Хозяин. Часть 1.

Размер шрифта: - +

Глава 28

«Неужели решит перебраться в столицу?» - сама не знаю, но почему-то мне совсем не хотелось пока жить в этом городе. Я понимала, что мои рассуждения слишком нелепы. Что это мечта каждый девушки на выданье – дом в Столице, но почему-то не представляла именно себя вне Дэшнер-холла. Когда я соглашалась принять чувства Фрейзера, то понимала, что останусь в провинции и в любом случае буду жить там, где привыкла и там, где была счастлива. Несмотря на то, что особняк Торнтон мне понравился, я все же надеялась, что Эдвард не изменит своего решения и мы вернемся в его родовое гнездо.

Я невольно замерла, глядя на опекуна и ожидая услышать его ответ миссис Мейсон. Эдвард явно почувствовав мой интерес, взглянул на меня и почти мгновенно перевел взгляд на тетушку лорда Атертона.

- Нет, дорогая миссис Мейсон, - проговорил он. – Я как раз намерен поступить полностью наоборот.

- Вы шутите, сэр Эдвард! – удивилась женщина. – Такой блистательный джентльмен и намереваетесь покинуть Столицу? – она лукаво улыбнулась. – Думаю, маменьки всех девиц на выданье, станут плакать, узнав об этой новости! – проговорила и тут же повернулась ко мне, удивив своей откровенностью.

- Знаете ли вы, леди Уитни, какой популярностью пользуется ваш опекун?

Ее слова показались мне неуместными, и я опустила глаза.

- Не имею ни малейшего понятия! – ответила тихо. Да и, признаться, меня менее всего интересовал тот факт, что Дэшнер нравится дамам. Хотя это было и не мудрено, если принять во внимание его внешность и харизму, но, и это был, наверное, самый веский аргумент в глазах матерей, имевших дочерей в брачном возрасте, полагаю, самым главным достоинством Эдварда все же оставалось его состояние и имя.

- Здесь, за этим столом я могу говорить вполне откровенно, так, как привыкла! – заметив мое смущение, сказала миссис Мейсон. – Я извиняюсь, милочка, если вам не нравится мой стиль поведения. Но увы, я такая и уже вряд ли изменюсь. Возможно, именно поэтому я сейчас просто миссис, а не леди, какой могла бы стать, если бы вышла замуж за нужного человека. То есть, сделала так, как настаивала моя семья!

Откровенность Сьюзан мне импонировала. Я посмотрела на мужчин, сидевших за нашим столом, и поняла, что они, в отличие от меня, совсем не удивлены. Просто привыкли к манере поведения леди и не выказывают удивления. Разве что в глазах Атертона мелькают смешинки.

- Тетушка, вы сейчас напугаете нашу дорогую леди Уитни! – проговорил Моэм.

- Правда? – удивилась наигранно дама. – А мне как-то совсем не показалось, что леди Шерон из пугливых! – и она улыбнулась, но так сияющее, что я не выдержала и улыбнулась в ответ.

- Миссис Мейсон у нас белая ворона в обществе! – заметил Эдвард. – И все потому, что всегда говорит то, что думает.

- Но несмотря на это меня принимают во всех домах, - подхватила со смехом замечание Дэшнера, Сьюзан. Затем бросила быстрый взгляд на Атертона и добавила: - А все потому, что мой племянник – советник Короля. Так что я могу быть даже сумасшедшей, но мои связи открывают передо мной все двери, и это, скажу вам, печально. Я бы хотела, чтобы людей принимали не из-за связей и имени, а потому что они что-то представляют из себя. Поверьте мне, леди Шерон, сколько пустышек сейчас вертится при дворе. И я всерьез иногда опасаюсь, что одна из таких вертихвосток зацепит моего Моэма.

Я улыбнулась, а про себя подумала о том, что совсем не таким представляла наш разговор за ужином. Мы должны были говорить о погоде, о моде, или о чем-то в подобном духе. Но миссис Мейсон разрушила мое представление о настоящей беседе и это оказалось более приятным, чем пресная болтовня ни о чем.

- Значит, вы решили перебраться в свое фамильное гнездо! – сменив тему, снова задала темп разговору миссис Мейсон. – Я никогда не бывала в окрестностях Райвела. Там, наверное, красиво? – она взглянула на меня, ожидая услышать ответ.

- О, да! – я кивнула. – Особенно ранней осенью и поздней весной, когда поля усыпаны цветами, а в лесах стоит неповторимый птичий гомон.

- Вы любите кататься верхом? – женщина начала резать мясо, но при этом ее взгляд был сосредоточен на мне.

- Да, - ответила я. – И кто не любит верховой езды? Я не знаю такого человека!

- Ну, к примеру, я не люблю! – ответила миссис Мейсон. – Лошадей люблю, но в седле сижу просто отвратительно. Поэтому подобное развлечение, как и охота, не для меня.

Она запила мясо вином и снова обратилась ко мне, пока мужчины молча трапезничали, наблюдая за нами.

- В каком обществе вы вращаетесь в Райвеле? – поинтересовалась она. – Много ли семей живут поблизости?

Разговор повернулся в привычное русло, и я начала отвечать, а постепенно к нам присоединились и мужчины. Так что плавно мы перешли на другие и более интересные темы. Лорд Атертон оказался отличным собеседником и рассказчиком, что, впрочем, было не удивительно, зная, в какой сфере деятельности он задействован. Несколько историй из жизни королевской свиты, достаточно веселых и безобидных, разрядили обстановку за столом. Так что к тому времени, как принесли чай и сладости, я чувствовала себя несколько расслабленной. Чему, полагаю, посодействовало и вино, в избытке стоявшее на столе. Я постепенно расслабилась настолько, что почувствовала себя среди этих, в принципе, малознакомых мне людей, весьма уютно. Оживленно отвечала на вопросы миссис Мейсон, которые касались моей жизни в Дэшнер-холле и, взаимно, рассказала пару забавных случаев из жизни нашего провинциального общества, замечая на себе заинтересованный взгляд лорда Моэма и не менее волнующий, моего опекуна. На какой-то миг в голове вспыхнула мысль о том, а не собирается ли Эдвард свести меня со своим другом?

Мысль показалась весьма интересной, и я несколько иначе посмотрела на Атертона, думая о том, что Дэшнеру вполне могло хватить фантазии сделать это. Ведь он сам говорил мне о том, что Фрейзер для меня не лучшая партия. А что Атертон? Понравился ли он мне? Наверное, да. У нас в провинции не было подобных мужчин. Этот казался весьма милым и обходительным джентльменом. И его взгляд изучал не дюжий ум. Когда я поймала себя на мысли о том, что рассматриваю Моэма как предполагаемого претендента на руку и сердце, стало самой противно от того, как изменчиво оказалось мое сердце. Да, я не любила Гордона, но нас с ним связывала дружба и я была уверена в том, что Фрейзер вполне может составить мое счастье.



Анна Завгородняя

Отредактировано: 20.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться