Хозяин "Логова"

2

2.

 

Я проснулась днем, в комнате с незнакомым потолком. Улыбнулась, вспомнив, как Гаммира определяла в какой она спальне, и тут же поморщилась, чувствуя себя намного хуже, чем после бракосочетания с «потеряшкой». Боль не приходила волнами, она проснулась вместе со мной и, выпустив когти, вцепилась в мое несчастное тело. Слезы моментально проступили на глазах, с губ сорвался стон, а в следующий миг в спальню с грохотом ворвался Инваго… или вернее сказать старик.

Седой с сотней длинных белых паклей вместо волос, морщинистой, даже отслаивающейся, кожей и молодым взглядом. Довольные искры в глубине ясных синих глаз, совершенно не вязались с шаркающей походкой, подрагивающими руками и сгорбленной спиной.

- Что случилось? – прокаркала я, когда он поднес стакан воды к моим губам и прохрипел:

- Пей. До дна. Не спорь… И не тяни руки. Пей.

Временно я отложила вопросы и подчинилась. Первый глоток, позволил свободнее вздохнуть, второй расслабил мышцы шеи и плеч, третий принес свободу рукам, четвертый снял оковы с ног, пятый дал спокойствие и легкость, что наполнила меня до краев.

- Как ты? – спросил Инваго, глядя на меня с умилением, как на любимую кровиночку-внучку.

- Лучше.

- Не спеши с оценкой, прочувствуй всю себя, - посоветовал он, сверкнув абсолютно целыми, отнюдь не стариковскими, зубами.

- Да все хорошо.

Поводив головой из стороны в сторону, подняла руку, чтобы убрать упавший на лоб тяжелый локон и окаменела. Локон был белый, а рука старушечья. Фаланги пальцев утолщенные, вместо ноготков желтые и кривые когти, кожа серая в струпьях, а кисть и запястье перечеркнуты вспухшими венами.

- Что? – Касаясь лица и с ужасом ощущая твердую корку старой морщинистой кожи, я запаниковала. – Что… произошло? Скажи мне… Пожалуйста! Я утонула, меня сожгли… Я - возвращенец?

- Нет.

- Тогда, что?.. - Голос стих до шепота и тариец крепко сжал мою руку в своей. Плохой признак, очень плохой, я уже знаю, что это проявление заботы все в семействе Дори придерживают на самый страшный случай.

- Произошло то, чего ожидать мы никак не могли, - он посмотрел в мои глаза и укорил: - Ты уснула.

- Я? – Это уже не хрип, а слезливый сип, что прорывается сквозь перехваченное растерянностью горло.

- На четырнадцать лет, – его голос тоже сел, а плечи дрогнули.

- Как?

Не верилось, но вид моих рук и состарившегося Инваго, говорил сам за себя.

- Не знаю. И поверь, я ждал тебя, как мог, а затем…

- Что? Что ты сделал? – Мои губы дрожали, из глаз вот-вот польются слезы, а в сердце уже зрело предчувствие, бояться нужно того, чего он не сделал. – Ты что, за все эти годы не отстроил «Логово», не дал Тимке пройти высшую военную академию, не позволил Торопу жениться по любви? 

- Нет. Я поддался соблазну, - ухмыльнулся он и протянул мне руку. - Так что вставай, идем знакомиться с детьми!

- Ка-ка-кими детьми?

- Нашими. Приехали специально, чтоб показать нам внуков! - улыбнулся тариец. – Тора, ты так вовремя проснулась…

И пока я силилась понять его слова и принять свою новую жизнь, неумолкающий Инваго с шутками и прибаутками, отбросил простыню, поднял меня на руки и вынес в ванную, чтобы с головой погрузить в ледяную красную воду. Холод я не сразу почувствовала, а едва вынырнула на поверхность, поймала этого м-м-мужа за ухо и задала первый пришедший в голову вопрос:

- Дори… Бестолочь тарийская, ты как детей воспитывал?

- Да нормально, - ответил он растеряно. Секунду спустя с улыбкой разжал мои пальцы, погладил ладонь и заверил: - Все в лучших традициях.

- Это в каких же традициях, если они в неполные тринадцать лет уже внуками обзавелись?!

- Н-да, неувязочка вышла, - хмыкнул Инваго, быстрым поцелуем прижался к моим губам и прошептал: - А ведь почти поверила… Ладно, в следующий раз я придумаю более правдоподобную историю.

Придумает? Я оторопела повторно, только в этот раз уже от неприятного чувства - надо мной издеваются. И действительно, стоит, подлец с сосульками вместо волос, мелко трясется от сдерживаемого смеха, а глаза горят.

- Дори!

- Уже ухожу, отдыхай! – ответил он с хохотом и растворился в воздухе, оставив меня с десятком вопросов и неуемным желанием побить мерзавца.

Вот тут-то я и ощутила холод воды, стуча зубами выбралась из ванны, потянулась за полотенцем да так и замерла, зацепившись взглядом за свое отражение в зеркале. Мокрая, дрожащая, красная и молодая. Не веря, коснулась посеребренной поверхности рукой, я затем уже посмотрела на собственное тело. Ноги руки, живот, грудь, чуть просвечивающая сквозь рубашку, белье. Я была собой, а не иссохшей старухой с распущенными детьми и малолетними внуками. Сердце забилось с удвоенной силой, улыбка расцвела на лице:

- Инваго, ты у меня еще попляшешь! Дай только тебя найти…

- Тора?! – В спальне раздался голос тростиночки, а уже через мгновение я оказалась в объятиях счастливого ополовиненного демона. – Торика, радость наша! Ты очнулась… какое счастье! 

- Очнулась, - подтвердила я. – И готова поквитаться. Где Инваго?

- Наконец-то спит, - радостно сообщил мне Хран, чмокнул в макушку и отступил.  – Я никак не мог отогнать его от твоей постели. Четыре дня, дурак, сидел как на иголках и никого к тебе не подпускал. Даже воск смыть не позволил ни с себя, ни с тебя, а ведь ожоги давно прошли…

- То есть прошли дня, а не годы. У же радует, но… Какие ожоги? – прошептала едва слышно. - Погоди, что?

- Хотя после слов Торопа о завесе воспоминаний, я тоже стал переживать о твоем душевном состоянии…



Ардмир Мари

Отредактировано: 03.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться