Хозяин подводного города

Размер шрифта: - +

Глава 2. Аня, кукуруза и все-все-все

 

Кукуруза пахла волшебно… Продавщица положила её в пакет, щедро посыпав сверху крупной солью. И хотя Аня изо всех сил старалась как можно сильнее дуть на этот ароматный янтарь, он даже сквозь два салфеточных слоя продолжал обжигать руки. Удалось откусить пару зёрен на хвостике, остывшем быстро, но имевшем самые мелкие и не такие вкусные, как на толстом бочке. Аня вздохнула, сглотнула слюну, опустила початок и отвела взгляд, чтобы не дразнить себя зря.

Эже*, рядом торговавшая напитками, была знакома с байке Данисом, к которому Аня с папой прилетели в гости из далёкого Питера. И сейчас мужчины закупали продукты в супермаркете недалеко от дома, а девочку оставили на попечение знакомой. Впрочем, Аня сама попросилась остаться на улице: очень уж хотелось съесть кукурузу.

Не успели папа с другом нырнуть за стеллажи с товарами, как эже атаковала девочку вопросами. Видно, продавать на солнцепёке целый день напитки – занятие не из весёлых. Тут не ты ищешь развлечения, а они сами к тебе подходят иногда. В виде знакомых. Аня неохотно, в перерывах между попытками охладить кукурузу, рассказала, что закончила третий класс. Что байке пригласил их с папой сюда на целых десять ней. И что дома осталась мама с братиком и корги Ампером. А на непонимающий вопрос пришлось объяснять, что корги – это такая порода собак. Ампер – это имя, потому что корги оказался мальчиком, когда его подарили Ане. И что корги – самые весёлые собаки… Дообъяснить Аня не успела: к бочкам подошла очередная знакомая с малышом лет пяти, и эже охотно переключилась на более интересную тему чужого здоровья и воспитания чужих внуков.

Аня снова с надеждой потрогала кукурузу и подула: та по-прежнему не хотела остывать. К счастью, вокруг было много интересного, на что стоило потратить ожидание.

Впереди, через перекрёсток, высилось здание Филармонии, и перед ним плескались фонтаны, создавая на солнце радугу. Вот бы сейчас туда уговорить папу сходить. Прилетели они из Питера рано утром, папины знакомые уложили их спать, и затем, едва перекусили, –  в магазин. Жену дяди Даниса завтра нужно отвезти на дачу. Там «малина уже осыпается, собирать – срочно! – и варить варенье». А поскольку рядом с дачей нет магазинов, то продукты семья Исмаиловых всегда закупала здесь, в квартале от дома.

– Отвезём эже Марзию на дачу, и послезавтра – на Иссык-Куль! А завтра, чтобы день не пропал, я вам интересное место покажу. Не забудь, Анна, купальник! – загадочно пообещал байке.

В фонтанах возле филармонии резвились мальчишки, в майках и шортах. Ничего удивительного: под таким солнцем одежда быстро высыхает. А над мальчишками гордо, не глядя на суету у подножия, смотрел в небо богатырь. Конь под ним мчался, неся на себе не только гордого богатыря, но длинного змея, уныло свесившего свой мёртвый хвост…

– Это Манас, вроде вашего Ильи Муромца, только из знатного рода, – объяснил Данис-байке несколько минут назад, когда Аня кивнула на силуэт.

–  А он существовал на самом деле?

– Это собирательный образ…

– А кровь у дракона тоже была ядовитая?

– Почему «тоже»?

– Аньк, давай потом, не отвлекай Даниса-байке, – вмешался папа. У них был очень важный разговор. О каких-то раскопках и поисках скелета.

Подумаешь, скелеты. Аня их сто раз видела в музеях! Тут совсем другое. Литературный персонаж, как говорил папа. В Питере, например, им памятники тоже стоят. Гулливеру, Страшиле, Дровосеку, Чижику-Пыжику и даже носу, правда, про нос Аня ещё пока не читала, только слушала папин рассказ о том, как однажды самый настоящий нос сбежал от одного человека и стал сам почти человеком. Интересно, а этого Манаса из чего или кого собрали в «собирательный образ»?

Аня привыкла думать вопросами. Потому что если постоянно искать вопросы вокруг, то так однозначно интереснее. Конечно, иногда вопросы прыгают один через другого, тем более когда ты на находишься в другой стране, где всё по-другому. И тем более, если что-то неправильное закралось в голову.

Как Манас мог быть Ильёй Муромцем? Конечно, Аня про Манаса пока не читала (дома про него книжек не было), но разве Илья убил змею или дракона? Ответ пришёл моментально – вовсе нет. Добрыня Никитич убил. А вот ещё святой Пётр Муромский, тоже да. У змея, которого убил Пётр, была такая ядовитая кровь, что князь чуть не умер, но его спасла будущая жена – мудрая Феврония. Значит, киргизский Манас – это вроде Добрыни или князя Петра. Надо будет об этом Данису-байке сказать…

Мысли блохой перепрыгнули к драконовидной змее. «Больше на китайского дракончика похож, у наших драконов по три или даже девять голов было. А у огромных змей, полозов, нет щитков на спине. Щитки есть только у крокодила. Значит, этот дракон – родственник крокодилам, а не змея вовсе», – интеллект продвинутой третьеклассницы вынес очередной вердикт.

Хотя, вообще-то… драконы – сказочные персонажи. Наверняка существовали когда-то, а люди их всех истребили, потому что не смогли найти общий язык. Люди всегда боятся того, чего не понимают. Вон мама готова кричать при виде каждого паука-косиножки, а они прикольные: лапки, как ходули, и сами ни разу не ядовитые. В питерской квартире насекомых практически и не встретишь, «спасибо» маме. Так, если случайный «гость» забредёт или залетит, то сразу погибнет от чего-нибудь маминого «защищающего человека». Муха на липучку попадёт, моль – прихлопнут, таракана – раздавят. А единственный в мире разумный таракан Христофор, который умел не только бегать по потолку, но и читать и даже разговаривал с Аней, сбежал. Не смотря на опасности в путешествии предпочёл уйти куда глаза глядят, лишь бы интереснее жилось…



Yuliya Eff

Отредактировано: 07.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться