Хозяин подводного города

Размер шрифта: - +

Глава 3. Побеждают настойчивые!

 

Аня с восхищением смотрела, как Куткарбек утоляет голод. Отодвинул от себя салат, а тарелку с пловом обхватил руками, словно защищая свою еду от возможного посягательства. Чуть было не начал есть руками, но вовремя спохватился, перехватил ложку, как это делают маленькие дети, и дальше зачерпывал рис «ковшом». Байке Данис коснулся плеча мальчика, тот замер и замедлил темп. Всё мясо на косточках было обглодано подчистую. Аня была убеждённой вегетарианкой в отношении мяса (как его вообще можно есть, когда животные для тебя – разумные существа?), и поэтому всегда отводила взгляд, когда кто-то рядом кушал мясное. Но тут… тут был другой случай.

Все подробности обещали рассказать позже, а пока эже Марзия кратко обрисовала ситуацию, на всякий случай, чтоб питерские гости особо не удивлялись. В раннем детстве Куткарбека похитили волки. Каким-то чудом выжил. А когда нашли, напуганные диковатостью мальчика от него отказались родители, и отец байке Даниса, Аалам-ата, усыновил и воспитывал мальчика вот уже десять лет. Неделю назад что-то «провернулось» в голове у мальчишки, и он сбежал, каким-то чудом добрался до столицы и, скорее всего, бродяжничал, пытаясь найти родных. Тогда как все считали, что он просто гуляет по горам, вспомнив своё детство.

– О-ох, – заключила Марзия, всплеснув горестно руками, – и Алия, как на грех, уехала позавчера! Кто сладит с мальчишкой?

Алия была старшей дочерью, по студенческой программе уехавшей на год в Англию. И, как Аня поняла, девушка имела огромное влияние на Куткарбека. Иначе с чего б он, едва войдя в квартиру, начал метаться по комнатам, раздувая ноздри, шумно вдыхая воздух и жалобно выкрикивая «Айя! Айя!»? Данису-байке с трудом удалось успокоить мальчика, кое-как объяснить, что они обязательно поговорят вечером с Алией, по телефону, – и повёл в ванную смывать недельную грязь.

– Такие дела, дочь, – растеряно сказал папа, когда они остались вдвоём. Марзия убежала к соседям за подходящей для Куткарбека одеждой; байке отмывал своего сводного брата, и слышно было, как тот издаёт неразборчивые звуки и что-то пытается объяснить.

– Мы не поедем на Иссык-Куль? – попробовала догадаться девочка.

– Обязательно поедем, но сейчас байкеше нужно будет разобраться с братом. В реабилитационный центр, наверное, его устроить, к логопеду… Пару дней подождём, по музеям погуляем… Ты же хотела в минералогический сходить?

Какой центр?! И пропустить всё самое интересное? Ну уж нет!..

– Пап, а давай уговорим байке Даниса взять с собой Куткарбека?

– На Иссык-Куль?

– Ну да.

– Так он сбежал оттуда. Думаешь, захочет вернуться домой? – папа внимательно посмотрел на дочь. – Аньк, ты что задумала?

– Па-ап, ну, интересно же!

Знакомый блеск в глазах девочки – и папе всё стало «понятно».

– Только не говори мне, что ты его дрессировать, как своих питомцев, будешь. Знаешь, человек – всё же не игрушка, тем более у пацана такое детство было… Анна!

– Да я не про то!  

– А про что?

Ничего Аня объяснить не успела, из ванной вышли мокрый байке Данис и одетый в футболку и шорты больших размеров Куткарбек.

– Привет ещё раз! Хочешь я тебе свои фотографии покажу? – не медля, Аня взяла за руку мальчишку и потащила к дивану.

– Эы? – вопросительно промычал отмытый бродяга и послушно сел рядом.

Байке Данис длинно выдохнул и кивнул на папин сочувствующий взгляд:

– Пожалуй, мне тоже надо переодеться. И ополоснуться.

 

***

 Все, сидящие за столом, давно насытились, а Куткарбек продолжал ковыряться с костьми, помогая себе вилкой и зубами. Нож предусмотрительно убрали.

И теперь, когда разводы грязи на лице и руках мальчика исчезли, Аня смогла его рассмотреть. На смуглой, впитавшей в себя не один год солнечных ласк, коже местами еле заметно розовели мелкие рубцы, руки так и вовсе были испещрены ими. Узловатые пальцы же кривились, по-видимому, по привычке от лазанья на четвереньках по горам, как это бывает у людей с диагнозом ДЦП. Аня незаметно попробовала так искривить свои и поморщилась: больно! В остальном, если не слышать всех этих странных звуков, Куткарбек был мальчик как мальчик: взгляд осмысленный, только затравленный немного; прямая спина и ловкие движения, во всяком случае, еду мимо рта не носил. И всё-таки взрослые обращались с мальчиком как с безнадёжно больным. Даже разговаривали о нём не стесняясь, впрочем, может быть, ещё и потому, что Куткарбек не знал или знал плохо русский язык.

– Ты не рассказывал, что всё так безнадёжно, – папа негромко разговаривал с другом.

– А что тут рассказывать? – на лице байке Даниса тучи ходили одна за одной. – Я тысячу раз просил отца: «Ну зачем тебе эта морока? Ты не специалист!» Нет, конечно, он много сделал для Кута, но – мы все так думаем – профессиональная помощь более действенная.



Yuliya Eff

Отредактировано: 07.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться