Храм Мортис-1: Хранитель Тайного Алтаря

Размер шрифта: - +

Часть 1. Глава 7. Две богини.

Вирлисс и Фрей

 

Вир проснулся от зверского голода. За окном ещё плыла ночь, и через открытые створки в спальню вливался аромат яблонь.

И пение сверчков.

Они пели как никогда. Как будто в последний раз.

Вир осторожно, опасаясь разбудить Фрей неловким движением, поднялся и, пошатываясь, хватаясь по дороге за мебель, подошёл к окну.

Тяжело опершись о подоконник, он вдохнул ночь…

Нежные лепестки яблонь в зеленоватом свете уличных фонарей… Он смотрел на них и не мог налюбоваться.

Вот так же он всегда не мог налюбоваться Фрери. Она была… она была как сама Жизнь. Будничная – и прекрасная без всяких “почему”.

Есть хотелось невыносимо. Организм жаждал крови, а будить Фрей, чтобы заслать до холодильника за консервантом, казалось преступлением. Вздохнув, Вир в одном нижнем белье двинулся в долгий путь до кухни.

Больная рука, подвязанная у груди, токала, и иногда её дёргало резкой болью. Придерживаясь здоровой за стену, Вир целенаправленно брёл вперёд, к лестнице. Иногда в глазах темнело.

Лестницу юноша преодолел в несколько приёмов, часто отдыхая на ступеньках. Голова кружилась.

И всё же он радовался. Радовался, что может двигаться самостоятельно, ходить, дотрагиваться руками до предметов… Бредя через спящий дом, Вир тихо смеялся и, наверное, со стороны выглядел, как сумасшедший.

Нашарив на кухне выключатель, Вирлисс дошлёпал до холодильника, поёживаясь от холода мраморной плитки, которой был выложен пол, и распахнул дверцу.

Разорвав зубами пакет с консервантом, вампир осушил его одним глотком и полез за следующим. Конечно, консервант не мог сравниться с живой кровью, он хранился для приготовления блюд вампирской кухни – и для особых случаев, когда приходилось по тем или иным причинам долго обходиться без охоты.

Вир при всём желании сейчас не был способен отправиться на охоту – и потому глотал семейные запасы едва не упаковками.

И не мог остановиться…

Когда за окном забрезжил рассвет, на лице Вирлисса начало появляться виноватое выражение.

Зато проклятое головокружение почти прошло, и юноша почувствовал, что может стоять, не цепляясь за дверцу холодильного шкафа.

В коридоре послышались голоса: это проснулись слуги.

– Ты смотри, – услышал Вир. – Уже кто-то встал. Свет горит.

– Да, наверное, уж завтрак для господ приготовили… Достанется нам, что опоздали…ой!

Вирлисс со смущённой улыбкой обернулся. В дверях стояли две кухонные работницы и круглыми глазами смотрели на своего молодого господина: босой, в нижнем белье – и горка пустых пакетов из-под крови у ног.

– Доброе утро, – пробормотал Вир. – Приношу извинения за мой внешний вид, дамы… И я тут намусорил… простите… А ещё, боюсь, придётся бежать до аптеки, пополнять запасы консерванта.

Служанки всплеснули руками и наперебой защебетали, как рады, что молодой господин поправился, что мусор ерунда и пустяки, и что все больные, когда на поправку идут, кушать хотят.

– Наверное, я был очень болен, потому что очень проголодался! – с самой серьёзной миной сокрушённо вздохнул Вирлисс.

Девушки рассмеялись.

– А ваша матушка и отец знают, что вы встали? – спросили они.

– Нет! – Вир сделал резкое движение – и тут же схватился за край стола. – Маме ни звука! Она меня убьёт за то, что я сам пошёл на кухню!

Служанки с улыбкой переглянулись.

– Мы сейчас кого из слуг покрепче позовём, чтобы вас проводили до комнаты. И до аптеки сбегаем, не беспокойтесь!

Через несколько минут Вира довёл до спальни крепкий парень, и молодой вампир, озарённый внезапным вдохновением, велел ему подождать за дверями. Отыскав в спальне нужную вещь, Вир нацарапал на клочке бумаги несколько слов и, вытащив из ящика стола небольшой кошелёк с деньгами, вернулся в коридор.

– Держи! – вручил он слуге ключ. – Пойдёшь сейчас на мою городскую квартиру, там в секретере лежит красная коробочка. Принеси её мне. Потом отправляйся к стойлам драконов, найми ящера – вот деньги – и лети по этому адресу, – Вир протянул слуге бумажку. – Привези сюда родителей Фрей. Чтобы к полудню они были здесь!

Слуга поклонился и оставил своего молодого господина.

Вир вернулся в спальню и, ласково поправив одеяло на плечах спящей Фрей, начал потихоньку одеваться. Он как раз закончил приводить себя в порядок, когда раздался стук в дверь: вернулся с городской квартиры слуга.

На сей раз посланнику открыл безукоризненный молодой человек в чёрной шёлковой рубашке, заколотой у ворота пряжкой из белого золота, и в элегантных серебристо-серых брюках. Только бледность да перевязанная рука указывали на то, что Вирлисс не оправился после тяжёлого ранения. Да ещё волосы… Не сумев заплести косу одной рукой, Вир оставил их рассыпанными по плечам.



Ольга Митюгина

Отредактировано: 14.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться