Храм Масок и Зеркал

Размер шрифта: - +

Глава вторая. Когда танцуют Тени

Опал был так рад бешенной скачке, что едва ли кто-то смог бы нас настичь. Разве что чистокровные марэвины, кровь которых бурлила в вороном коне. Впрочем, от магических родителей ему достался только характер – он не обладал ни взглядом, вселяющим ужас во врагов, ни легендарной выносливостью и физической силой. Только искренняя верность, за которую я платила не менее искренней любовью.

Тучи стремительно затягивали небо, холодный ветер принёс ощущение опасности. Остановившись у развилки, я пробежалась взглядом по деревянному указателю и криво усмехнулась. Поеду налево – попаду в окружение городов Земель Жизни, в которых уже к вечеру вся стража будет предупреждена обо мне. Сверну направо – заплутаю в Лесу Теней, об этой участи я мечтала в последнюю очередь. Когда мы в последний раз пытались сократить путь через такой лес, Нир бредил затерянными в горах поселениях, тайна которых должна уйти с ним в могилу, а мне чудились среди деревьев жители моего родного города. С вполне себе настоящими факелами, из-за которых начался пожар.

Вот и выбирай: с одной стороны – смертельная магия, а с другой – острейшие мечи.

В вышине прокатился раскат грома. Вскинув голову, чтобы определить, насколько близка буря, я заметила на фоне надвигающихся туч трёх ангелов в ореоле света. Белоснежные крылья сияли так ярко, что глазам стало больно. Мгновенно приняв решение, я натянула поводья, поворачивая Опала. За бесценок я свою жизнь отдавать не собиралась.

Мёртвый воздух и тёмно-синяя дымка тумана, клубившегося между деревьями, отваживала путников от Леса Теней. Обитавших в нём голодных призраков мне было совсем немного жаль: когда-то и эти души жили, любили, смотрели на высокое небо, но по причинам – порой от них не зависящих – теперь не могли покинуть этот мир. И меня, как изгоя, которого не примет ни один Бог, ждала та же участь.

Стоило арке леса сомкнуться над головой, как непроницаемая тишина обступила со всех сторон. Только стук копыт оглушительно гремел в ушах, будучи единственным звуком в этом могильном молчании. Ни взмаха крыла напуганной птицы, ни шороха высокой травы, ни шелеста листвы на ветру. Не сбавляя темпа, я коротко оглянулась – обратную дорогу скрыла плотная дымка. Оставалось ехать только во мглу средь деревьев. Опалу было проще ориентироваться здесь: его выводили для путешествий по труднопроходимым местам, оттого и зрение, и слух, и чувство самосохранения вкупе с верностью хозяину делали его идеальным спутником.

Тяжело выдохнув, я чуть натянула поводья. Опал неуверенно остановился и удивлённо фыркнул, когда я спрыгнула с него. Ещё больше он изумился, когда услышал приказ возвращаться в Паланс. Если бы я могла разглядеть его глаза в сумраке, наверняка бы прочитала немой вопрос: «Куда ты без меня?».

– Одной здесь прятаться проще, прости, – погладив его по морде и обняв напоследок широкую шею, я отступила на несколько шагов. – Дальше я сама. Приглядывай за Грегом, ладно?

Это, конечно, глупо, расставаться с лучшим конём в моей жизни, но его возвращение без всадника в Паланс станет доказательством моей смерти. Нет устроившего столько шума антимага – нет проблем.

Повинуясь приказу, Опал нехотя направился прочь. Его силуэт скоро стал совершенно неразличим в темноте, и я пошла в противоположную сторону. Главное, не сворачивать, не петлять, не идти на голоса и огни. Если следовать этим простым истинам, точно выйду из этого проклятого места.

Холодно. Прямо как в темнице, где я ждала своей казни. Столько лет прошло, а я до сих пор помню ужас девочки, которую безжалостно бросили в одиночную камеру. Только крысы внимали её плачу, жадно и голодно они глядели из тёмных углов, выжидая того часа, когда пленница либо уснёт, либо обессилеет настолько, что не сможет прогнать их.

За деревьями мелькали тёмные силуэты: Тени уже пришли за мной. А я надеялась, они предпочтут ангелов. У них же такие красивые крылья – белоснежные и пронизанные магией, всем заблудшим душам хватит.

Я почти не удивилась, когда из мрака навстречу шагнул отец. Каким я его и помнила – не высокий, но широкий в плечах, Сатрен Гердт так ловко управлялся с кузнечным молотом, словно тот весил не больше деревянного меча. Меня всегда зачаровывал процесс ковки, который отец превращал в настоящее представление, но только для меня, своей единственной дочери.

А я ведь собиралась после этого заказа навести справки, всё ли у семьи в порядке. Похоже, сегодня кузня потеряет своего безымянного благодетеля…

– Акилла, я скучал, – разведя руки, поприветствовала меня иллюзия.

– Акилла мертва, – холодно произнесла я, выпуская антимагическую волну. Тень исчезла с пути – но лишь чтобы воплотиться за моей спиной.

– И так ты встречаешь любимого отца?

Не говорить. Не слушать. Этим обманкам я себя не подарю.

Я сорвалась на бег. Ветки больно хлестали по рукам и лицу, ноги путались в высокой траве. И Тени вокруг. Я узнавала их всех: друзей отца, уличных мальчишек, стражников, торговцев, – и они кричали проклятья мне вслед. Голоса слились в единый хор смерти.

Белый Лис, сверкая аметистовыми глазами, сплетал заклинания, и хищно следующее за мною синее пламя опаляло деревья. Засвистели стрелы, подгоняя. Иллюзии Нира было далеко до оригинала – настоящий с такого расстояния не промахнулся бы. А вот выпущенный лже-Грегом арбалетный болт черканул по левому плечу.

Сверкнула молния, на миг разогнавшая мрак. Прокатившийся по Лесу Теней гром подарил желанный клочок реальности, подстегнувшей меня. Где-то здесь всё ещё рыскали ангелы, желавшие обеспечить мне не менее мучительную смерть, чем заблудшие души. Хлынувший с неба дождь ощутимо осложнил бегство, отсутствие звуков лишало всякой ориентации в пространстве. Оскальзываясь на камнях, я не разбирала дороги, если она здесь вообще была – вода превратила землю в непроходимое болото.



Екатерина Милованова

Отредактировано: 27.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться