Храм Масок и Зеркал

Глава девятнадцатая. Маски ухмыляются друг другу

Мне снился Храм Масок и Зеркал. То был обычный, ничем не примечательный день, и я не знаю, почему вспомнился именно он. Мы с Арком сидели в тени раскидистого дуба, прислонившись плечом друг к другу, и наблюдали за Эраном, гонявшим маленьких грифонов. Те забавно перебирали крохотными лапками, неумело улепётывая от вожака. Безмятежная идиллия. Молчаливая. Потому что слова всегда всё портили, усложняли, становились масками, за которыми мы прятались друг от друга.

Волна ужаса нахлынула внезапно. Когтистая лапа за шиворот рванула меня во тьму. Задыхаясь, я пыталась закричать, позвать на помощь – но из горла рвались лишь хрипы. Я тянулась к Арку, отчаянно пытаясь ухватиться за него – только пальцы поймали пустоту. Спокойный пейзаж стремительно таял, из мрака выступали Тени, кружили со всех сторон, утягивая за собой – в бездну…

Распахнув глаза, я резко вдохнула и замерла.

Я знала, что это всего лишь сон, но мне потребовалось время, чтобы совладать с эмоциями. Нет никакой тьмы, есть только холодные стены тюремной камеры, узкая кровать да назойливый говор, слышимый из коридора. Я попробовала сесть, и это была плохая идея. Мир ощутимо покачнулся, а голоса заключённых обратились противным звоном в ушах. На самом деле это мелочи по сравнению с тем, как плохо было после закрытия воронки. От помощи лекарей я отказалась – нового они ничего не скажут, а вот случайно или намеренно выяснить, что весь секрет случившегося ночью чуда в антимагии, вполне могли.

Падавший из окна под потолком свет неясно очерчивал серые стены камеры. На полу у кровати стоял поддон с, наверное, завтраком – знать бы, который вообще час. Подобрав тарелку, я с недоверием потыкала в её содержимое ложкой и попробовала – безвкусная и холодная каша. Ну, могло быть и хуже.

Здравствуй, тюрьма Солитвена. Давно не виделись.

Без аппетита поев, я выпила стакан воды, стоявший тут же, и глянула за решётку, отделявшую мою камеру от коридора. Плохо помню, как меня вели по подземелью ночью, но тогда точно было тише. А сейчас… Стражники не особо рьяно следили за тишиной, лишь изредка прикрикивая на «подопечных». Я слушала их, всё надеясь, что ввинчивающаяся в затылок боль уйдёт, но она слабела лишь ненадолго. Без сторонней помощи с этим ничего не поделать, придётся пока потерпеть.

В камере напротив никого не обнаружила, а в той, что была по диагонали от моей, лицом к стене лежал какой-то оборванец. Жаль, не выяснить, кто за левой стеной моей темницы – за правой же оставили Арка.

Подойдя к решётке, я облокотилась на прутья и огляделась получше, но рядом действительно никого не наблюдалось. На всякий случай позвала Арка – ответом стала тишина. Ну, некромант не маленький, себя в обиду не даст, да и вряд ли тут в начальниках дураки, которые причинят вред послу Земель Смерти.

А Хейм? Не думаю, что он мог попасться ночью стражникам, но Тени… Я тряхнула головой – в глазах тут же ощутимо потемнело. С ним всё в порядке. Сама ведь как-то говорила Лирике, что скорее за врагов Хейма стоит беспокоиться, чем за него.

Мимо прошла пара солдат. Звякнули ключи, а после скрипнула дверь камеры, в которой валялся оборванец. «На выход», – заключённый даже не шелохнулся. Повторив приказ, стража без особого энтузиазма подняла оборванка, и только тогда он подал признаки жизни – выругался. Закашлялся и снова начал оскорблять солдат на все лады и разных языках. Солдаты буквально волокли его за собой по коридору, и другие заключённые провожали эту процессию едкими комментариями. Да уж, развлечений получше тут не дождёшься.

От нечего делать я обошла камеру по кругу и размялась. От излишней активности замутило, но общее состояние немного улучшилось. Или я просто привыкла к нему. Осмотрев себя, я убедилась, что вновь на теле не осталось ран – хотя болевые ощущения казались самыми что ни на есть настоящими. Идей, почему так происходило, не имелось. Как и вообще толковых мыслей о происходящем.

Прошло ещё какое-то время, прежде чем я вновь услышала шаги в коридоре. Точнее, сначала поняла, что в тюрьме стало подозрительно тихо. На этот раз процессия выглядела посолиднее – возглавлял её, судя по погонам и важному виду, сам капитан стражи, а следом вышагивал Арк, окружённый целым конвоем. Он был сама невозмутимость, хотя у некроманта, как и у меня, забрали экипировку – даже мундира не оставили. Бросив на меня косой взгляд, Арк коротко кивнул и прошёл в открытую перед ним камеру. Да, ту самую, через стенку от моей.

– Добрый день, госпожа, – тем временем поздоровался со мной капитан. – Мы уже отправили официальный запрос в Торговую Гильдию на имя Грэллгера Вэйна. Как только ваш статус будет подтверждён, а ситуация прояснена, мы освободим вас. А вам, милорд, возможно, придётся пробыть здесь подольше.

– Не надейтесь, что моё присутствие будет долго развлекать ваших людей.

Проигнорировав колкость, капитан вместе с солдатами удалился. Едва вдали бухнула дверь, как притихшие на время присутствия «начальства» заключённые разговорились пуще прежнего.

– Эмиссари Торговой Гильдии и Рыцарь Ордена Смерти застряли в тюрьме на Землях Жизни. Звучит как начало какой-то байки, – послышался голос некроманта.

– Сказочник точно оценил бы.

Не сговариваясь, мы оба подошли к разделявшей наши камеры стене – я слышала шаги Арка. Снова облокотившись на решётку, я чуть склонила голову, представляя, будто между нами не было никакой преграды.

– И за что тебя упекли за решётку? – беспечно спросила я.

– Если коротко, то потому что не всем некромантам нужно читать заклинания, чтобы услышать голоса душ.

– Зачем мне короткая версия? Я похожа на человека, который куда-то торопится?

– Надеюсь, ты понимаешь, что взамен я буду ждать таких же развёрнутых рассказов?

– Разумеется.

– Тогда, если не коротко, то моё заключение – это просто следствие интриг, которые на Землях Смерти плетут против меня и моих товарищей. Кто-то – точнее, я знаю, кто, но доказательств у меня пока нет, – нанял некромантов, чтобы с помощью душ выманить из воронки Теней и натравить их на Солитвен. Виновными в итоге сделали бы нас, послов. Точнее, наши души вынудили признать вину – мёртвые бессильны перед некромантами. Это уже отработанная практика, но она дала сбой – кто же знал, что Солитвен переживёт эту ночь.



Екатерина Милованова

Отредактировано: 15.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться