с чем-то другим, что меня никоим образом не касается!».

Экипаж проехал под аркой и остановился прямо напротив главного входа. Из дома на встречу брату, вышла Селия. Одетая в лиловое платье, с волосами, заколотыми в высокую прическу, девушка была чудо как хороша и, выбираясь из салона экипажа, Гордон поймал себя на мысли, что было бы неплохо, если бы Эдвард Дэшнер заинтересовался его сестрой. Породниться с лордом показалось Гордону отличной идеей и сестру мужчина встречал с распростертыми объятиями, вспоминая свою первую встречу с хозяином Дэшнер-холла и реакцию Эдварда на Селию.

«Он настолько богат, что вполне может позволить себе брак по любви!» - подумал Гордон, целуя девушку в щеку.

- Как съездил, брат? – спросила она и взяла его под руку, чтобы вместе войти в дом.

- Кажется, Шерон еще сильно переживает свою утрату! – ответил Гордон, а сам покосился на профиль Селии, думая о том, что ему повезло, потому что его сестра была настоящей красавицей. Ее зеленые глаза могли свести с ума кого угодно, а если к такой красоте добавить немного приворотного зелья…

- Конечно, она еще переживает! – нарушила ход его мыслей девушка. – После смерти сэра Уильяма прошло слишком мало времени, чтобы она успела принять это и успокоиться.

Они вошли в дом, мимо поклонившегося лакея. Дворецкого Фрейзеры не держали, ограничившись скромным количеством прислуги, состоявшей из лакея, грума, кухарки и двух горничных, одна из которых выполняла работу личной камеристки для мисс Селии, а вторая была по совместительству, экономкой. Но Гордон дал себе зарок, что, едва получив деньги Шерри, тут же наймет столько прислуги, сколько ее полагается иметь порядочному джентльмену. Оставалось надеяться, что произойдет это сразу же после месяца траура, который он согласен подождать. Сейчас его даже несколько порадовал тот факт, что Шерон не была родственницей покойного, иначе свадьбу бы пришлось отложить на целый год, а так…

«Следовало настоять на нашем браке в прошлом месяце! – подумал мужчина, отдавая шляпу и трость лакею. – Но кто же знал, что старик Дэшнер так быстро оставит нас! Он казался вполне крепким мужчиной!» - и это было правдой. О том, что сэр Уильям болел и всячески скрывал это, пока мог, Гордон узнал гораздо позже от Шерон, которая призналась во всем, хотя, к тому времени он и сам уже видел, что лорд Дэшнер плох. И вот теперь эта смерть, и его брак откладывается на продолжительный срок!

- Пойдем в музыкальный салон, - попросила Селия. – Я разучила новую пьесу и думаю, она тебе понравится! А слуги пока накроют стол, я уже отдала все распоряжения, когда увидела в окно, как ты подъезжаешь!



Анна Завгородняя

Отредактировано: 20.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться