Храм Масок и Зеркал

Пролог

Тишину библиотеки нарушал только шорох страниц. Со скучающим видом юноша перелистывал книгу, пренебрежительно пропуская затянутые описания исторических событий. Войны, восстания, дворцовые перевороты, набеги кочевых народов – сухие и бесцветные факты, давно переставшие волновать душу. В такие моменты он жалел о том, что решил посвятить себя наукам, но упрямство не позволяло отступиться.

Пробивавшееся сквозь витражные окна солнечные лучи разноцветными бликами окрашивали читальный зал.

Его товарищи наверняка проводят вечерний час в тавернах, среди честолюбивых наёмников, хваставших похождениями. Их байкам верят только глупцы, ведь часто правды в них столько же, сколько в старых сказках. Даже в песнях истины обычно больше. За настоящими историями следовало обращаться к более проверенным источникам. Впрочем, книги тоже не всегда хранили в себе правду.

С негромким скрипом открылись широкие двери, на минуту впустив в библиотеку шум города. Подняв голову, ученик прислушался к чётким уверенным шагам и, поддавшись любопытству, приблизился к резным перилам, за которыми открывался вид на нижний ярус читального зала. Взгляд сразу привлёк плащ посетителя – алый с чёрными магическими узорами.

– Давно ты не заходил в мою скромную обитель, – весело поприветствовал гостя пожилой библиотекарь, поднимаясь с места.

Окинув взглядом уходящую далеко вверх спиральную лестницу, эльф покачал головой.

– Если ты считаешь это «скромной обителью», то мне стыдно за то, в каких условиях живёт мой Орден.

Разрываясь между необходимостью искать тему для исследовательской работы и страшным любопытством, юноша остался у перил. Впервые он так близко видел представителя Ордена Веры – тем более в неформальной обстановке, в которой тот дружески обменялся рукопожатиями с библиотекарем и вместе с ним устроился софе для посетителей.

– Как прошли переговоры? Вы смогли прийти к компромиссу?

– Мы пришли к тому, что нам необходим компромисс, – покачал головой эльф, – а его детали будет обговариваться в другой раз. И, надеюсь, не мне придётся вести этот разговор. Но, во имя Богини Веры, почему то, что должно храниться в секрете, так быстро становится достоянием общественности? Я думал, удивлю тебя визитом.

– К нам не каждый день приезжает Первый Ордена Веры, – усмехнулся библиотекарь. – Вы ещё не один век будете вызывать интерес.

Зажав рот рукой, чтобы не выдать себя, юноша изумлённо вытаращился на эльфа. Это и правда был Первый Ордена Веры? Он же…

– Хорошо, что наша основательница не видит этого фарса.

– Хоть ты так и говоришь, слышу тоску в твоём голосе. Всё скучаешь по ней?

– Временами… – признал гость и поднял взгляд на второй ярус зала. Юноша тут же отступил, но эльф окликнул его: – Эй, парень! Я тебя видел, можешь не прятаться.

– Спускайся, – позвал его библиотекарь. – У Первого ты можешь узнать куда больше, чем из книг.

Стараясь сохранить подобие хладнокровия – от предвкушения чего-то действительно интересного внутри всё бурлило, – ученик послушно спустился и присоединился к сидящим на софе. Видя одобрение в глазах эльфа, он позволил себе изучить его лицо. Тонкие морщины и лёгкая проседь в длинных волосах выдавали возраст – возможно, Первый Ордена Веры прожил уже больше двух веков.

– Что же стало причиной, по которой ты проводишь этот вечер в компании старых книг, а не какой-нибудь красавицы? – вкрадчиво поинтересовался он.

Чувствуя себя неловко под лукавым взглядом, юноша ответил:

– Мне необходимо выбрать тему для исследовательской работы, поэтому… – На самом деле учёба сейчас была последним, о чём ему хотелось говорить. – А вы правда были знакомы с основательницей Ордена Веры?

Улыбка эльфа стала грустной. Бездумно покручивая меж пальцев амулет – навеки застывший в янтаре жёлтый цветок, – он устремил пустой взгляд на витражные окна.

– Ей куда больше подходит титул «Первой Ордена Веры»… В конце концов, из нас двоих она была первой – всегда и во всём. Да, мы были знакомы, достаточно хорошо, чтобы доверять друг другу спины. Но тебе ведь интереснее то, какой она была на самом деле, без всех этих прикрас? Что ж… Она не была героем, который денно и нощно размышлял о спасении мира. И уж тем более не источала сияния, которым художники всех рас так любят украшать её изображения. Боги вообще не одобряли её методов. Политические игры вызывали у неё только раздражение, а после так называемых «выходов в свет» она с такой яростью ломала тренировочные манекены, что безопаснее было держаться подальше. Первая Ордена Веры... Минуло почти полтора века, но я помню её так хорошо, будто виделись пару часов назад.



Екатерина Милованова

Отредактировано: 01.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться