Храм Масок и Зеркал

Глава двадцатая. Грезить безнадежно о чуде

– И где же твой спутник со глазами огня?

Белый Лис, так «удачно» поджидавший меня у пограничной заставы на Землях Природы надменно осмотрел ближайшие кусты, точно ожидая заметить там два горящих глаза. Я же зачем-то их там живо представила и не смогла сдержать смешка.

– Ему не нужно быть рядом, чтобы прожигать тебя взглядом. Лучше скажи, что ты тут делаешь?

Джинн махнул, призывая следовать за ним. Лавируя между вереницами телег, из-за которых вокруг царил настоящий бедлам, я то и дело ловила на себе взгляды – как стражи, так и прохожих. И тут уже не списать внимание на яркий алый плащ: на этих Землях найти человека без хотя бы одного яркого элемента в одежде почти невозможно. Я бы посчитала свои тревоги безосновательными, если бы не присутствие Белого Лиса. Но от него объяснения я получила, лишь когда мы уехали настолько далеко от границ, что даже перестали слышать гул голосов.

– По официальной версии, наш мессир Вейн решил дать всем понять, что ему не по душе повышенное внимание к его Эмиссари. По неофициальной – он был бы благодарен, если бы мы по пути завернули к одной воронке.

Скривившись, я подняла глаза к небу. Нет, это было ожидаемо – чем-то же нам с Грегом нужно откупаться от Гильдии после истории в Солитвене, и хорошо, если удастся отделаться только такой работенкой, но...

– В чём дело? – джинн, разумеется, не мог не заметить моей реакции.

А дело было в том, что мне совершенно не хотелось не только видеть воронки, но и вообще думать о них. От одной мысли, что придётся снова терпеть эти муки, становилось тошно. Но отказаться от задания я не могла, потому покорно следовала за приятелем, коротко рассказав о «незабываемых» ощущениях от закрытия воронки. Выслушав меня, Белый Лис помрачнел и пообещал поискать какие-либо сведенья о необъяснимой боли. Порыв хороший, только, боюсь, никакого толку от него не будет.

В этот раз ощущения были иными. Воронка словно срывала с меня кожу, но медленно, смакуя каждое мгновение. И голоса в этот раз не говорили со мной – только хохотали, зло и открыто насмехаясь над моим положением. Стиснув зубы, я пыталась не думать об этом и сосредоточиться на барьере, которые Тени тщетно пытались сломать.

Следующий день после уничтожения воронки мы решили провести на постоялом дворе, чтобы я нормально отдохнула.

– Если бы Грег знал, чего тебе это стоит, он бы придумал что-то иное, – за обедом сказал Белый Лис.

– Это ты так извиняешься за него? – вымакивая соус из тарелки, я подняла на приятеля скептический взгляд.

– Нет. Извиняться он будет сам, если сочтёт нужным. Я лишь констатирую факт.

– Сама виновата, – вернулась я к еде. – Надо было ещё в Бофре всё объяснить. Кто ж мог подумать, что это превратится в регулярную работу.

Джинн согласно промолчал и вернулся к чтению. Он вообще всегда таскал с собой книги, которые изучал каждую свободную минуту. Одно время в команде шутили, что это один и тот же фолиант – некоторые вообще предполагали, что он пустой, – но нет, каждый раз у Белого Лиса было что-то новое. И я даже не хочу вспоминать, как именно мы это выяснили.

Тоннерк не менялся. Столица Земель Природы не спала по ночам, а при свете солнца походила на безумный балаган, в котором потерять кошелёк и жизнь одинаково легко. Хотя когда-то город манил меня хорошей жизнью, я его не полюбила. Я не скучала ни по излишне пёстрым домам, ни по яркому свету фонарей, ни по вуали дыма от благовоний и курительных трубок, из-за которых по ночам улицы выглядели жутковато. И всё же меня охватила приятная ностальгия, когда мы подъехали к гостевому дому со знакомой вывеской – «Тёплые сны». Днём посетителей почти не бывало, потому охранники убивали свободное время в меру чувства ответственности. Вот, например, сегодняшняя смена расселась на крыльце с наргиле, трубку которого компания передавала по кругу друг друга. Правда, увидев нас – точнее, меня, – они ошеломлённо переглянулись.

– Что туда напихала Сэн? – донеслось испуганное перешёптывание.

– Докурились, мертвецы уже после пары затяжек мерещатся.

– Чтоб я ещё раз согласилась…

– Вы думали, мне будет слабо вернуться из Чертогов Богов, чтобы дать вам пинка за раскуривание дурмана на работе? – поднимаясь на крыльцо, громко поинтересовалась я. Непонимание с налётом испуга на лицах бывших коллег был просто изумителен.

– Расслабьтесь, она не призрак и не видение, – флегматично изрёк джинн. – Её смерть была выгодна Гильдии, а теперь нужда в обмане отпала. Мадам нас ждёт.

Первым собрался с мыслями самый старший из охранников.

– Вам ведь известны правила? Оружие, запрещённые артефакты…

– И, конечно, никаких сильнодействующих веществ, – с улыбкой закончила я. – Ещё предложи обыскать меня.

В ответ он вернул мне скептический взгляд и покачал головой.

– По седьмому подпункту четвёртого правила свода постановлений Торговой Гильдии, на Эмиссаров не распространяются основные запреты.

Мы дружно обернулись к Белому Лису да ещё и с, вероятно, единодушным удивлением на лицах.

– Что? – мрачно спросил тот. – Тебе, Кила, тоже не помешало бы хотя бы просто почитать о правах и обязанностях Эмиссаров – чтобы не попасть в неоднозначное положение.

Дружно рассмеявшись, мы со старыми товарищами по оружию обменялись рукопожатиями, и наконец я перешагнула порог гостевого дома.

Здесь тоже всё было по-старому. Стены, обитые темным деревом, украшали резные узоры. Пока потушенные ажурные подсвечники отбрасывали золотые блики. Днём залу хватало освещения от панорамного окна, из которого открывался вид на весь город. Сцену скрывал бархатный занавес, всегда казавшийся ужасно тяжёлым и даже громоздким. Но сегодня я была рада даже ему – было приятно видеть, что тут ничего не изменилось. Застыв на пороге, я невольно улыбнулась полуденной тишине. Вечером здесь будет шумно и многолюдно, а от благовоний всё затянет тонкой светлой пеленой, однако мне не придётся стоять вместе с вышибалами и высматривать буйных посетителей. Меня ждали удобства и роскошь обладателей власти в Гильдии.



Екатерина Милованова

Отредактировано: 15.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться