Хозяин Волчьей пустоши

Размер шрифта: - +

Глава 5

Мира, скосив глаза, изучала собеседника. Он стоял, опираясь на каминную полку, и с преувеличенным вниманием разглядывал лесную поляну, изображённую на ближайшем гобелене. Высоченный, мускулистый, на поясе золотой кинжал со смарагдом, как и у давешнего брюнета. Рядом с Рикдаром она, наверное, будет выглядеть тростинкой, которую ничего не стоит переломить неосторожным движением. И ей нужно с ним… Но как набраться смелости отказать? Злить такого себе дороже. Тогда, может, попробовать найти компромисс?

– У меня есть время подумать? – Мирана решила разведать почву.

– Думай, – позволил «волк». – Но…

– Но…?

– Пока ты не примешь решение, из этой комнаты не выйдешь. Прости.

«Великолепные перспективы!»

Выходит, ей (голодной и уставшей) нужно сидеть тут и «принимать решение»?! И он всё это время будет находиться рядом и нервировать ещё больше? Сбежать точно не получится, и никакие уловки (вроде внезапного желания отлучиться в дамскую комнату) не помогут. Главарь Миру будто насквозь видит, так что обмануть не удастся. Но ради чего он всё это делает? Действительно ли у него серьёзная причина поступать подобным образом?

– Этот ритуал… – начала она. – Он настолько для вас важен?

– Да, – чётко и неумолимо. – Иначе бы я не шёл на такие крайние меры.

«Вот теперь и думай Мира, что делать…»

Вожак от своего слова не отступит, в этом нет никаких сомнений. Бороться с ним с помощью магии бесполезно, без магии – и подавно. Никакого цветочного горшка, статуэтки или подсвечника, чтобы обрушить на голову, рядом не наблюдается. Да и что было бы, если бы ей всё-таки удалось как-то выскользнуть из комнаты? Повсюду оборотни, которые найдут её в два счёта, а потом ещё и выместят злость за неудавшийся побег на людях из дилижанса.

– Может, я могла бы сделать что-то другое, чтобы вам помочь? – сделала она последнюю попытку выкрутиться.

– Твоя главная миссия – участие в ритуале! – заявил «волк» непреклонно. – Не советую медлить. Твои попутчики голодны, особенно ребёнок. Чем быстрее примешь решение, тем быстрее их накормят.

«Ну вот как можно таким быть?! Рассуждал о благородстве и уважении, а сам ребёнком прикрывается!»

И Мира сдалась. Ладно, сегодня выиграл он, но она проиграла всего лишь битву, а не сражение. У неё ещё будет шанс выйти победительницей!

Судорожный вздох и даже не шёпот, а шелест:

– Тогда… я согласна…

Мирана думала, что он попросит повторить громче, но Рикдар, очевидно, всё прекрасно расслышал.

– Я распоряжусь, чтобы твоих попутчиков обеспечили всем необходимым, особенно ребёнка.

И тут Мира осмелела. Терять ей всё равно уже нечего, но раз она и её сговорчивость важные условия предстоящего действа, можно попробовать поторговаться.

– Мне нужны гарантии, – решительно сказала она.

– Какие именно? – откликнулся оборотень.

– Что вы всех нас отпустите, когда закончится… ритуал.

– Обещаю.

– Этого мало, – заявила Мира, удивившись собственной наглости, – люди часто нарушают данные обещания…

– Но я не человек! И от своего слова не отступаю! – в тоне главаря прорезались металлические нотки, а лицо словно закаменело, и Мирана поняла, что зашла слишком далеко и нанесла ему двойное оскорбление.

– Прошу простить. Я не то хотела сказать…

– Видимо, в твоём мире предательство и нарушенные обещания являются обычным делом, – презрительно хмыкнул он. – Хорошо, я дам тебе магическую клятву. Но и ты дашь такую же. Мы будем в равном положении, и ты не сможешь передумать в самый последний момент.

– Договорились.

Вожак подошёл к Мире и протянул руку. Она слегка поколебалась, но поднялась с кресла и вложила слегка подрагивающие пальцы в его тёплую ладонь.

– Готова? – он поймал её взгляд и больше не отпускал, в очередной раз пленяя мерцающими изумрудными омутами.

– Готова, – выдохнула она.

– Я, Рикдар, вожак сумеречных волков, клянусь выполнить обещание, данное Миране Сероглазой. Люди будут накормлены и отпущены, а сама она после исполнения ритуала вольна поступать так, как ей заблагорассудится.

Мира ощутила тепло, охватившее руку, и боковым зрением увидела серебристое сияние, исходившее из их соприкасающихся ладоней.

– Я, Мирана… Сероглазая (она и сама не поняла, почему сказала не собственную фамилию, в прозвище, изобретённое главарём), клянусь выполнить обещание, данное Рикдару, вожаку сумеречных волков. Я добровольно приму участие в ритуале инициации и окажу необходимую помощь, если это будет в моих силах.



Галлея Сандер-Лин

Отредактировано: 30.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться