Хозяин Замка

Размер шрифта: - +

Глава 4

Я лежал в больничном крыле и отдыхал. Лениво листал книгу — «История создания палочек: характеристики, виды и тонкости динамики». Но текст, словно вода сквозь сито, проходил сквозь мой разум. В голове до сих пор не укладывалось — как так?

 Пара студентов со старших курсов, отлеживающиеся тут после матча по квидичу, постоянно косились в мою сторону.

 Я подтянул к себе колени и, опустив на них подбородок, отложил книгу. Так мне всегда лучше думалось. Хотя о чем тут думать? Я повернулся и наткнулся взглядом на незнакомца в маленьком зеркальце, которое стояло на тумбочке.

 Глубоко посаженные, очерченные морщинами глаза, острый нос и подбородок, покрытый жесткой щетиной. Я покрутил головой, разглядывая свой новый облик. Чувства были двуякие… Будто бы принял оборотное зелье. Прядь моих некогда каштановых и густых волос упала мне на лицо, и я привычным движением откинул ее. Голова моя теперь была с проседями, темно серо-каштановая… Ужасный видок!

 Кто-то захихикал, и я резко обернулся. Смех умолк. Я медленно обвел всех взглядом. Боятся. Странно, хотя это все, наверно, мой вид. С моими кругами под глазами, я скорее всего на маньяка похож, словно Сириус Блек на знаменитом его фото…

 Я вздохнул и снова лег нормально. В груди клокотало. В голове, будто вдалеке, постоянно звучал голос Джеймса. Его шутки, совместные подколы, наше противоборство на матчах по квидичу. Они ведь оба вратари своих факультетов. Были… Теперь Джим мертв. «А ты старик!» — со злостью подумал я, глядя на свое отражение.

— Тони! — Я вздрогнул и, обернувшись, увидел Ала и МакГонагалл.

— Привет, Ал, — я постарался придать голосу тепла, но вырвалось что-то среднее между скрипом дверей и хрипом.

 Минерва, с как всегда высоко поднятой головой, подошла и села на краешек кровати. Она наблюдала за мной, а я — за ней. Тягучие секунды медленно исходили в полной тишине, пока Минерва не нарушила ее, произнеся:

— Извини, Тони…

У меня все взорвалось внутри!

— Извини?! — Я был взбешен не на шутку. — Это все, что вы хотите сказать мне?! — я затряс руками перед собой. — Кто это был? Вы нашли его?!

— Нет…

— Почему?! — Уже крича во весь голос и не контролируя себя, взвыл я.

Минерва резко встала и, вновь одарив меня своим уничтожающим взглядом, резко и твердо произнесла:

— Немедленно успокойтесь! Молодой… — она запнулась, всего на секунду, но все же… — Тони! Вы ничем не поможете Джеймсу, если и дальше продолжите будить всех больных по лазарету!

 Я обреченно опустил голову.

— Простите… — я какое-то время просто молчал, собираясь с мыслями. — Когда меня вылечат?

 Лицо МакГонагалл дрогнуло. Будто бы нерв стрельнул. Она сложила руки в замок и прямо взглянула мне в глаза.

— Тони Сладкий. Ваш «недуг» необратим! — ее желваки выдавали внутренее напряжение, ей явно нелегко давались эти слова. — Боюсь… — она, как я всего пару мгновений назад, обреченно опустила голову, — Вы останетесь таким навсегда.

 Она сделала паузу всего на секунду и продолжила говорить, но я ее не слышал. В ушах стоял звон. Я словно бы падал спиной в колодец. Юноша в теле старика… Я поднял собственную ладонь, некогда большую и крепкую — ладонь прирожденного вратаря. Сейчас она была сухой и больше напоминала лапы коршуна… Я всегда был высоким, почти как старшекласники, в свои-то четырнадцать! Но теперь я словно пугало…

 «Это должно быть злой розыгрыш!..» — Осенило меня. Джеймс выманил меня гулять, потом в том подвале опоил меня, а сейчас вовсю смеется надо мной, сидя тут, в кладовке! Мои губы тронула улыбка, МакГонагалл замолчала, наблюдая за мной. Ее бровь взлетела вверх, когда я хихикнул.

— Ха-ха-ха, — все-таки не выдержав загоготал я, запрокинув голову, — Ух! — вдохнул новую порцию воздуха и произнес. — Завязывай, Поттер! Я расколол твой прикол! — я вновь засмеялся под испугаными взглядами Минервы и Ала. «Хорошо играют» — пронеслось у меня в голове. Слишком хорошо… Смех перешел в истерику. Я смеялся и смеялся, утирая слезы, схватившись за живот. Ал убежал, а Минерва смотрела на меня своими зелеными глазами, в самую душу.

— Мадам Помфри! — в какой-то момент воскликнула она, — позаботьтесь о нем, — мягко проговорила профессор и, подойдя ко мне, коснулась моего лба. Мир медленно потерял четкость…

 

***

 

Хозяин стоял перед «Алым» камнем и воровато оглядывался по сторонам. Только что убежало несколько человек из лаборатории, а охрана еще не пришла. У него мало времени… И это его жутко бесило, ведь он давно привык, что время для него — бесконечный ресурс!

Он положил руку на пульсирующий камень и нежно, будто бы гладил по руке друга, произнес:

— Брат… — полухрип, полускрип. Его голос, как всегда, выводил его… Слишком многое выводило его из себя в последнее время! Этот замок, эти поганые волшебники! Эти мальчишки!..

 Он глубоко вздохнул. Он не хотел их убивать… Просто за века он привык: бей первым! А потом думай! Вопреки всем поговоркам и «мудростям». Иначе подумать тебе не дадут. Конечно, это бы его слабо волновало, к примеру, год назад, когда он бесцельно бродил по миру, изредка навещая душу своего брата. Но сейчас… Он не мог позволить убить себя, пусть и на неопределенный срок!

 Он пришел в замок откликнувшись на зов… На зов братской души. Он еще раз медленно провел по камню своей сухой ладонью. В то время его тело было уничтоженно. Но их души связаны… Он помнил его крик, его мольбы о помощи. И свою беспомощность! Он, как всегда, пытался покончить собой. На этот раз выбрал жерло гималайского вулкана. Его тело не существовало почти четыре года! Новый рекорд! И Судьба выбрала именно этот момент, чтобы нанести его душе удар…



Владимир Кайф

Отредактировано: 23.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: