Храм Масок и Зеркал

Размер шрифта: - +

Глава восемнадцатая. Воспоминание в алом цвете

Перечитав заметки, я задумчиво почесала шрам на подбородке. Идея записать всё, что удалось выяснить у слуг, была хорошей – к возвращению в Тоннерк я бы наверняка многое забыла, – но оставлять бумаги без присмотра как минимум глупо. А таскать всегда с собой – опасно. Ещё не хватало с ними попасться… кому угодно.

Негромкий условный стук прервал поток мыслей.

– Да, Хейм, заходи, – складывая записи в стопку, крикнула я.

Остановившись в проходе, он отчитался:

– Я готов.

– Хорошо, – протянула я. – Мне нужно ещё немного времени, – и снова оглядела комнату, обмахиваясь бумагами, как веером. Куда ж их деть-то?

– Тебе помочь? – в тоне друга послышался смешок.

– Да я, кажется, без тебя скоро и шага сделать не смогу.

Грег в подобных случаях действительно вручал документы кому-нибудь из своих наёмников, причём выбор чаще падал на Нира, чем, допустим, на меня или Белого Лиса. В целом, я понимала, почему было именно так: мы с Белым Лисом были слишком видными фигурами, постоянно маячившими подле гнома, в то время как Нир, хотя и заработал славу гуляки, всё же оставался в нашей тени, потому и в относительной безопасности.

Застегнув серый плащ, который я специально купила, чтобы не всегда ходить в красном, я протянула Хейму бумаги:

– Ты не мог бы какое-то время подержать их при себе? Тут сведенья об Ордене Смерти, которые просил меня раздобыть Грег, и я бы хотела, чтобы они были под присмотром.

– Мог бы, – спокойно согласился он и, прибрав их во внутренний карман плаща, кивнул мне, словно отчитываясь. Вот уж точно, Стража можно было выгнать из Ордена, но Орден из Стража не выгнать никогда. – Идем.

На самом деле в какой-то момент показалось, что друг был заинтересован в ужине у моих родителей даже больше меня. Во всяком случае, сегодня приходилось идти быстрее обычного, чтобы поспевать за Хеймом. Натянув капюшон почти на всё лицо, товарищ не выглядел сильно подозрительно только благодаря вновь начавшемуся дождю. Складывалось впечатление, что послы Земель Смерти привезли с собой вечную непогоду своей родины.

Обходя большие лужи, я старалась настроиться на позитивный лад – в конце концов, сегодня всё сложилось до удивительного удачно. Можно хоть завтра покинуть Солитвен, только в спешке не было нужды. С улыбкой я предвкушала несколько спокойных дней, которые могла провести с семьёй.

Первым, что мы увидели, когда Хейм отворил калитку, был Барк. Пёс резво бегал перед крыльцом, ловя капли дождя, но стоило нам ступить во двор, как его жизнерадостность улетучилась. Замерев напротив, Барк угрожающе зарычал.

– Фу! – раздался окрик отца. Ему пёс подчинился не сразу. Покружив ещё немного рядом, он гавкнул на Хейма, после чего взбежал по ступеням крыльца и бухнулся рядом с хозяином.

– Прошу прощения, – вместо приветствия произнёс тот, почёсывая собаку за ухом. – Это его работа – предупреждать о чужаках.

– Скорее мне следует извиниться за беспокойство, – поднявшись на крыльцо, Хейм чуть приподнял капюшон. – Хотя Кила и была так любезна, что пригласила меня на вечер к вам, я пойму, если моё присутствие будет нежелательно.

Стоя между ними, я осторожно переводила взгляд с друга на отца и обратно. Мне показалось хорошим знаком, что папа ничем не выдал эмоций, увидев горящие во тьме глаза, но всё равно было несколько тревожно от затянувшейся паузы. Особенно когда рядом недовольно рычал Барк.

– По работе мне приходилось знакомиться с, порой, неординарными людьми, но ты, Кила, превзошла меня, – наконец добродушно улыбнулся отец и протянул руку. – Сатрен Гердт. Добро пожаловать.

– Хейм. Благодарю за гостеприимство.

Я не сдержала облегчённого выдоха. Теперь точно можно расслабиться – едва ли что-то испортит сегодняшний вечер.

После серости и сумрака улицы оказаться в тепле было просто прекрасно. В доме приятно пахло специями, слышались весёлые голоса. Вспомнилось ощущение, которое я испытывала в Храме – будто я дальний родственник, приехавший в гости. Только если на Землях Веры я всё же была чужим человеком, то здесь – своим с самого начала.

Торопливо стянув плащ, я повесила его на крючке у входа и заглянула в глаза Хейму, склонив голову в немом вопросе. Ответом стала снисходительная усмешка, окончательно убедившая в том, что волноваться не о чем.

– Давно вы странствуете вместе? – спросил отец, ведя нас по коридору.

– Странствуем – месяц, наверное… – Я принялась загибать пальцы в попытке посчитать недели и озадаченно оглянулась на Хейма. – А знакомы – три?

Тот кивнул, не отрываясь от внимательного осмотра дома. Точно сквозь стены пытался рассмотреть… тайные комнаты? Нежданного врага? Что можно вообще с таким интересом высматривать в деревянных балках?

– На самом деле порой кажется, что мы знакомы всю жизнь, – заключила я.

– Это важно, – нейтрально отозвался отец, проходя в столовую комнату.

– Давно не виделись, – обернулся к нам Венн и чуть не выронил кочергу, которой поправлял полено в очаге, когда следом за нами появился Хейм. Замерли на середине комнаты и мама с Яннэ, нёсшие к столу глиняные горшки. Повисла неловкая тишина.

– Позволь помочь, дорогая, – быстро отреагировал отец и, подойдя к маме, за прихватки забрал у неё горшок. Отмерев, Яннэ последовала за ним, рядом со столом к ней присоединился засуетившийся Венн. Я же переглянулась с Хеймом и виновато пожала плечами. Друг лишь качнул головой и, потянув носом, вдруг спросил:

– Это ведь тин-куум?

Мы с отцом обменялись вопросительными взглядами, зато с мама наконец справилась с эмоциями. Неожиданно хитро прищурившись, она окинула Хейма взглядом с ног до головы.

– Приятно встретить… человека, который так легко смог узнать его среди прочих приправ.

– Тин-куум растёт на родных мне Землях, – он коротко коснулся левой ключицы. – Но аромат его мне так знаком, потому что я сам немного увлекаюсь кулинарией…



Екатерина Милованова

Отредактировано: 04.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться